Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Семнадцать камер на трюк. Какое кино без каскадеров


Любой трюк требует кропотливой подготовки. [Фото — <a href="http://www.greenapples.ru" target=_blank>GreenApples</a>]

Любой трюк требует кропотливой подготовки. [Фото — <a href="http://www.greenapples.ru" target=_blank>GreenApples</a>]

Какой мальчишка не мечтает в детстве стать каскадером? Почти каждому подростку когда-то хотелось преследовать на машине бандита, ездить, на зависть сверстникам, на двух колесах, разворачивать автомобиль на высокой скорости или спрыгивать с лошади на полном скаку. Однако лишь единицы несут свою мечту через всю жизнь. В России первыми каскадерами были артисты цирка, поэтому название специальности произошло от циркового слова «каскад», что означает «имитация акробатом падения на землю». С появлением автомобилей возникла потребность совершать трюки на машинах.


Наш герой — Владислав Барковский, бывший таксист 10-го московского таксомоторного парка, первый в Советском Союзе мастер спорта международного класса по автогонкам, более тридцати лет снимается в кино. Он поставил и исполнил трюки более чем в 300 картинах.


— Насколько изменилась жизнь российского каскадера в России? Можно ли говорить о том, что действительно появилась такая профессия, со всеми вытекающими отсюда последствиями: агенты, страховка, современное оборудование, специальная школа? Или это все те же романтики, которые рискуют жизнью за копейки и готовы продолжать это делать из любви к искусству?
— Больше похоже, конечно, на второе, что это по-прежнему романтики. Я начинал в 1970-71 годах, как автогонщик, и вдруг предложили перевернуть автомобиль. Естественно, гонщик хочет удержать автомобиль, а тут надо ловко перевернуть. Тем более какой-то там бензовоз. Платили буквально гроши, потому что бухгалтерия не пропускала. Трюк высшей категории — будь это стопроцентное горение, падение с пятого этажа, переворот машины и так далее — все это по бухгалтерии проходило — 56 рублей плюс две репетиции, которые мы не делали. То есть это просто нравилось нам, и мы ездили на эти съемки по всей стране. Это был образ жизни. Так он, наверное, и остался. Потом наш известный каскадер Александр Иншаков создал первую Ассоциацию каскадеров России, уже лет двенадцать как она функционирует, и она кое-что изменила. Каскадеров стали уважать. Сейчас вообще век экстрима, какие-то сумасшедшие прыгуны без парашютов, на каких-то досках, все это летает, то есть человечество потянулось к экстриму. Отсюда и внимание к каскадерам, потому что они не похожи на обычных людей, так сказать, такая жертва ради кино. Потому что бывают и трагические случаи с каскадерами, и не только у нас, а во всем мире.


— А что изменилось?
— Появились более-менее нормальные расценки за труд, информация о каскадерах, передачи, телевидение, пресса. Дело в том, что раньше, вообще, допустим, надо снять крупный план, режиссер его снимает, он занят актером, увлечении им и, уже потом очередь доходит до каскадера — надо машину перевернуть. Утильные машины давали, никаких условий, и вот тебе не дают ни секунды, раз-два — и ты пошел, перевернулся. Упал — твое дело. Сейчас это по-другому. Вот, например, появился замысел, нужна погоня, и ты как бы уже участвуешь в написании этого сценария. Я, как постановщик трюков, учился на Высших режиссерских курсах, в кино уже много лет и знаю, как камеры работают, куда, чего, движение вот это надо понять. Каскадер — ладно, у нас сумасшедших много — разогнаться, перевернуть машину, куда-то улететь. Но надо, чтобы все осталось на пленке — вот что самое главное. Сами ставим камеры, к нам прислушиваются, и это очень важно. Сейчас хоть машины нормальные берут, на которых можно быстро ездить. А раньше мы ездили на утильных машинах, на них не только трюки делать, а ездить страшно... Мы же всю жизнь так работали, и вот это — уже изменение.


— А страховка?
— Обычно, кто всерьез этим занимается, они сами проявляют инициативу. Никто не спрашивает тебя, застрахован ты или нет.


