Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Даст ли Кремль националистам возможность участвовать в выборах


Михаил Соколов: У нас в Московской студии Радио Свобода - генерал-майор запаса Воздушно-десантных войск, секретарь президиума партии «Великая Россия» Юрий Попов и политолог Владимир Прибыловский.


Итак, о чем, собственно, пойдет речь. Федеральная регистрационная служба России 1 августа опубликовала списки 15 партий, которые допущены к участию в парламентских выборах. Партии «Великая Россия» там нет. 24 июля ей было отказано в регистрации. Вот, собственно, разговор об этом – смогут ли представители этого направления националистического, бывшие вожди партии «Родина», например, господин Савельев, господин Рогозин и другие коллеги нашего гостя, называющие себя патриотами, принять участие в декабрьских выборах.


Я бы хотел понять, что происходит в конфликте «Великая Россия» с Федеральной регистрационной службой на данный момент. И пожалуйста, Юрий Попов, вам слово.




Юрий Попов

Юрий Попов: У нас нет как такового конфликта. У нас и цели не было конфликтовать с кем-то. Я считаю, что Федеральная регистрационная служба или по недобросовестности, или по низкому профессионализму, или получив команду из какого-то центра, из которого они управляются, отказала нам в регистрации, и отказала совершенно необоснованно. Потому что мы не нарушили ни одного пункта действующего законодательства, и уверены в том, что докажем это в суде.


Кстати, документы в суд мы подали: подали два заявления в суд. Одно заявление касается того факта, что мы не получили в установленный срок (по закону – в течение месяца, этот срок равен месяцу) официальное решение Федеральной регистрационной службы о нашей регистрации или не регистрации. Поэтому мы считаем, что раз мы не получили официального решения об отказе в регистрации, то нас обязаны зарегистрировать.


И второй иск... ну, не иск, это было бы неточно, а заявление в суд мы подали – мы не соглашаемся с теми придуманными причинами в отказе регистрации, которые нам в частном письме одного из чиновников ФРС довели. Ну, там есть такие причины, например, как три пункта устава нашего якобы не соответствуют действующему законодательству. Я должен пояснить нашим радиослушателям, что это вообще парадокс в чистейшем виде, потому что мы, готовя наш устав, взяли за основу старый устав партии «Родина». Это наша партия-предшественница, мы являемся ее правопреемниками. Мы над тем уставом работали, и считали, что имеем все основания взять за основу тот устав.



Михаил Соколов: А он был зарегистрирован, да?



Юрий Попов: Да, и у партии «Родина» был зарегистрирован. И потом этот устав за основу взяла партия «Справедливая Россия» при формировании ее, если точнее называть, при захвате Партией жизни двух партий – партии «Родина» и Партии пенсионеров. Вот при приватизации этих партий они взяли за основу и наш устав, бывшей партии «Родина», и нашу программу. И сегодня устав партии «Родина» и устав партии «Справедливая Россия» ничем не отличаются, до последней запятой.


Они регистрацию по этому уставу получили без замечаний в 3-дневный срок (или в 4-дневный срок). Мы после месячной проверки получили три замечания. Причем одно замечание – это вообще парадокс. Сотрудники ФРС указали нам на то, что у нас нет порядка отзыва тех кандидатов, которых мы выдвигаем в списке на выборы разных уровней. А у нас этому посвящена целая глава. Это не отдельная строка в законе, а целая глава, и они ее не смогли обнаружить в течение месяца, тщательно изучая наш устав.


Ну а все остальные замечания касались наших членов партии, проживающих в различных регионах. И здесь я вообще не понимаю, что творится. Потому что по действующему законодательству ФРС обязана проверять только документальную часть. Вот мы представили им все документы, которые положены по закону, и они проверяют, все ли документы представлены и качество этих документов. Они не имеют права касаться тех людей, которые являются членами партии. Это запрещено по Конституции.



Михаил Соколов: Я вот что хотел бы уточнить. Вот я видел заявление вашего лидера господина Савельева, и он говорит, что сотрудники Федеральной регистрационной службы в ряде регионов не только проводили обзвоны членов партии или квартирные обходы в сопровождении милиции, но и требовали, чтобы писали заявления о выходе из партии. Вот это все зафиксировано у вас документально?



Юрий Попов: Да. Мы сейчас собираем данные, потому что считаем, что в суде нам придется оперировать такими фактами. И у нас есть парадоксальные факты вообще. В Туле, в частности, сотрудники ФРС вместе с сотрудниками МВД, милиции, ходили по квартирам и предъявляли претензии такого рода: «если ты член партии, то почему ты не заплатил членские взносы?». Это вообще абсурд! И вот такого рода замечания нам представлены в документе – вот в том документе, который мы никак не можем считать официальным отказом.



Михаил Соколов: Скажите, а как можно заплатить взносы в незарегистрированную партию? Вот это интересно, действительно.



Юрий Попов: Это к сотрудникам ФРС. Эти вопросы не ко мне. Потому что я считаю, что тот документ, который мы получили, он ничего, кроме удивления, не вызывает. И я просто удивляюсь, насколько низка квалификация сотрудников ФРС, который позволили себе вот так... Я не думаю, что они сознательно нарушают закон.



Михаил Соколов: Я обращусь к политологу Владимиру Прибыловскому. Владимир, вот как вы объясните, чего боится, ну, система, власть, пытаясь не регистрировать вот эту новорожденную партию, которая, по крайней мере, на начальном этапе не кажется такой влиятельной силой?



