Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виновным в убийстве Качаравы и в покушении на его друга Максима Згибая признан Александр Шабалин


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Арслан Саидов: Суд в Петербурге сегодня объявит дату, когда будет вынесен приговор по делу об убийстве студента-антифашиста Тимура Качаравы. Накануне присяжные признали вину всех семи подсудимых. Виновным в убийстве Качаравы, а также в покушении на его друга Максима Згибая признан Александр Шабалин.



Татьяна Вольтская: После убийства студента-антифашиста, 20-летнего Тимура Качаравы, погибшего 13 ноября 2005 года от шести ножевых ранений, нанесенных группой молодых людей у входа в книжный магазин «Буквоед», недалеко от площади Восстания, на скамье подсудимых оказались семеро, восьмой - предполагаемый организатор нападения - до сих пор находится в розыске. Всем им было предъявлено обвинение в возбуждении ненависти либо вражды с применением насилия и в хулиганстве. И только одному из подсудимых - Александру Шабалину - предъявлены еще и обвинения в убийстве и в покушении на убийство. Трое подсудимых - несовершеннолетние, а на момент совершения преступления шестеро из них не достигли 16-летнего возраста. Процесс, начавшийся в мае, с 11 июля был объявлен закрытым по ходатайству адвоката обвиняемого, заявившего, что он и его друг были якобы избиты антифашистами.


Адвокат потерпевшей стороны Ольга Цейтлина считает голословное заявление такого рода совершенно недостаточным для того, чтобы объявлять процесс закрытым.



Ольга Цейтлина: Я считаю, что это неправильно, поскольку никаких доказательств, кроме слов самого подсудимого о том, что на него напали антифашисты, не представлено. Это делается для того, чтобы средства массовой информации не смогли освещать и поднимать эту тему фашизма, которая сегодня звучит.



Татьяна Вольтская: На протяжении всего процесса Ольга Цейтлина не была удовлетворена его ходом.



Ольга Цейтлина: Была масса нюансов, когда просто были определенные недоработки следствия. Как мы уже неоднократно подчеркивали, вменяется только одному убийство, а остальным вменяется хулиганство. И поэтому мы считаем, что занижена квалификация дальше некуда. О чем можно говорить? Вменяется хулиганство, а не соучастие в убийстве.



Татьяна Вольтская: При вынесении вердикта присяжные признали всех подсудимых виновными в разжигании национальной ненависти, одного - 14-летнего Александра Шабалина - в убийстве и покушении на убийство. Комментировать вердикт присяжных Ольга Цейтлина отказалась, по ее словам, ее попросила не делать этого мать убитого Ирина Качарава. Подробности закрытого процесса журналистам не известны, известно только, что во время него возникали попытки переложить ответственность за развязывание драки на самого убитого - Тимура Качарава. Видимо, поэтому Ирина Качарава на определенном этапе отказалась от общения с журналистами.


Вердикт присяжных комментирует правозащитник Юлий Рыбаков.



Юлий Рыбаков: Я бы оценил это как вердикт беспомощному правосудию, а не преступникам. Суд был вынужден согласиться с тем, что нет доказательств, подтверждающих организацию этого преступления. Получается, что речь идет о спонтанно случившейся драке из хулиганских соображений, в которой из всей этой группы нашелся только один всерьез виноватый – 14-летний подросток, который в одиночку нанес 14 ножевых ранений одному и другому. Но ему 14 лет. Да, ему грозит сегодня, несмотря на это, тяжелое наказание, и оно будет определено судом через несколько дней. В принципе, это до 10 лет, но, принимая во внимание его возраста, принимая во внимание обстоятельства, я думаю, что к нему будет проявлено снисхождение. Хотя присяжные отказали ему в снисхождении. Но дело-то не в этом. Дело в том, что мы еще раз столкнулись с ситуацией, как это уже было с судом над теми, кто убивал Хуршеду, когда из очевидно организованной группы преступников выделяется один наиболее жалкий, наиболее слабый, и вся вина возлагается на него, а организованная группа и те, кто стоят за ней, остаются безнаказанными или несут минимальное наказание.



Татьяна Вольтская: Главное, считает Юлий Рыбаков, что обвиняемые не признаны людьми, сговорившимися совершить преступление.



Юлий Рыбаков: Речь идет о хулиганстве. Даже по второму пострадавшему, оставшемуся живым, присяжными заседателями принято решение, которое позволяет переквалифицировать эту попытку убийства на тяжкие телесные повреждения. Короче говоря, беспомощное и не желающее всерьез работать обвинение. Мы еще раз убедились в том, что следственные органы прокуратуры либо беспомощны, либо не хотят объективно и глубоко квалифицировать преступление, как это уже было не в первый раз, и это касается в первую очередь преступлений, совершенных на почве национализма.



Татьяна Вольтская: Действительно, дело об убийстве Тимура Качаравы стоит в ряду других нападений на антифашистов, которые в Петербурге происходят постоянно, причем правозащитники обеспокоены тем, что правоохранительные органы в большинстве случаев ведут себя недружественно по отношению к жертвам нападений и сочувственно по отношению к нападавшим. Несколько раз нацисты избивали участников пацифистских и антифашистских акций «Еда вместо бомб». 3 декабря 2005 года участник акции попал в больницу с ножевыми ранениями, но уголовное дело так и не завели. Говорит один из постоянных участников антифашистских акций Борис Габе.



Борис Габе: Мне по моему заявлению о событиях 3 декабря уже четыре отказа в возбуждении уголовного дела пришло. Поэтому я сам лично явился к следователю прокуратуры на Исаакиевскую площадь. Там с меня сняли показания, и по общему ходу допроса я понял одно: следствие ведется с явной попыткой доказать, что в данном случае не на нас напали, а мы напали.



Татьяна Вольтская: О других случаях такого рода говорит Юлий Рыбаков.



Юлий Рыбаков: Недавно произошли нападения на экспертов, которые помогали следствию и суду в установлении наличия или отсутствия националистических побуждений в тех публикациях, в тех заявлениях, которые делают сегодня нацисты. Два таких эксперта уже пострадали от нападений. В обоих случаях нападающей была женщина. Только что была задержана, насколько я знаю, женщина, которая подозревается сейчас в убийстве мальчика-татарина на улице. Все это говорит о нарастании угрозы нацизма в нашем городе.



Татьяна Вольтская: Вердикт по делу б убийстве Тимура Качаравы не удивил правозащитника Александра Винникова.



Александр Винников: Это уже стандартная как бы формулировка, когда все самое серьезное сваливается на несовершеннолетнего, а все остальные соучастники объявляются случайно оказавшимися в одном месте хулиганами. Это очень серьезный симптом – этот вердикт присяжных. С моей точки зрения, основную роль играла все-таки позиция прокурора выступавшего и состав присяжных. Именно от этих факторов зависят вот такие приговоры.



Татьяна Вольтская: Не дискредитирует ли все это в очередной раз суд присяжных в России?



Александр Винников: Я ничего не могу сказать в пользу суда присяжных. Я являюсь его горячим сторонником, но он в значительной степени отражает реальную ситуацию в общественном сознании. Если говорить о процессах, которые происходили, например, в южных штатах против правозащитников и афроамериканцев, которые тоже становились жертвами нападений, то мы сейчас в значительной степени воспроизводим ту ситуацию в Америке в 60-е годы, до принятия Джоном Фицджеральдом Кеннеди билля о правах.



Татьяна Вольтская: 1 августа в суде пройдут прения о мере наказания и будет объявлен срок вынесения приговора.


XS
SM
MD
LG