Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Рыбная ловля


Тамара Ляленкова: Сегодняшняя передача из цикла «Клубная жизнь», и речь в ней пойдет о рыбной ловле. Традиционно рыбалка считалась делом сугубо мужским, в советские времена это был третий, после гаражного и банного братства, закрытый мужской клуб. Правда, на речной бережок иногда брали и подруг, но тогда рыбалка превращалась из серьезного мужского занятия в развлечение и пикник. И понять, в чем смысл неподвижного сидения у края водоема обычно не расположенных к мечтательной созерцательности мужчин, женщинам не удавалось. До тех пор, пока они сами не взялись за удочку.


О смысле и прелести рыбной ловле сегодня рассказывают профессионалы – чемпионы России 2005 года Алексей и Виктория Абряндины. Мой первый вопрос – к Алексею, он возглавляет карповое движение в России.


Ваше увлечение рыбалкой когда началось? И в чем был смысл для вас?



Алексей Абряндин: Первый раз я выехал на рыбалку, чтобы наловить маленьких карпят. Все мои друзья ездили и ловили небольшим карпят и меня все время звали. В итоге меня уговорили поехать туда. Предварительно я заехал на птичий рынок, купил элементарную поплавочную удочку. Удачно съездили, очень сильно понравилось это ощущение, когда рыба бьется, борется за то, чтобы ее не достали из воды, есть какой-то драйв в этом. В одну такую поездку с нами поехал человек, мы ловили ночью, ставили доночные снасти, какие-то резинки, а утром к рассвету ловили на поплавок. А он сидел с нами всю ночь, отдыхал, выпивал и сказал, что утром нас всех обловит. На самом деле, когда наступил рассвет, он собрал свою титановую удочку с низкой катушкой, закинул это снасть, коромысло с кормушкой и стал ловить. Там два крючка у него было, и он вытягивал реально по две рыбы на одну снасть. Было сильно задето мое самолюбие, я не любил проигрывать, и меня очень сильно заинтересовали все эти снасти. На самом деле, мне очень понравилось ловить крупную рыбу, карпа. Если сравнивать с хищником, его можно сравнить с тайменем. Но где вы сейчас поймаете тайменя на 15 килограммов?


До сих пор у меня в памяти первая моя поездка в Астрахань, первый же выезд мой на реку, пересечение Волги и Парашки, есть такая река. За первый час я не поймал ничего, хотя выше по течение ребята очень хорошо ловили сазана. Ловили они так, что устали. Не постеснялся, подошел к ребятам и поинтересовался, на какие бойлы он ловят. На что они мне сказали: «Вон в ведре лежат бойлы, возьми и попробуй». Я взял горсть этих бойлов, и буквально через 10-15 минут у меня первая поклевка была, я достал рыбу килограммов под 10. Вторая поклевка тоже не заставила себя долго ждать, я поймал еще более крупную рыбу. Третья поклевка – зацепилась очень большая рыба, за 30 минут я ее три раза подводил к берегу, а она просто-напросто разворачивалась и отматывала у меня 100 метров лески, я просто удержать ее не мог. Я устал очень сильно, и рыба устала тоже, но в итоге я достал ее. Рыба, которую я выловил, весила 27 килограммов. На тот момент - первый день на рыбалке - я думал, что все так ловят. Я не понимал, насколько это все серьезно. Люди ездят на Волгу годами, чтобы что-то похожее поймать. Вот та рыба и та рыбалка дала мне такой заряд энергии, я настолько увлекся этим делом, что по сей день посвятил себя.


Я никогда не форсирую вываживание рыбы, я от каждой поклевки, от каждого вываживания рыбы из водоема получаю массу удовольствия. Я делаю это очень мягко, нежно. Мне нравится, когда рыба борется. Пытаюсь немного на длинном поводке ее утомить, чтобы рыба спокойно зашла в подсак. При каждом вываживании шепчешь: «Давай, иди ко мне, не травмируй себя. Я аккуратно тебя достану, полюбуюсь тобой, сделаем общее фото – и отпущу тебя на волю».



Тамара Ляленкова: Рыбалка традиционно была мужским клубом. Вы взяли с собой жену.



Алексей Абряндин: Что я могу сказать… В этот клуб вхожи женщины. Многие с этим, наверное, никогда не согласятся, а многие это принимают.



Тамара Ляленкова: Когда Вика тоже увлеклась рыбалкой, не возникло ли у вас каких-нибудь ревнивых мыслей? Ну, потому что часть времени от семьи опять-таки ушла на хобби, пускай и то же самое, что и у вас.



Алексей Абряндин: Возникла ревность, очень сильная ревность, потому что это было мое. Не буду лукавить, пытался всячески первое время ее отговорить от этого. Ревновал, сильно ревновал, и до сих пор ревную. Где-то глубоко внутри меня хочется поехать иной раз одному. Но когда я приезжаю туда, на рыбалку, и ловлю, то понимаю, что мне чего-то не хватает.



Тамара Ляленкова: Женский подход – вы практически единственный можете судить об этом– отличается в рыболовном деле?



Алексей Абряндин: Совершенно неординарный подход к рыбалке. Неразумный. Иной раз ее просишь сделать одно, она делает другое, но на то другое, которое ты не хотел, чтобы было, клюет рыба, и очень хорошо клюет. У нас есть определенные вещи, которыми занимается она и которыми занимаюсь я. Я ловлю рыбу, забрасываю, кормлю. Вика занимается прикормками, очень удачно. Но я думаю, уверен и знаю, что для нее рыбалка не менее страстна и желанна, так же как и для меня.