Владимир Прибыловский: Я думаю, что результаты выборов в Государственную Думу, они примерно расписаны уже: кому и чего положено. А партия «Великая Россия», которая... я подчеркну, я очень далеко не сторонник этой партии, скорее, противник, но партия «Великая Россия», она вот уже сейчас спокойно может претендовать на 9 процентов голосов – те, которые имел ее предшественник – партия «Родина – в 2003 году.



Михаил Соколов: Владимир, а как же ЛДПР Жириновского? Что, это значит, что «Великая Россия» может победить непобедимого Жириновского?



Владимир Прибыловский: Ну, в общем-то, да. Если пустить «Великую Россию» и не сильно фальсифицировать выборы, то Жириновский может выпасть в осадок, а «Великая Россия» пройдет в Государственную Думу. Что затруднит... механизмы манипуляций будет труднее запустить. Поэтому, так сказать, всех неугодных отсеивают.


И в общем-то, это же не только «Великой России» касается. Был совершенно избирательно применен вот этот механизм проверок партий. И некоторые партии, которые устраивали администрацию, в том числе и совершенно фиктивные, типа Партии мира и единства Сажи Умалатовой – без сучка и задоринки прошла регистрацию, хотя я думаю, что кроме самой Сажи Зайндиновны, ну, и еще, может быть, трех человек, никто не знает ни одного члена этой партии в регионах. Довольно серьезные препятствия ставили «Яблоку», но, видимо, не было такой жесткой установки «Яблоко» не пустить, но ставили препятствия. И вот в либеральном лагере Республиканскую партию таким же искусственным образом лишили регистрации.



Михаил Соколов: Спасибо, Владимир.


И у нас есть звонок из Москвы. Игорь, пожалуйста, ваш вопрос участникам передачи. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел спросить у находящегося в студии члена партии «Великая Россия», на основе чего создана партия, какие движения поддерживают? Потому что разные назывались – и КРО, и ДПНИ, и еще какие-то, может быть. Пусть он назовет.


И второе. Чем они отличаются от бабуринской партии «Народный союз»?


И еще, Михаил, к вам просьба. Вы можете назвать те 15 партий, которые прошли регистрацию и могут участвовать в выборах?



Михаил Соколов: Да, я вам чуть позже прочитаю.


Пожалуйста, Юрий. Игорь спрашивает, на какой основе создана ваша партия, кто туда вошел – Конгресс русских общин, Движение против нелегальной иммиграции и еще какие-то силы. Вот где, собственно, база?



Юрий Попов: Да, я все понял. Спасибо. Основой партии «Великая Россия», естественно, являются те члены партии «Родина», которые не посчитали для себя возможным войти в «Справедливую Россию» в ходе этого объединения. И таких, если говорить об общей численности членов партии, примерно порядка 80 процентов членов партии «Родина» на сегодняшний день являются членами партии «Великая Россия». Это основа, конечно, нашей партии новой.


А те организации, которые вы назвали, да, действительно, они поддержали создание нашей партии, но так как членство в партии индивидуальное и коллективных членов партии у нас не бывает, поэтому говорить о том, что Конгресс русских общин вошел в состав партии или ДПНИ вошло в состав партии – нет, конечно. Многие члены этих организаций посчитали для себя возможным и посчитали необходимым для себя войти в состав партии. Мы не отказываем никому, кто согласен с нашим уставом и с нашей программой, и принимаем тех людей, кто желает быть вместе с нами.



Михаил Соколов: А вы не могли бы все-таки уточнить, вот слушатель спросил: чем вы отличаетесь от партии Сергея Бабурина? Собственно, есть ли что-то такое особенное в вашей программе, ну, что вас от них отличает?



Юрий Попов: Вы знаете, я не очень внимательно слежу за деятельностью Бабурина и его партии, поэтому мне сравнивать нашу партию и нашу программу с его партией сложно. Потому что, честно говоря, я эту партию не видел на нашем политическом поле в качестве активного игрока. И поэтому мне достаточно сложно их оценивать. Вот и все, что могу сказать.



Михаил Соколов: И я сейчас напомню 15 партий – это Демократическая партия, «Единая Россия», Партия мира и единства, КПРФ, СПС, ЛДПР, «Яблоко», партия «Патриоты России», «Зеленые», Аграрная партия, «Народный союз» бабуринский, «Гражданская сила», Партия социальной справедливости еще числится в этом списке, Партия возрождения России и, собственно, «Справедливая Россия»: «Родина» - «Пенсионеры» - «Жизнь», - созданная на базе этих партий.


Я к Владимиру Прибыловскому обращусь. Владимир, а может быть, как раз жесткая позиция власти по отношению к этой новой партии связана с тем, что туда, в общем, входит достаточно много фигур, скажем прямо, с радикально-националистическим уклоном и вот это Движение по борьбе с нелегальной иммиграцией, господин Белов? То есть эти люди, которые выводили некие, я бы сказал, радикальные силы на «Русские марши», действительно, испугали Кремль.



Владимир Прибыловский: Я бы так сказал, что радикальность позиций не является прямой причиной. Она может быть иногда предлогом, типа «фашисты и экстремисты в этой партии».