— Чтобы исполнять трюки, требуется специальное оборудование. Изготавливают это оборудование фирменное, или вы все делаете кустарными методами?
— Нет, сейчас не только кустарным, сейчас уже техника, действительно, поднялась, и у нас стали многое делать. Есть умельцы, и всегда Русь ими славилась. Защита, всякие щитки, шлемы, ремни — это, конечно, все западного производства. Можно купить, горючие комбинезоны и так далее — это все доступно стало. Раньше этого не было, поэтому мы горели в телогрейках, вместо геля или клея мазались бензином и соляркой. Польем, горим — тушим ведрами, огнетушителей не было. Это был экстрим такой. А сейчас все это доступно. Потом техника стала серьезная. К примеру, переворот машины — сейчас делаются такие пневматические пушки. Есть трамплин, есть подброс машины, делается специальная пушка, которая на ровном месте, пневматическая, от сжатого воздуха. Ты идешь, ставишь машину в нужной точке, все это продумывается. Нажимаешь кнопку — вылетает этот костыль, подбрасывает — и летишь 5-6 раз, не вопрос. Это делают наши пацаны, которые имеют опыт. Потом, радиоуправляемые машины. Вот фуру надо было кидать. Машина тронулась, там все эти устройства, человек вышел из нее, на другую перепрыгнул, она в потоке идет — и ею управляют, как игрушкой детской, и пускают, куда надо. Очень красиво и все живое.


— Скажите, а есть расценки на исполнение трюков?
— В ассоциации есть расценки, но все зависит от бюджета, и если режиссер приглашает и говорит: «Мне надо то-то и то-то сделать» — обычно я спрашиваю: «А сколько у вас на это выделено денег?» И в зависимости от этого надо приобретать технику. К примеру, кто-то закажет на съемки два последних «Мерседеса» или «Майбах» и пару джипов. Нам ставят задачу, одна машина ушла в стену, а другая в кювет или что-то подобное. Ну, хорошо! А кто такую машину для съемок купит? Ни одна наша студия не пойдет на такие расходы. Можно взять в аренду, пригласить, но кто даст, чтобы гробили такие дорогие машины? Никто! Вот так вот!


— Сколько, допустим, стоит трюк, когда надо перевернуть машину в три оборота и встать обратно на колеса?
— Ну, стоимость самой машины, она же потом непригодна...


— Нет, я имею в виду работу каскадера.
— Ну, думаю, не меньше, чем 1-1,5 тысячи долларов. Вот я прыгал на автомобиле через поезд на фильме «Крестоносец» — первая картина Александра Иншакова, — мы двое прыгали через цистерну эту горящую, с взрывом, в Лобне это делали, — по 5 тысяч долларов мы получили за этот трюк.


— Такой трюк снимается тремя-четырьмя камерами?
— Семнадцать камер было! Месяц готовили цистерну, народу было огромное количество, и конечно, очень сложно, там из-за поворота, поезд все время идет по-разному. Трюк очень серьезный, но мы его сделали.


— Но, естественно, машины надо готовить.
— Обязательно. Делается каркас безопасности, машина не должна быть гнилой, должно быть установлено анатомическое сидение, специальный бензобак. А как же? Ведь каскадер все просчитывает, физику надо знать.


— У меня родился трюк. Допустим, от меня убегает бандит на машине, а я без машины, и я должен его догнать. То есть я разбегаюсь и головой пробиваю заднее стекло и таким образом попадаю в салон...
— Я понял, «рыбкой» туда влетаете. Ну, вы ему не даете возможность уйти просто.


— Да, и таким образом я пытаюсь остановить движущуюся машину, чтобы ликвидировать этого бандита. Чтобы оправдать мои действия, нужна мощная мотивация. Допустим, преступник похитил ребенка, а ради ребенка отец готов сделать что-то невероятное…
— Это уже дело режиссера.


— Я бегу за машиной, но естественно она не успела разогнаться или перед машиной возникли какие-то препятствия...
— Да, препятствия, и уже мы с вами строим трюк. Было влетание в лобовое стекло.


— Это я видел. Это легче исполнить, а вот влетание сзади…
— Если машина движется и вы бежите, представляете, какой нужен прыжок, чтобы пробить еще заднее стекло. Машина-то от вас уезжает! Чтобы такое осуществить, водителю надо сбросить скорость, а у вас останется миг, чтобы хватило сил пробить. Все это можно сделать, камуфлированное стекло, иначе вы врежетесь лбом, и ничего не произойдет. Все готовится. Но, в принципе, такое возможно.


— Но никто этого не делал еще?
— Такого я не видел, лично я не видел.


— Вот я придумал такое.
— Очень даже интересно.


— Владислав, если я буду снимать кино, мы с вами такой трюк обязательно сделаем.
— Давайте.


XS
SM
MD
LG