Тамара Ляленкова: Вика Абряндина, действительно, не менее страстная рыбачка, чем ее муж, однако ее способности раскрылись не сразу. Реальный шанс вступить в мужской клуб она получила, только когда у мужа не оказалось напарника для соревнований, и он решился взять жену. Практика показала, что это был очень верный ход: хорошо отлаженный в семье механизм взаимодействия и отсутствие мужского соперничества создали весьма комфортные условия, что крайне важно на соревнованиях. Другое дело, что не всякая жена настолько активно поддержит увлечение мужа рыбной ловлей.



Виктория Абряндина: Это был интерес к мужской жизни, то есть хотелось на территорию мужчин попасть. Потому что муж стал рыбачить, а рыбалки – о них много разных басен, сплетен. У меня, я думаю, был даже какой-то момент ревности. Стала просто с ним ездить, наблюдать со стороны. Так как я очень активный человек, естественно, мне захотелось помочь, в этом участвовать. Но я хочу сказать, что сначала интереса именно к рыбалке не было, был интерес к хобби мужа. Сейчас уже все по-другому. Когда я сама стала понимать, разбираться, когда меня признали мужчины, что самое важное, в этом обществе признали за мной рыбачку, которая не просто тусуется или красуется, а действительно ловит, - это было важно. Муж меня всячески отговаривала, но так вот сложилось, что в одних соревнованиях пришлось мне поучаствовать, и он меня тоже признал. В первую очередь мне пришлось признания мужа как рыбачке добиваться. Я даже не знаю, отчего это, но я так понимаю, что от любви. Это идет изнутри. На самом деле я полюбила рыбалку, когда почувствовала уже рыбу, борьбу с рыбой. Тем более, сазан – рыба очень умная, очень осторожная, очень сложно ее ловить и очень интересно вываживать. Потом я стала ловить на Волге и сомов, и судака. И вот тогда я действительно поняла, что я в это влюбилась, действительно от души, уже независимо – муж, не муж.


Конечно, муж играет первую роль все равно в рыбалке, потому что женщине одной тяжело все-таки, особенно на соревнованиях. Что мне было очень приятно, мы, когда ездили в Астрахань, там настоящие рыбаки, очень хорошие профессионалы, то я всегда боялась, говорила: «Боже мой, если сейчас килограммов на 150 сом, то мне его не вытащить». Он говорит: «Ты не вытащишь?! Ты вытащишь!» Ну, вот на 35 я вытаскивала. И что самое интересное, я никогда не передаю удочку – сойдет, значит, сойдет. Бывали такие моменты на рыбалке, вот в Астрахани, там же рыба очень сильная и удочку действительно вырывала. И вот когда муж видит, что я действительно справилась, хотя он тоже не верил, что я с 10-килограмовым сазаном справлюсь, это действительно тяжело. Поэтому отношение абсолютно разное было. У нас сейчас президент Русского карпового клуба Бегалов, и он очень хорошо ко мне относиться стал, он понял, что я могу сделать что-то в этом движении. Просто муж сказал: «Слушайте, оставьте мою жену. Ей еще детей надо рожать и воспитывать». И я бы сама не пошла. Конечно, мужчины воспротивились: как это, нами будет командовать женщина?


Пример, когда мы в 2005 году заняли первое место и стали чемпионами России, Леша выступал со мной, - сразу все мужчины стали жен своих привлекать. На внутрироссийских соревнованиях сейчас уже много стало команд с женщинами. Хотя женщины там просто по быту. Женщины же тоже разные, кто-то и коня остановит, а кому-то это не надо, кто-то полежит на диване, поест пирожные. Но я принципиально еду не за тем. Мы едем рыбачить.



Тамара Ляленкова: С каким чувством отпускаете рыбу?



Виктория Абряндина: Было жалко, но это поначалу, это было давно. А уже сейчас – с чувством какого-то достоинства мы отпускаем. Тем более когда большая рыба, красивая – ну, как ее можно съесть? На последней рыбалке были, там у нас просили рыбу, ходили вокруг нас. Я поймала золотого карпа, очень красивого, больше 10 килограммов, прямо весь золотой. И тому, кто у нас просил, я говорю: «Мальчик, посмотри, как ты такую рыбу сможешь съесть? Вот как?» Муж у меня отпускает с удовольствием тоже. И дочка, когда мы в Испании ловили, она быстрее-быстрее, даже фотографироваться не дает – быстрее, рыбке больно, быстрее отпускай. И это здорово, когда отпускаешь, она уходит, и мы приговариваем всегда: «Приведи бабушку или дедушку, покрупнее». Это у нас такая примета. Целуем ее и отпускаем.


Я бы научилась всему. Конечно, может быть, не дошла до такого совершенства, как, допустим, мой муж, но я считаю, что для женщины границ нет. Мужчины просто ревнуют и боятся нас допускать.



Тамара Ляленкова: Итак, женщины послушно признавали существование чисто мужских увлечений ровно до тех пор, пока технические достижения не сделали эти увлечения доступными и для них. И если прежняя загадочность рыболовной страсти рождала массу домыслов и мифов, не всегда обоснованных, вызывая у жен и подруг ревность, то теперь пришла пора ревновать мужчинам. Об этом в сегодняшней передаче рассказывали рыболовы Виктория и Алексей Абряндины.


XS
SM
MD
LG