На самом деле основная причина – это неподконтрольность или неполная подконтрольность руководства партии администрации президента – это первое. И второе – популярность или потенциальная популярность этой партии и ее лидеров. А сейчас ситуация такая, что радикализм способствует популярности. Сейчас есть, собственно, две вещи, которые делают политического деятеля популярным. Или полностью следовать в фарватере политики Путина, то есть восхвалять Путина, служить ему, - и таким образом, получать популярность среди, грубо говоря, «путиноидов». И другой вариант – быть в радикальной оппозиции. И хотя оппозиционеров у нас, может быть, меньше, чем «лоялистов», но среди оппозиционеров выигрывает тот, кто более оппозиционен.


Поэтому такие политики, как Поткин и Савельев, которые довольно радикальны, они становятся популярными. А популярных боятся. Тем более что, скажем так, Рогозин когда-то считался подконтрольным, а потом оказалось, что он вовсе и не подконтрольный. Или, во всяком случае, готов ссориться по каким-то вопросам с администрацией президента. По поводу Савельева, как бы я к нему ни относился, но этот человек точно неподконтролен администрации и президенту.



Михаил Соколов: Я обращусь к господину Попову. Вы не могли бы все-таки прояснить, какие цели преследует ваша партия и какова альтернатива, которую вы предлагаете стране вместо того, что имеется сейчас? Вот вы пишете в своих документах: «это сильная партия с популярной консервативно-патриотической идеологией национального развития». Это что за консерватизм? Вы что «консервировать» собираетесь – советское или досоветское?



Юрий Попов: Досоветское. Мы хотим восстановить то, что было у нас исторически, считалось ценностями на Руси, у русского в первую очередь народа. Потому что большинство нашего населения (хотим мы этого или не хотим, нравится ли это кому-то или не нравится), более 80 процентов населения – это русские. И если этот народ чувствует себя уверенно и спокойно в стране, если жизнь для этого народа создана стабильная и безопасная, то все народы, проживающие на территории нашей страны, будут жить точно так же спокойно и уверенно. Вот это весь национализм, который можно предъявить к нам, как выделение какой-то отдельной национальности.


Мы твердо уверены в том, что сегодня самая незащищенная нация в стране – это русские. И только потому, я подчеркиваю, что, по нашей личной оценке, власть сегодня занята обеспечением нормальной жизни максимум для 10 процентов населения, и именно тех 10 процентов, которые владеют на сегодняшний день более чем 90 процентами собственности в Российской Федерации. Вот для них власть работает сегодня, она делает все, чтобы те условия жизни, те условия существования этой группы были сохранены в любом случае. Все остальное население – власти это ненужная помеха, скажем так. По большому счету, власть особенно не занимается этими проблемами, а занимается только тогда, когда нужно показать какую-то деятельность власти.


Вот мы говорим, что для нас эти 90 процентов беспризорных людей в стране – это наша категория. Мы хотим именно для этих людей, которые являются настоящими хозяевами в стране, создать нормальные условия жизни. Вот, наверное, в чем заключается наш национализм. Кто-то говорит, что это радикализм, даже фашизм – кто-то говорит. Ну, если кто-то считает, что это так, ну, это дело тех, кто так считает. Мы не пытаемся выделить какую-то одну национальность в нашей стране. Мы знаем, что она многонациональная, что исторически на территории России проживали очень многие народы, и жили всегда дружно. И мы хотим, чтобы для всех народов коренных, которые исторически проживали на этой территории, были созданы нормальные условия жизни - для тех 90 процентов, которые сегодня не вписываются в то понятие успешных людей, для которых власть работает сегодня.



Михаил Соколов: Юрий Юрьевич, я вот вам возражу. Дело в том, что даже лично вы и разные деятели вашей партии начали кампанию по борьбе с мигрантами. Эту кампанию подхватила власть. Она реализовала ряд ваших идей, - так что вас оппозицией, в общем, трудно назвать, - выполнила вашу программу, типа «изгнание с рынков лиц с нероссийским гражданством». Результат был такой: цены на рынках поднялись (и это все видят) на 10-15-20 процентов. То есть за вашу программу, за ее реализацию руками власти заплатили обычные граждане, которых вы собираетесь защищать. Ну какая же это защита-то?!..



Юрий Попов: Если вы посмотрите на любой законопроект, который я вносил в Московскую городскую Думу в качестве депутата Московской Думы, то вы нигде не найдете ни одного предложения, где говорится о том, что надо мигрантов изгнать с рынков. Я говорил совершенно о другом. Я говорил о том, что московская власть должна регулировать эти процессы. Мы должны приглашать в Москву столько мигрантов, сколько Москва может обеспечить нормальными, человеческими условиями, дать им возможность работать. Этих людей мы обязаны взять и обеспечить всем комплектом конституционных прав, которые положено по Конституции иметь нашему гражданину. Московская власть сегодня не занимается этими людьми, а они нужны для тех, кто занимается бизнесом «серым», «теневым» и так далее. Для них, да, такая рабочая сила – бессловесная, беспризорная, абсолютно беззащитная – она им нужна. Так я говорил, что нельзя опускать людей, приезжающих в Москву, до уровня рабов в XXI веке, - вот о чем я говорил. И сейчас говорю вместе со своими коллегами. Власть должна определять, сколько мы можем принять в Москве, сколько человек мы можем обеспечить работой, какие специалисты, какие специальности нам нужны, отбирать лучших, как это делается во всем мире, подбирать тех, кто знает русский язык, кто знает наши традиции, культуру, кто с уважением относится к этому, чтобы не быть бельмом на глазу у москвичей и чтобы не вызывать раздражения своим поведением у москвичей. Что здесь плохого?..



