Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Катастрофа Ан-12: «После взлета командир самолета на связь с руководителем полетов не вышел»


За последний месяц в аэропорту «Домодедово» произошло несколько ЧП

За последний месяц в аэропорту «Домодедово» произошло несколько ЧП

Первые результаты расследования катастрофы Ан-12 ожидаются не раньше среды. Грузовой самолет, следовавший из аэропорта «Домодедово» в Комсомольск-на-Амуре, разбился 29 июля утром, в 4 часа 33 минуты, упав через четыре минуты после взлета в четырех километрах от взлетно-посадочной полосы, после чего загорелся. Все члены экипажа погибли. Авиакомпания «Атран» заявила, что родственники погибших летчиков получат от кампании материальную помощь, кроме этого, «Атран» возьмет на себя организацию похорон.


С аэропортом «Домодедово» связано несколько происшествий последних дней. Одно трагическое - гибель экипажа упавшего почти сразу после взлета грузового самолета. И окончившиеся благополучно ЧП с пассажирскими рейсами: 27 июля загорелся один из двигателей Ту-154 «Дагестанских авиалиний», рейс на Новый Уренгой - возгорание потушили, и 138 пассажиров вылетели другим самолетом; 28 июля экипаж «Боинг-757» авиакомпании «ВИМ-авиа», вылетавший из «Домодедова», вернулся с рейса Москва - Неаполь по причине трещины в лобовом стекле; и чартерный рейс из «Домодедово» до острова Тенерифе завершился аналогично - экипаж вернулся.


Главный редактор журнала «Авиатранспортное обозрение» Алексей Комаров утверждает, что в эти дни происшествий не больше обычной статистики, просто интенсивность полетов в летние месяцы очень высока: «Люди летают в отпуск, увеличивается интенсивность полетов грузовой авиации, по всем статьям идет рост интенсивности. Нельзя говорить о том, что есть "роковые июли", "роковые августы". Это не роковые месяцы, а месяцы, в которые интенсивность полетов максимальна.


До тех пор, пока не будут сформулированы хоть какие-нибудь предварительные данные, говорить о причинах катастрофы, можно только, все время оговариваясь: есть такая версия, есть предположение... То есть, не выдавая желаемое за действительное».


Как известно, комиссия по следам трагедии еще до получения данных бортовых самописцев почти отвергла две версии падения самолета - погодные условия и перегруженность. Груз Ан-12 не превышал половины лимита, но эти официальные данные будут проверяться следствием, и, по утверждению представителя пресс-службы аэропорта, летные условия были благоприятные.


Вот что сообщил вчера на пресс-конференции заместитель министра транспорта Борис Король: «После взлета командир воздушного судна на связь с руководителем полетов не вышел».


Трудно не обратить внимания на то, что в ноябре этого года истекал срок летной годности упавшего самолета, он был выпущен 43 года назад. Вчера на сайте КПРФ появился комментарий генерал-майора Копышева, смысл их в том, что у коммерческих авиакомпаний, использующих Ан-12, есть две проблемы: "Проблема в том, чтобы обеспечить должную культуру их технического обслуживания и ремонта, и вторая - продление ресурса".


Алексей Комаров рассказал о том, как обычно оценивается летный ресурс старых самолетов, и могло ли это стать причиной падения Ан-12: «Конструкторское бюро смотрит историю именно данного самолета, сколько он налетал, сколько он раз садился, где он находился, в каких условиях. На основании этого они могут даже увеличить этот срок. За всю историю нашей отечественной авиации всего было несколько случаев, когда самолеты терпели катастрофу именно из-за того, что за ними не было надлежащего технического обслуживания и ухода. Говорить, что есть какая-то прямая связь, по крайней мере, сейчас преждевременно».


Свидетелем ЧП с чартерным рейсом до Тенерифе, совершившим вынужденную посадку в «Домодедово», стал журналист Радио Свобода Владимир Бабурин: «Неладное мы почувствовали, когда неожиданно погасли экраны компьютеров, которые показывают маршрут самолета, где-то в районе, по-моему, франко-германской границы. И через несколько минут пилот сообщил, что самолет возвращается в "Домодедово" по техническим причинам. Он довольно долго кружил над московским аэропортом, видимо, вырабатывая остатки топлива. То, что ситуация была достаточно серьезной, мы поняли, посмотрев в иллюминаторы: наш самолет сопровождал целый кортеж пожарных машин и карет "скорой помощи"».


Это, конечно, вызывает дополнительные опасения пассажиров, но - объясняет Алексей Комаров - такое сопровождение просто норма безопасности: «Появился ряд штампов и клише сообщений информационных с ленты, что "самолет такой-то, у него отказало освещение, самолет решил вернуться", и дальше там начинают нагнетаться страсти, и стандартное окончание - "никто не пострадал". В большинстве таких ситуаций никто и не мог пострадать. В авиации все ее правила безопасности писаны кровью, к сожалению. Существуют вполне определенные правила и нормы, которые требуются в случае внештатной посадки, - присутствие всех аварийных команд. Хорошо, когда в результате повышенного внимания к этим проблема происходят сдвиги в области обеспечения безопасности полетов, но ведь этого же ничего нет, а просто люди боятся летать. Любые расследования всегда полезны, особенно если они проводятся профессиональными людьми, а не, например, органами внутренних дел, которые не имеют к авиации вообще никакого отношения, не имеют возможности и желания разбираться в том, как там все регулируется, и просто прицепившись к тому, что там какая-то бумажка не имеет подтверждения завода-изготовителя, громогласно тут же объявляет, что была контрафактная продукция. Расследование расследованию тоже рознь».


XS
SM
MD
LG