Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что помогло урегулировать конфликт в Ольстере


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский : О причинах почти 40-летнего конфликта в Ольстере, и о том, что помогло урегулировать его, я беседовал со своим коллегой историком, специалистом по Ирландии и Британии Кириллом Кобриным.



Кирилл Кобрин : Ольстер – это наследие, конечно, ирландской войны за независимость, которая разразилась сразу после окончания Первой мировой войны и получения ирландской независимости. Потому что Великобритания, давая независимость Дублину, не могла забрать с собой всех протестантов, которые живут в Ольстере. В общем, вполне логично было разделить остров. Вот с этого разделения начался и конфликт в Ольстере, который в сущности тлел, но вспыхнул в 1969 году, как раз когда началась эта операция «Знамя», когда были введены британские не просто полицейские, а войска в Ольстер, но это и трещина по ирландской политике. Потому что там существовали партии и группировки, которые выступали против того, чтобы требовать от Британии возвращения Ольстера в состав Ирландии, и нынешняя правящая партия, собственно, бессменно правящая ирландская партия, стоит на этих позициях. А вот «Шинн Фейн» как раз всегда выступала с другой стороны. Как они уже сейчас будут договариваться? Видимо, «Шинн Фейн» придется менять всю свою программу.



Андрей Шароградский : Многие отмечают, что впервые вроде бы удалось добиться какого-то урегулирования притом, что противостояла регулярная армия не регулярным каким-то формированиям. Речь идет, конечно, прежде всего, об Ирландской республиканской армии. Как вы считаете, как этого удалось добиться?



Кирилл Кобрин : Вы знаете, во-первых, британским частям в Северной Ирландии приходилось очень нелегко. Потому что они противостояли, с одной стороны, нерегулярным формированиям Ирландской республиканской армии, а, с другой стороны, боевикам из протестантских организаций. И те, и другие были одинаково опасны. Хотя, конечно, слава Ирландской республиканской армии, не в последнюю очередь благодаря и средствам массовой информации, и массовой культуре, поп-культуре, есть огромное количество фильмов про ИРА и так далее, была гораздо больше.


Британская полиция и армия, в общем-то, контролировала ситуацию всегда в Северной Ирландии. Но под этой как бы крышей, но не в русском смысле, существовала негласная власть в католических районах Ирландской республиканской армии, которая собирала дань с населения на свои нужды, и на эти деньги существовала. И была своего рода как бы неформальная юстиция. Несколько лет назад мне пришлось разговаривать с человеком, который служил британским полицейским в Северной Ирландии. Он говорил, что никто, кроме его жены, не должен был знать, что он служит в полиции. Жена, когда стирала его полицейскую форму, она не могла вывешивать ее во дворе, потому что соседи могли узнать, что он служит в полиции. Тогда точно и он, и его семья оказалась бы под очень большим ударом. Он просто несколько лет прослужил, не выдержал и ушел с этой службы. Так вот он рассказывал, что Ирландская республиканская армия выполняла в католических районах роль такого всеобщего посредника и ликвидатора всех как бы неприятностей. Туда можно было пожаловаться на соседа, который не отдает долг. ИРАшники за определенную мзду урегулировали бы этот вопрос. Или девушка, которой очень сильно досаждает какой-то юноша, могла тоже пожаловаться туда, и его бы вразумили. Может быть, не за деньги, но чтобы поддержать собственное влияние. Сейчас такого нет. Может быть, как раз рассасывание этих неформальных сил влияния, как в протестантских кварталах, протестантских организациях, и католических влияний ИРА, способствовало этому. Конечно, прежде всего, это добрая воля и той, и другой стороны.



Андрей Шароградский : Так или иначе, это урегулирование пришлось на время правления Тони Блэра. Как вы считаете, его личная заслуга насколько велика?



Кирилл Кобрин : Я думаю, что каждый британский премьер-министр последние 30 с лишним лет мечтал, уходя, завершить североирландскую проблему. Несмотря на всю критику, которая была в отношении Тони Блэра и перед его отставкой, и после его отставки, и часто справедливую критику его промахов и внешне, и внутриполитических, Тони Блэр, действительно, смог под конец своего премьерского срока собраться. Там сложилась, конечно, сразу такая ситуация. Несколько благоприятных факторов сработало. Безусловно, ему некоторым образом повезло. Но, тем не менее, та энергия, которую он вложил на реализацию североирландского мирного плана, видимо, никто из его предшественников либо не имел достаточной воли, не имел достаточного, скажем так, желания это делать так, как он это сделал. Так что, конечно, роль Блэра очень велика.


XS
SM
MD
LG