Михаил Соколов: Давайте мы дадим слово слушателям, чтобы не перебарщивать с такой рекламой вашей партии.


Валентин из Рязани, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Какие условия ваш гость считает идеальными для вхождения партии в предвыборную борьбу? Ну, ее регистрация, предвыборная борьба и участие в выборах, и кстати говоря, дотации государственные.


И второе. Вот я не понял, вы что, конституционный монархист что ли? Ведь до советской власти страна не страдала интернационализмом. Спасибо.



Михаил Соколов: Пожалуйста.



Юрий Попов: Я сегодня тоже не болею интернационализмом. Вот для меня лично лозунг «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» - не рабочий. Я считаю, и наша партия считает, что мы должны обеспечить нормальную жизнь для наших граждан. И в первую очередь голова у власти должна болеть о тех людях, которые живут в этой стране, называют себя гражданами Российской Федерации, а не думать о проблемах всего мира и пытаться быть добрыми для всего мира за счет этого народа, который здесь живет, и в ущерб этому народу. Поэтому для меня лозунг «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!», повторяю, не рабочий. И я не согласен ни с марксизмом-ленинизмом вот в этой точке зрения. Мы уже увидели, что такое пролетарии других стран, в ходе Второй мировой войны, в ходе Великой Отечественной войны, когда мы ждали, когда же немецкий пролетариат повернет оружие против своих угнетателей. И дождались!.. Под Сталинградом, под Москвой мы видели, как этот пролетариат относился к нам.



Михаил Соколов: А как быть с конституционным монархизмом все-таки?



Юрий Попов: Я не являюсь сторонником конституционного монархизма. Я являюсь сторонником демократического пути развития страны. Я считаю, что власть должна избираться, но она должна избираться строго в рамках закона, даже тех законов, которые у нас есть. Пусть они не самые лучшие, они убогие сегодня, законы избирательные, они построены под одну партию и в интересах одной партии. Но даже они не соблюдаются ни на одних выборах.


И мы категорические противники каких-то революционных преобразований. Мы за эволюцию. Мы за то, чтобы, меняя законодательство, медленно, но верно исправлять ситуацию в стране.



Михаил Соколов: Владимир, как вам нравится вот эта консервативная утопия?



Владимир Прибыловский: Я хотел бы сначала все-таки уточнить у Юрия Юрьевича, кого он считает мигрантами. Дело в том, что насколько я помню законопроекты, которые он предлагал в качестве депутата Государственной Думы в Мосгордуме, там были положения об ограничении иноэтнической миграции, в том числе это относилось к гражданам Российской Федерации. Или это не так? То есть дагестанцев, чеченцев вы не считаете мигрантами?



Юрий Попов: Нет, это не так. Граждане Российской Федерации имеют право на свободу передвижения по всей стране.



Михаил Соколов: И я поздравлю генерала Юрия Попова с профессиональным праздником – Днем десантника! Не знаю, купаются ли сегодня уже десантники в фонтане в Парке имени Горького, как обычно это бывает. Но вот я видел такое сообщение, что уже пятый год вместе с Русской православной церковью ВДВ празднуют День Ильи Пророка, которого считают своим покровителем небесным. И сегодня проходило такое помпезное мероприятие на Красной площади, как я понимаю, с участием курсантов Рязанского училища, которые не только там маршировали, но и пели гимн со славами «Русская земля – Божья обитель». И поздравляли их представители администрации, командующий Воздушно-десантными войсками и Патриарх всея Руси Алексий II .


И я бы хотел задать Юрию Попову тестовый вопрос. Как вы относитесь к такому мероприятию? Что, в Воздушно-десантных войсках забыли, что Россия – советское государство? И в рабочее время такие церемонии устраивать как-то не очень корректно.



Юрий Попов: Ну а что здесь плохого?.. Лучше в этот день пьянствовать и плавать в фонтанах?.. Или, может быть, вот таким образом: показать Воздушно-десантные войска населению, показать, что они сохранились, несмотря на все те проблемы с реформированием, которые 15 лет уже идут, и конца и края не видно этим реформам. Мы показали людям, что вот они – красивые, молодые, крепкие ребята, которые умеют и показать приемы рукопашного боя, умеют петь классно, и просто красавцы. Ничего здесь плохого нет. И я считаю, что это правильное решение, и нормально придумано. Тем более что это традиция...



Михаил Соколов: Юрий Юрьевич, но это Крестный ход, это, извините, участие в мероприятии общественной организации в рабочее время. Если бы ваши военнослужащие и руководители этих войск это сделали за пределами обычного рабочего времени, может быть, это еще более-менее вписывалось бы в конституционные рамки. А так это как-то очень странно все-таки.



Юрий Попов: 2 августа в ВДВ – это выходной день.



Михаил Соколов: Ну что ж, вы достойно вышли из положения.


И я хочу спросить Владимира Прибыловского. Насколько все-таки это заметная тенденция, на ваш взгляд, - такая клерикализация? И может ли она помочь партии «Великая Россия»? Или это не так важно для русских патриотов, поскольку среди них есть разные персоны, а не только придерживающиеся вот такого православного или монархического подхода, но есть и какие-то язычники, и так далее?



