Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге присяжные решают судьбу обвиняемых в убийстве антифашиста


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Марк Крутов: В Санкт-Петербурге приближается к концу громкий судебный процесс об убийстве в 2005 года в центре города активиста антифашистского движения Тимура Качаравы. Вечером на улице на юношу и его друга напали около десяти человек в возрасте от 17 до 20 лет. Качарава скончался на месте от ножевых ранений, нанесенных в шею. Максим Згибай, который получил в жестокой драке так же ножевые ранения, но выжил, стал одним из главных свидетелей на процессе. Вслед за этим в России произошел целый ряд убийств, совершенных, предположительно, на почве идеологической неприязни. В январе 2006 года в Москве был избит петербургский антифашист, студент СПБГУ, журналист Роман Кульгузкин. В апреле этого же года и снова в Москве погиб антифашист Александр Рюхин. В январе 2007 года в Санкт-Петербурге совершено нападение на участника акции "Еда вместо бомб" Ивана Белина, ему нанесли более 20 серьезных ножевых ранений, после которых он чудом остался жив. А весной 2007 года в Ижевске был убит 17-летний антифашист Станислав Крепанов. По данным следствия, в избиении участвовали семь скинхедов. И, наконец, июль 2007-го, Ангарск, нападение на лагерь экологов-радикалов, погиб 26-летний Илья Бородаенко.


Дело Тимура Качаравы рассматривалось судом присяжных, которые и должны сегодня вынести вердикт. На скамье подсудимых семь человек, еще один в розыске. На прошлой неделе закончились прения сторон, во время которых некоторые из обвиняемых частично признали свою вину, а некоторые категорически отказались это делать. Среди них Андрей Шабалин - основной обвиняемый. По его словам, он сожалеет, что взял на себя чужую вину. Вместо последнего слова, как сообщили в суде, Шабалин прочел присяжным стихотворение собственного сочинения о родине.



Татьяна Вольтская: Тело студента-антифашиста Тимура Качаравы с множественными ножевыми ранениями было обнаружено около 19 часов вечера 13 ноября 2005 года в центре Петербурга, на Лиговском проспекте у входа в книжный магазин "Буквоед". В драке участвовали около 10 молодых людей, Тимур Качарава получил шесть ножевых ранений и скончался до приезда врачей. Вместе с ним был ранен и его друг Максим Згибай, которого доставили в Мариинскую больницу, его удалось спасти. Уголовное дело об убийстве Тимура Качаравы и покушении на убийство Максима Згибая было направлено в городской суд Петербурга 10 апреля, по делу проходит семеро обвиняемых (из них трое - несовершеннолетних, а на момент совершения преступления шестерым не было еще 16 лет). Всем им предъявлено обвинение по статье 282-й, части 2-й, пункт "а" Уголовного кодекса России (возбуждение ненависти либо вражды с применением насилия), а также по статье 213-й, части 2-й (хулиганство). Одному из подсудимых - Александру Шабалину - предъявлено еще одно обвинение - по статье 105-й, части 2, пункт "и" (убийство) и по статьям 30-105, часть 2, (покушение на убийство). 21 мая состоялся отбор коллегии присяжных. 23 мая перед присяжными выступили гособвинитель и защитники шестерых обвиняемых. Они заявили, что их подзащитные частично признают свою вину, но полностью с позицией гособвинения не согласны. Сначала суд был открытым, но на заседании в начале июля один из подозреваемых заявил, что на него и на его друга - свидетеля защиты - якобы напали. С 11 июля по ходатайству адвоката обвиняемого, якобы избитого антифашистами, процесс переведен в закрытый режим. Против этого резко выступает правозащитник, бывший депутат Госдумы Юлий Рыбаков.



Юлий Рыбаков: Процесс над обвиняемыми по этому делу шел долго и почему-то был закрытым. Я, честно говоря, не понимаю мотивов закрытого суда, даже если один из подсудимых является несовершеннолетним. Дело носит общественный характер. Обстоятельства убийства и те обстоятельства расцвета и безнаказанности национализма в нашем городе, которые должны были стать предметом рассмотрения в суде, требуют гласности. Но, к сожалению, защита обвиняемых воспользовалась юридической возможностью для закрытия этого процесса, и в результате сегодня мы не можем представить себе тех обстоятельств, которые привели к преступлению, тех мотивов, которыми руководствовались преступники.



Татьяна Вольтская: Адвокат потерпевшей стороны Ольга Цейтлина и с юридической точки зрения не считает причину закрытия процесса уважительной.



Ольга Цейтлина: Я считаю, что это неправильно, поскольку никаких доказательств, кроме слов самого подсудимого о том, что на него напали антифашисты, не представлено. И это делается, чтобы средства массовой информации, соответственно, не смогли освещать, поднимать вот эту тему фашизма, которая сегодня звучит.



Татьяна Вольтская: К сожалению, нападения на антифашистов - не редкость в Петербурге, на это Юлий Рыбаков обращает особое внимание.



Юлий Рыбаков: Нападения идут одно за другим. Прокуратура пытается или делает вид, что пытается разбираться с этим. Но, исходя из того, что мне известно, следственные органы прокуратуры ведут себя, по меньшей мере, странно, они агрессивны по отношению к жертвам этих нападений и они не стесняются демонстрировать свои симпатии нацистам. Я знаю уже не один случай обращения людей, которые пострадали от нападения нацистов, и результатом этих обращений остается бездействие правоохранительных органов. Недавно произошли нападения на экспертов, которые занимаются этими вопросами, которые помогали следствию и суду в установлении наличия или отсутствия националистических побуждений в тех публикациях, в тех заявлениях, которые делают сегодня нацисты. Два таких эксперта уже пострадали от нападений. Все это говорит о нарастании угрозы нацизма в нашем городе.



Татьяна Вольтская: Между тем, и сейчас Ольга Цейтлина не слишком оптимистично смотрит на ход процесса.



Ольга Цейтлина: Я не присутствовала при предоставлении доказательств защиты, но обвинение как бы старалось, билось, но была масса нюансов, когда просто были определенные недоработки и следствия. Сложно сейчас сказать, до вынесения вердикта, потому что это может быть расценено как некое давление, поскольку процесс закрытый. Но с моей стороны, мне кажется, что, безусловно, доказана статья о возбуждении ненависти, вражды, это безусловно. Даже слишком, чересчур доказана. А вот по остальному все очень проблематично. Поскольку, как мы уже неоднократно подчеркивали, вменяется только одному убийство, остальным вменяется хулиганство, поэтому мы считаем, что происходит неправильное вменение, то есть, занижена квалификация, дальше некуда. О чем можно говорить?



Татьяна Вольтская: Сегодня судья произнесет напутственное слово для присяжных заседателей, которые после этого удалятся для вынесения вердикта. Но когда они его вынесут, не известно, во всяком случае, приговор должен быть известен не позже среды.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG