Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Перемещенное лицо». Владимир Войнович завершил эпопею о бравом солдате


Владимир Войнович

Владимир Войнович

Писатель Владимир Войнович объявил, что закончил работу над третьей, заключительной книгой своей эпопеи о солдате Иване Чонкине. Она называется «Перемещенное лицо». Первая часть трилогии появилась в 1975 году в парижском издательстве «ИМКА-Пресс» и повлекла за собой гонения на автора. В 1980-м Войнович эмигрировал и до развала Советского Союза жил в Мюнхене. Третья часть его лирико-сатирической эпопеи выходит в московском издательстве «ЭКСМО» в сентябре, к 75-летию писателя.


Предвкушаю, что третья часть «Чонкина» у меня пойдет легко и в охотку, как в свое время первые две. Сатира Войновича нравится далеко не всем, как всякая сатира: есть люди с трагическим миросозерцанием, им никакая насмешка не по душе. Есть читатели с мещанскими вкусами: они выискивают литературу прагматическую, прикладную. Я принадлежу к тем, кому от Войновича весело, я ценю его умение показать человеческую глупость, жизнь дураков и тупиц. Увы, многие уколы сатирика умирают с годами, новые поколения не слышат и не помнят исторического повода для тех или иных насмешек. Может быть, поэтому, не прозвучали как следует экранизации «Чонкина», сделанные в 1990-е годы, когда советская актуальность потускнела? Не знаю.


Но вот третий том. Писатель кое-что рассказал о замысле, приоткрыл содержание. Во-первых, о перемещенных лицах, то есть о тех, кто попал в жернова Второй мировой войны, у нас как следует еще не писали, и реалии романа с таким героем не могут не занимать. А Войнович, как сатирик, не сомневаюсь, приготовил для нас едкие детали встречи Чонкина с Западом.


Во-вторых, судя по всему, книга будет сочиться литературой. Чонкинская невеста Нюра пишет письма жениху по адресу Энской летной части, как будто не зная, что так засекречено называлась каждая военная часть — и чеховский Ванька Жуков с его письмом на деревню дедушке тут как тут. Не получая — естественно — ответов от жениха псевдолетчика, Нюра, чтобы не смеялись соседи, садится писать себе ответы сама — и готовы переклички с кем угодно: хоть с мистером Бином, хоть с Ромэном Гари (тоже, кстати, летчиком), который, чтобы не волновалась мама, написал ей, уходя на войну, все фронтовые письма загодя, а приятель потом посылал их время от времени.


Войнович обещает, что книга охватит полвека с 1941 по 1991 годы. Чего только ни произошло за это время! Поводов посмеяться было вдоволь. Или взгрустнуть.


Не знаю, как другие, а я предвкушаю два-три вечера читательского удовольствия. Разве это так уж мало?


XS
SM
MD
LG