Владимир Прибыловский: Насколько я знаю, в руководстве «Великой России» в основном люди, скажем так, считающие себя православными и подчеркивающие свою принадлежность к Русской православной церкви. Хотя среди национально-патриотической общественности распространены и другие взгляды - как атеистические, так, например, и неоязыческие. И я не сомневаюсь в том, что среди рядовых членов «Великой России» много атеистов, агностиков и язычники тоже вполне присутствуют.


Что касается клерикализации, то она, конечно, в нашем обществе и в нашем государстве наблюдается. Я к ней отношусь, скажем так, настороженно. Но вот по поводу участия государственных институтов в церковных праздниках, тем более в выходной день, как удачно подсказали, то я склонен к этому относиться снисходительно. То есть формально, конечно, здесь есть нарушение светского характера государства. Но те же самые нарушения формальные мы видим и в западных, вполне демократических, в отличие от России, государствах – клятва на Библии, признание религиозных праздников государственными. И я считаю, что это небольшая беда. Скорее, это так...


Есть гораздо более важные вещи, в том числе по поводу клерикализации. Я считаю, что церковь у нас... слишком сильно ее допустили до некоторых вещей. Вплоть до того, что уже говорят о возвращении ей земель и так далее. Вот это другое дело.


Что касается того, идет ли на пользу партии «Великая Россия» и клерикализация, и скажем так, религиозное возрождение, о котором некоторые люди говорят в нашей стране, то я думаю, что это все преувеличено насчет религиозного возрождения. На самом деле большинство людей в нашей стране верят не в Господа Бога, а в какие-то псевдорелигиозные идеи, типа астрологии и так далее. А астрология, например, совершенно несовместима с христианским православным вероучением. И если у нас, по опросам, одновременно 60 или 70 процентов людей верят в астрологию и примерно 60-70, а иногда даже, утверждают, 80 процентов являются православными, тот тут что-то одно: или ты православный, или в астрологию веришь. Это несовместимо.



Михаил Соколов: И нам пришли вопросы по пейджеру. «Не является ли обсуждаемая партия очередным проектом Кремля?». Пожалуйста, Юрий Попов.



Юрий Попов: Ну, если бы она была очередным проектом Кремля, то мы бы, наверное, не испытывали таких проблем с регистрацией этой партии. Это во-первых. А во-вторых, ни одна кремлевская партия, создаваемая по проекту Кремля, за 1,5 месяца 60 тысяч членов партии не соберет, это я вам гарантирую, при всем использовании административного ресурса, живых людей, как это смогла сделать наша партия.



Михаил Соколов: Давайте дадим слово радиослушателям. Анна из Томска, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса. Ваш гость постоянно открещивается от того, что их партия является фашистской. Но почему на митингах ваших сторонников (если верить сообщениям журналистам, в том числе и Радио Свобода) постоянно... даже не от сторонников, а от лидеров, которые приводят эту всю молодежь, звучат фашистские лозунги, и в частности, даже вскидывают руки в известном жесте?


И второй вопрос. Какая политика в программе вашей партии предусмотрена в отношении регионов? А особенно меня интересует статус республик в будущем. Потому что вы же за национализм какой-то, который мне, правда, непонятен. Спасибо.



Михаил Соколов: Пожалуйста, Юрий Юрьевич.



Юрий Попов: Во-первых, я не знаю, откуда такая информация по митингам. Наша партия официально участвовала... и даже не партия, а Конгресс русских общин за последний год, вот в этом году один раз проводили митинг, это было в мае, когда, вы помните, одновременно шесть или девять митингов в Москве на разных площадях и в разных местах проходили. Я сам был на этом митинге. И ни приветствий с поднятой рукой (тем более, вы считаете, что это фашистское приветствие) нет, и лозунгов фашистского толка я там не видел. Был нормальный митинг. И закончился он тем, что сотрудники ОМОНа, которые охраняли этот митинг, подходили к нам и говорили: «Ребята, как записаться в вашу партию, скажите, пожалуйста?». Потому что вот то, что они слышали от выступающих, им понравилось. Это ответ на ваш вопрос. Я не знаю, о каких митингах вы говорите. Таких митингов мы не проводили. Партия «Великая Россия» таких митингов не устраивала.



Михаил Соколов: Понятно. И по поводу республик. Вот Жириновский выступает за упразднение национальных республик. У вас есть какая-то в этом вопросе ясность?



Юрий Попов: Нет, мы сейчас над программой работаем, и программа должна быть утверждена на очередном съезде партии, который мы наметили на 8 сентября. И там окончательно мы определимся с такими вопросами.


Но я скажу, что я тоже за культурную автономию, в принципе, а не за административно-территориальную автономию на территории России. Все субъекты должны быть равны. Почему Татарстан подписал какой-то особый договор с президентом и с властью страны, и пользуется какими-то особыми правами на территории страны?.. Это такой же субъект, как и все остальные. Есть Конституция, есть законодательство, есть налоговое бремя одинаковое. И почему одна из республик вдруг... говорят, что это второй по численности народ. Ну а какими преимуществами тогда пользуется первый по численности народ?.. Мне не понятны такие действия власти. И я не могу с этим согласиться.



Михаил Соколов: Но тогда вы должны (если последовательно) выступать, например, против того, что режиму Рамзана Кадырова в Чечне предоставляется гораздо большее количество средств, чем другим регионам России.



Юрий Попов: Я тоже являюсь противником этого. Но я понимаю так, что этот регион находится в более трудных условиях после войны, и им, возможно, надо помогать побольше, чем остальным субъектам Федерации. Но я твердо уверен в том, что никаких преимуществ у субъектов Федерации друг перед другом быть не может.


