Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты о сокращении поставок газа Белоруссии


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков и белорусский политолог Андрей Федоров.



Дмитрий Волчек : Российский экономист Михаил Делягин, с которым беседовал мой коллега Михаил Саленков, обнаружил в решении "Газпрома" положительную составляющую.



Михаил Делягин : Есть большой прогресс, потому что это происходит не в новогоднюю ночь, а летом, когда потребности в газе меньше. Проблема сокращения поставок не носит критического характера, то есть люди не будут замерзать. Это понятно. Будут проблемы для промышленности, будут проблемы для экономики, для людей. Белоруссия не замерзнет. Это уже хорошая новость. Это уже более цивилизованное отношение, чем у нас были этой зимой с Белоруссией и прошлой зимой с Украиной.


С формальной точки зрения позиция "Газпрома" выглядит справедливой. Потому что если есть договоренность и договоренность нарушают, значит, нужно наказывать. Единственное, что отношения России с Белоруссией в области энергетики не прозрачны. И нет уверенности, что они прозрачны для самих представителей России и Белоруссии. Если здесь существовало взаимное согласие, которое белорусы по какой-то причине нарушили, то тогда "Газпром" абсолютно прав. Если же "Газпром" считал, что белорусы должны, а белорусы про это ничего не знали, это значит, что это очередной этап энергетических войн, но, по крайней мере, развязанных в более подходящих для нахождения компромисса условиях.



Михаил Саленков : В Европе, конечно, эта новость вызвала большое волнение. На ваш взгляд, сейчас поставки в Европу не находятся ли они под угрозой?



Михаил Делягин : Если белорусы начнут, как в свое время украинцы, воровать газ, то тогда поставки в Европу сократятся. Но, во-первых, это будет лишний стимул для того, чтобы строить подземное газохранилище в Венгрии. Из-за согласия венгерского правительства, там чуть не произошел мятеж. Во-вторых, это менее опасное время - не зима все-таки. В-третьих, Лукашенко, в отличие от "оранжевого" правительства, нормальный вменяемый человек. Вряд ли он будет воровать газ у Европы, хотя Европа его ненавидит. В этом отношении, конечно, нужно отметить, что европейцы поддерживают не демократов или антидемократов, а тех, кто выступает против России. Даже Лукашенко, которого они терпеть не могут, как только у него возник конфликт с Россией, к нему резко изменилось отношение в положительную сторону. Так что, здесь в определенной степени европейцы тоже себя показывают.



Михаил Саленков : Первый вице-премьер России заявил, что спор этот должен быть решен на экономических принципах. Возможно ли это в такой ситуации?



Михаил Делягин : Понимаете, хотелось бы, конечно, чтобы этот вопрос остался, как у нас любят говорить, спором хозяйствующих субъектов. Но все понимают, что это нереально. Потому что газ - это товар политический, обеспечивает инфраструктуру, то есть обеспечивает всю экономику, с одной стороны. Поэтому любые поставки энергоносителей, тем более, прекращение энергопоставок, сокращение поставок это всегда политический вопрос, даже если в основе лежит бытовая ссора двух менеджеров или недоразумения по поводу цены.


Еще одна большая проблема. Ведь союзное государство Россия и Белоруссия, хотя и не создано до конца, но, тем не менее, Россия и Белоруссия не просто два государства. Это два частично срощенных друг с другом государства. И отношения двух стран многоуровневые. И уже прошлая "нефтяная война" против Белоруссии показала, что не будут рассматриваться изолированно почти никакие вопросы, что любой конфликт будет рассматриваться в рамках всего комплекса отношений России и Белоруссии - и политических, и экономических, и военных, и даже культурных. Это неизбежно.



Дмитрий Волчек : Минский политолог Андрей Федоров уверен, что решение о сокращении поставок газа Белоруссии принято в Кремле неспроста.



Андрей Фёдоров : «Газпром», особенно в отношениях с Белоруссией, по обыкновению ничего сам не решает. Особенно того, что касается таких принципиальных вопросов. Обязательно это согласовывается с руководством России. И я уверен, что это решение также было согласовано. А если так, то в данном случае экономика идет рядом с политикой.


Каковы главные цели российской стороны? Прежде всего, попытаться остановить ту критику, которая идет со стороны белорусского лидера. В частности, я имею недавнее интервью Лукашенко французскому изданию «Ле Монд». Вновь были критические замечания в адрес Кремля со стороны Лукашенко. Во-вторых, обеспечить себе приоритеты в экономической сфере, которые переходят в политическую плоскость. Это приватизация ведущих белорусских предприятий с участием российского капитала, по возможности, на более привлекательных условиях. Короче говоря, цель - сильнее «привязать» Белоруссию, чтобы она даже не рыпалась со своей «незалежностью».



XS
SM
MD
LG