И я вообще не понимаю действия власти, когда они всю социальную нагрузку с плеч федералов сняли и переложили на субъекты, прекрасно понимая, что субъекты сегодня находятся совершенно в разных условиях по уровню развития, по своим возможностям. И изначально уже дети наши, пенсионеры оказываются в неравных условиях, потому что уровень возможностей регионов по оказанию им помощи совершенно разный. Ну, я для примера скажу, вот та самая Бурятия, которая до недавнего времени была самостоятельным субъектом, и Ханты-Мансийский округ, уровень у них по внутренним доходам в 69 раз... Ну, разве можно было так делать?!.. Поэтому я считаю, что все субъекты Федерации должны быть в абсолютно равных условиях. И если мы говорим о том, что мы – единое государство, и у нас единая вертикаль власти, власть ответственна перед народом, то все люди в нашей стране должны пользоваться равными правами и равными возможностями.



Михаил Соколов: Я к Владимиру Прибыловскому обращусь. Владимир, вот по поводу этих митингов. Вот руководители раньше «Родины», а теперь «Великой России», они каждый раз говорят, что это либо постановки, когда там какие-то «нацики» появляются, либо они к этому не имеют отношения. Каков ваш взгляд на эти марши, так называемые «Русские марши», например, в которых многие нынешние активисты «Великой России» принимали участие?



Владимир Прибыловский: Дело в том, что в «Русских маршах» не всегда разберешь, кто к какой партии принадлежит. И человек говорит, что он за «Великую Россию», а он на самом деле в Национал-социалистическом обществе Румянцева состоит, а может быть, он состоит и там, и там. Они же не могут всех отфильтровать. Проще посмотреть на то, что говорят и пишут лидеры партий. А они иногда говорят и пишут, в общем-то, далеко не то, что в программах этих партий написано.


Ну, конечно, Андрей Савельев на меня опять не только обидится, но и напишет еще один донос в Генеральную прокуратуру, что я на него клевещу, но он в своих статьях утверждает, что лица кавказской национальности являются расовыми врагами русского народа. Это в статье, его собственной фамилией подписанной, в сборнике под его редакцией, который называется «Расовый смысл русской идеи». И поэтому если сравнить, например, программу партии «Родина», в которой Савельев был одним из лидеров, то, в общем, программа вполне умеренная. Она националистическая, но она умеренная. В любой европейской стране партии с такой программой существуют. Партия Ле Пена во Франции, никто ее не запрещает и допускают до выборов.


Но если почитать, что некоторые нерядовые члены... Савельев же сейчас является председателем партии, или вот Юрий Юрьевич, все, что он сейчас говорил, против многого трудно возражать. Я согласен и насчет Чечни, и насчет Татарстана даже, в котором я 20 лет прожил. Но вот если вспомнить все-таки те законопроекты, которые Юрий Юрьевич предлагал в Мосгордуме, где говорится о возможности ограничения свободы передвижения граждан России по этническому признаку, положим, не всегда, а при определенных ситуациях. Я не помню, там какой-то процент, по-моему, ставился. Типа, если кавказцев в Москве больше 10 процентов, то больше и не пускать. Если я неправильно сказал, то меня поправит Юрий Юрьевич. Вот в чем дело. Я не хочу сказать, что «Великая Россия» - фашистская партия, что она расистская партия. Но взгляды некоторых ее вождей потенциально опасны. Это не значит, что их надо запрещать. Я вообще, так сказать, за то, чтобы всем позволить участвовать в выборах, даже фашистам.



Михаил Соколов: Юрий Попов, может быть, вы возразите что-то? Хотя я тоже видел книгу Савельева под рубрикой «Расовая библиотека». Довольно сложно, знаете ли, говорить, что «я не расист», и в это же время издавать свои труды вот под таким заглавием.



Юрий Попов: Понимаете, я считаю так, что... это мое твердое убеждение и позиция, что каждый человек имеет право на свою собственную позицию, но все решения в партии принимаются коллегиально. И мы, принимая решения, руководствуемся нормами устава и нашей программой. И какую бы личную точку зрения ни имел любой из нас, но коллективное решение все равно будет такое. Поэтому я глубоко уважаю Андрея Николаевича Савельева. Это его личные убеждения, его позиция. Но я еще раз повторяю, то, что у нас утверждено в качестве программы и утверждено на съезде, - это для нас внутренний закон. И мы не имеем права его нарушить, и никогда не нарушим в своих практических решениях. Это то, что касается... Ну, я не могу, еще раз повторяю, критиковать, потому что я не видел того текста, о котором идет речь. Но это позиция Савельева. И каждый из нас имеет право на такую личную позицию.


То, что касается законопроекта, о котором мой коллега по передаче сейчас в качестве критики озвучил, то я должен сказать... я ему говорил об этом в перерыве и повторю для радиослушателей. Закон касался конкретного случая. Вы помните тот случай в Беслане, когда президент ночью, в 3 часа ночи, объявил о закрытии границы между Осетией, Чечней и Ингушетией? Потому что боялись, что вот эта волна народной ненависти после массовой гибели детей может перекинуться на накаленные взаимоотношения народов и вылиться опять в какой-нибудь кровавый конфликт. Решение было принято правильное, но оно было принято незаконно. Потому что в нашем законодательстве нет такой нормы, не имеет право президент своим указом применять вот такую норму по закрытию границ, иначе как введя режим чрезвычайного положения. Режим ЧП не вводился. А указ такой был.


Вот для того чтобы президента ввести в законодательное поле, я предлагал: давайте в федеральном законе введем норму, разрешающую закрывать границы субъекта в каких-то особых случаях. Раз мы ведем необъявленную войну с террором, то могут возникнуть такие случаи. Давайте все это будем делать по закону. Вот для чего вводилась такая норма. И я об этом говорил. Комментаторы, которые не читали мой закон, комментировали его по-своему и рассказывали ужасы какие-то, как обычно это бывает. А суть закона была именно такова: дать возможность президенту войти в правовое поле при принятии решений, – вот таких, которые могут быть вызваны жизнью. И я твердо уверен в том, что, да, он принял правильное решение. Нужно было резко развести два народа, не допустить кровопролития, создания еще одной «горячей точки» на территории России. Вот, собственно, и все, что я могу сказать по своему законопроекту, который вызвал столько шума, волнений, тревог. Люди не читаю текст законопроекта, но пытаются комментировать, услышав слова первого недобросовестного комментатора.



Михаил Соколов: Давайте мы еще слушателей подключим. Юрий Владимирович из Волгоградской области, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.



Слушатель: Здравия желаю! Товарищ генерал, разрешите обратиться. Старший сержант Аджемов, город Волжский, Волгоградская область. Скажите, пожалуйста, не считаете ли вы, что Ельцин и Путин фактически уничтожили влияние России в таких регионах, как Грузия, Украина и Молдова? Я уж не говорю о том, что в связи с уходом с политической арены Грузии такого политика, как Аслан Абашидзе, уже ни о каком влиянии России не может быть и речи. А вот я бы хотел, чтобы вы остановились на влиянии России именно на Украину, Грузию и Молдавию.



Михаил Соколов: Спасибо.



Юрий Попов: Понимаете, я считаю, что уменьшить влияние России на жизнь в Молдавии или на Украине – при всем желании любого нашего политика – очень сложно, и только потому, что Молдова, например, на 98 процентов обеспечивается энергоресурсами из России. И как бы они ни хотели быть свободными от России, как бы им ни хотелось поправить нашу политику в отношении Молдовы, и что бы наши политики ни делали для того, чтобы эти отношения ухудшить, ничего не получится. Молдова мертво привязана к нам, потому что у них другого варианта выжить просто не существует.


Точно так же - очень мощные связи с Украиной. Как бы ни хотелось нам вот сегодня использовать ситуацию в интересах отдельных политиков в отношениях между Россией и Украиной, я считаю, что это будет очень трудно сделать.


Да, Грузия... я считаю, что Грузия ушла. И ушла только потому, что вот такая привязанность к нашей экономике и к нам у них поменьше – это раз. А во-вторых, такую небольшую страну Запад может взять на содержание.



Михаил Соколов: Александр из Петербурга, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Вот вы говорите, как я понял, о национализме – какой-то умеренный, националистический, добрый... Вот я буквально на днях читал энциклопедию, где ясно и четко дается объяснение формулировке «национализм», где говорится, что это идеология, разжигающая межнациональную рознь, что она находится в одной связке с такими понятиями, как «ксенофобия», «расизм», «шовинизм». Вот вы говорите, что, насколько я понял, почему бы фашистам не участвовать в выборах. Скажите, пожалуйста, вы в курсе насчет Нюрнбергского процесса, насчет 40 миллионов жертв, которые пострадали от фашизма? Спасибо.



Михаил Соколов: Владимир, это, наверное, к вам вопрос. Это ваша фраза вызвала такую реакцию.



Владимир Прибыловский: Разумеется, я в курсе и Нюрнбергского процесса, и в курсе того, что наше теперешнее законодательство запрещает, например, книги, в которых высказываются определенные взгляды. Однако я считаю, что демократия, она только тогда демократия, когда она для всех, в том числе и для фашистов. Я считаю, что карать нужно за действия или за прямые призывы к действиям. А за слова, книги, статьи... ну, я считаю, что это не предмет для суда. Разумеется, через 8 дней вступят в силу новые поправки к «закону об экстремизме» и через 8 дней, по-моему, вот эти слова, которые я сейчас сказал, будут подпадать под уголовную статью 282-ую. Но пока не еще подпадают. Через 10 дней после публикации. Два дня прошли.



Михаил Соколов: Владимир, то есть вы считаете, что можно развести национализм на цивилизованный и нецивилизованный?



Владимир Прибыловский: А вот развести теоретически возможно. И такие попытки предпринимались. Например, я считаю Александра Исаевича Солженицына, безусловно, националистом, и безусловно, цивилизованным. Но другое дело, что если посмотреть на политический спектр России, то вот нет такой партии... некоторые, может быть, и говорят, что «мы взгляды Солженицына проповедуем», но на самом деле нет такой партии, которая соответствовала бы взглядам этого великого писателя. Все националистические партии у нас, к сожалению, в России в той или иной степени нецивилизованные. Но, между прочим, вот Франция, существует там партия Ле Пена «Национальный фронт». Я вовсе не считаю ее такой уж цивилизованной, но я считаю, что это правильно, что она участвует в выборах. Бороться нужно словом, а также правильной политикой, со всеми политическими извращениями, в том числе на почве национализма.


И вот поэтому я за то, чтобы «Великую Россию» зарегистрировали и дали ей возможность участвовать в выборах. Я как раз вижу в ней, так сказать, вполне аналог партии Ле Пена. Андрей Савельев - ну, это такой немножко более дикий вариант утонченного интеллектуала Ле Пена.



Михаил Соколов: Прочитаю сообщение с пейджера. Юрий Николаевич пишет: «Зачем народу нужна такая партия, как «Великая Россия», которая собирается тащить нашу страну назад, в Средневековье, прославлять царя-батюшку, национализм и поповщину?».


И еще. Валентина пишет: «Прозвучало, что ваша партия хочет вернуть все, что было до СССР. А что ж, в 1917 году народ от хорошей жизни поднялся против собственников-эксплуататоров?».


Вот видите, Юрий Юрьевич, люди левых взглядов, они тут же отталкиваются от вашего консерватизма и, похоже, не хотят вас поддерживать.



Юрий Попов: А когда я говорил о наших главных жизненных ценностях, о российских, русских жизненных ценностях, то я имел в виду традиционные ценности русского человека – правда, справедливость, вера, уважение, честность – то, чего сегодня нет в политике, нет во власти. Вот о чем мы говорим, когда мы говорим, что мы хотим вернуться к традиционным русским ценностям, вернуть их в нашу жизнь, вернуть в нашу политику. Не только зеленый доллар – Бог сегодняшней жизни у нас в стране, а вот такие простые, понятные, человеческие ценности, которые опять бы стали ценностями в нашем обществе.



Михаил Соколов: Вы знаете, очень странно связывать вот эти общие понятия приличного поведения с одной национальностью.



Юрий Попов: А почему? Я не связываю с национальностью.



Михаил Соколов: Вы сказали, что это «истинно русские ценности». А другие народы на вас обидятся.



Юрий Попов: Почему они на меня обидятся? Если бы я сказал, что у русских таких ценностей нет, а я это приписал бы, тогда на меня можно было бы обижаться. Я же говорю правду.



Михаил Соколов: Будем надеяться.


«Все зарегистрированные партии России должны участвовать в выборах. Центризбирком может не пустить партию, экстремистски настроенную», - пишет Андрей из Одинцово. Вот как только определить, какая партия экстремистская, и кто будет, действительно, судьей в этом вопросе?..


Вот было интересное выступление господина Лимонова недавно. «В глазах Кремля Дмитрий Рогозин принадлежал к кремлевской корпорации, но предал ее. Ему осталась одна дорога - в «Другую Россию». Поскольку националистическое движение неспособно на самостоятельное политическое существование. Ему надо идти в коалицию «незарегистрированных» и «несогласных» - в «Другую Россию», и его возьмут - только без Белова (то есть без Движения против нелегальной иммиграции)».


Юрий Юрьевич, что скажете о таком предложении Лимонова?



Юрий Попов: Я понимаю Лимонова, он опытный политик, и привлечь такую фигуру, как Дмитрий Рогозин, в свои ряды – это, естественно, повысить рейтинг своей партии, которая никогда не преодолеет никакого барьера, даже если этот барьер будет составлять 3 процента. Поэтому мне понятно его желание привлечь к себе, в свои сторонники Дмитрия Рогозина. Но этого не произойдет никогда, потому что я близко знаю Рогозина, знаю его взгляды, и понимаю, что это люди с совершенно разными взглядами, с разными убеждениями, и они оказаться в одной команде, в одном лагере просто не могут.



Михаил Соколов: Ну а если вас не зарегистрируют, вы попытаетесь договориться с какими-то другими партиями, чтобы ввести своих представителей в какой-то список? Вот говорят о «Патриотах России», например.



Юрий Попов: Я скажу сразу, что мы изначально предполагали, что власть поведет себя вот так, как слон в посудной лавке, и будет крушить все подряд, и плевать на те законы, которые сама же издала, утвердила и в качестве законов нам представила. И не пытались создать партию под разовую задачу – под выборы 2007 года, нет. Мы создаем партию с длительной перспективой. И партия будет участвовать в жизни нашей страны и в политической борьбе на всех последующих выборах. Мы ее все равно зарегистрируем. Потому что если есть реальных на сегодняшний день уже 76 тысяч человек, - потому что процесс приема идет, независимо от деятельности ФРС, - их зачеркнуть нельзя, не учитывать позицию этих людей просто нельзя. Они живые и активные люди, они говорят о своей позиции. Поэтому мы твердо уверены в том, что мы зарегистрируемся, мы будем на политическом поле.


А как себя вести на выборах 2007 года... Конечно, как партии, нам хотелось бы иметь своих депутатов в Думе для проведения нашей политики, для использования думской трибуны, для использования депутатских возможностей для работы в СМИ. И как это сделать, если нам не дадут пойти под своим флагом партии, мы подумаем, и у нас есть варианты.



Михаил Соколов: Владимир, какие варианты может избрать «Великая Россия»?



Владимир Прибыловский : Я думаю, что вся партия«Великая Россия» не может пройти по чужим спискам, а Дмитрия Рогозина вполне могут включить в список «Патриотов России» под вторым даже и третьим номером. Даже, кажется, есть такое разрешение господина Суркова. И вот начнется игра, как в 2003 году, когда партия «Родина» была отчасти проектом Кремля, а отчасти проектом Рогозина, а еще отчасти – Глазьева. Партия «Патриоты России» - это чисто кремлевский проект.



Михаил Соколов: Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG