Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто может въехать в США без визы


Ирина Лагунина: Конгресс США принял пакет законов по укреплению внутренней безопасности страны. Среди прочих мер законопроект предусматривает существенное изменение правил выдачи въездных виз для иностранцев. Если раньше безвизовые отношения поддерживались только с государствами, где доля граждан, получивших по той или иной причине отказ в ходатайстве о въезде в США, не превышала 3 процентов, то сейчас этот порог поднят до 10 процентов. Изменения визовых предписаний с особым нетерпением ожидали бывшие коммунистические государства Центральной и Восточной Европы, сравнительно недавно ставшие членами западных военно-политических структур. Закон, который вступит в силу, как только будет подписан президентом, многих из них серьезно разочаровал. Рассказывает Ефим Фиштейн.


Ефим Фиштейн: Новый закон, по мнению дипломатических ведомств восточноевропейских стран, содержит в себе множество существенных недоработок. В качестве примера здешняя печать приводит одну из таких несуразиц – новый американец, преступивший местные законы, может быть депортирован в страну своего происхождения. Но ведь по американским же законам, получая американское гражданство, человек автоматически отказывается от предыдущего гражданства – как же может его принять государство, гражданином которого он больше не является? Последовательное соблюдение такого закона чревато серьезными осложнениями – ведь в Соединенных Штатах проживают, нередко довольно давно, миллионы выходцев из стран Восточной Европы.


Но, конечно же, пристальное внимание жителей региона было привлечено к тем положениям закона, которые меняют правила предоставления американских виз. В настоящее время во въездных визах не нуждаются граждане 27 стран мира, прежде всего развитых демократий. Из всего посткоммунистического мира безвизовыми отношениями с США может похвастаться только Словения. Поляки, чехи, венгры, прибалты и прочие восточноевропейцы воспринимали такое положение, как откровенно дискриминационное и добивались восстановления равенства. Задействованы были мощные этнические лобби в Соединенных Штатах. Дипломаты пользовались каждым удобным случаем, чтобы указать американским законодателям на то, что именно они, а не западноевропейцы, являются наиболее надежными союзниками и друзьями Америки, что и было доказано делами – в Косово, Ираке и Афганистане. Правительства Польши и Чехии в причине готовы предоставить свою территорию под элементы американской противоракетной обороны, что выводит их на передний край борьбы с государственным терроризмом.


И вот закон принят, но ожиданий Центральной Европы он не оправдал. Вместо того, чтобы уравнять их жителей в правах с остальными демократиями, он создает новые водоразделы. Дело в том, что порог в 10 процентов отказов во въездных визах преодолевают на сегодняшний день только две страны региона – Эстония и Чехия. В числе тех, кто это условие не выполняет, оказались поляки – сегодня одна из самых надежных опор американской внешней политики. Их разочарование можно понять, но если абстрагироваться от первых эмоций, как воспринимается ситуация в странах региона? Скажем, в Словакии, которая тоже не попала в разряд тех избранных, кому для поездок в США больше не нужны будут визы. Какой была реакция официальных властей и общественности, спросил я директора братиславского Института общественных проблем Григория Месежникова:



Григорий Месежников: Реакция официальной Братиславы, как мне представляется, неоднозначная, смешенная. Это связано с тем, что ожидания, конечно, были гораздо более оптимистичные. В местной прессе в течение последних недель публиковались комментарии, в которых делались прогнозы, что визовый режим в отношении Словакии будет отменен в течение года. В том же плане высказывался словацкий посол в Вашингтоне. После принятия закона, который установил 10% норму отказа в выдаче виз в качестве основного критерия отмены визового режима, до сих пор, как известно, норма была 3%, словацкое Министерство иностранных дел выразило сожаление, что конгресс США не посчитал возможным отменить визовый режим. Однако замминистра иностранных дел Словакии попыталась несколько смягчить, а точнее - подсластить первоначально заявленную, слабо закамуфлированную горечь утверждением, что США сделали шаг в правильном направлении и что Словакия способна в ближайшие пять лет придти в соответствие с установленное 10% нормой. У нее, кстати, сейчас по неофициальным данным 12% отказов в выдаче виз. У словацкого правительства в силу разных причин довольно сложные отношения с нынешней американской администрацией, поэтому ожидать какой-то развернутой реакции на принятие закона со стороны официальной Братиславы не приходится. Словацкое правительство наверняка не захочет, что называется, засветиться какой-то вызывающей лишние пересуды реакцией на решение, на принятие которого оно не могло непосредственно повлиять. Поэтому было бы нереалистично ожидать какой-то критики в адрес США со стороны нынешних словацких правительственных деятелей. Да и разница между установленной процентной нормой и реальной долей отказов у Словакии несущественна, она составляет 2%. Гораздо меньше, кстати, чем у Польши. Поэтому все здесь надеются на то, что удастся процент отказов снизить.



Ефим Фиштейн: Можно ли говорить о том, что решение американского Конгресса явилось разочарованием для словаков? И пройдет ли со временем горечь нанесенной обиды?



Григорий Месежников: Да, определенное разочарование чувствуется. И, наверное, это связано с тем, что, как я уже сказал, ожидания были весьма и весьма оптимистичные, и Словакия до последнего времени считалась одним из самых верных союзников США на международной арене. Поэтому многие здесь предполагали, что отмена виз – это по сути дела решенный вопрос, естественно казалось, что это большое упрощение. По телевидению выступал бывший посол Словакии в США Мартин Бутора, человек, который внес существенный вклад в развитие словацко-американских отношений, который повлиял на их характер в то время, когда Словакия вступала в НАТО. Он отлично знает американское общество, американскую политическую жизнь. Так вот он отметил, что на принятие конгрессом этого решения о новом подходе к визовой политике повлияли не только соображения безопасности и не столько может быть соображения безопасности, как вопросы, связанные с эмиграцией, с развитием экономики, с настроениями избирателей в различных штатах. Он указал на то, что сенатор Диана Файнштайн, которая предложила оставить в силе саму эту норму отказов в качестве критерия для отмены визового режима, она представляет Калифорнию, что она принимала во внимание именно отношение жителей этого штата к эмиграции. То есть налицо были соображения, не связанные ни с вопросами безопасности, ни с характером отношений США со странами, в отношении которых ведется визовая политика. Что интересно, бывший словацкий посол согласился с тем, что произошла определенная подвижка в правильном направлении. Однако он указал на то, что вопрос об американских визах в Европе и в Центральной Европе, в частности, имеет более широкое звучание, нежели сама по себе проблематика двусторонних отношений, вложенная в рамки стандартной дипломатии. Как известно, в последнее время имидж США в силу разных причин в мире, в том числе и в Европе ухудшился. И новые подходы, более открытые, более либеральные к проблеме визового режима, они могли бы ситуацию с имиджем Америки хотя бы частично исправить. Это, естественно, зависит от того, насколько глубоко проникнется нынешняя американская администрация, американские законодатели пониманием важности именно такого аспекта, именно такого подхода.



Ефим Фиштейн: Мнение директора братиславского Института общественных проблем Григория Месежникова. Как уже было сказано, новым условиям, хотя они и гораздо более мягкие, чем прежние, все же не удовлетворяет


Польша. При этом именно поляки были самыми эффективными лоббистами, пробивавшими в Конгрессе идею визовых послаблений для «новых демократий». Нет ли у них ощущения, что их чувство любви к Америке осталось безответным? И что на все проявления дружбы и союзничества Америка ответила черной неблагодарностью? Эксперт варшавского Центра международных отношений Войцех Борозич-Смолиньский связи между визами и внешнеполитическими позициями не видит.



Войцех Борозич-Смолиньский: Я бы расставил знаки совсем иначе. Наше участие в действиях международной коалиции в Ираке, тот факт, что польские солдаты воюют бок о бок с американцами в Афганистане, преследует совсем другие цели. Увязывать эти операции с проблемой предоставления американских виз – не более, чем глупость. Несерьезно думать, что раз мы посылаем наших военнослужащих в очаги напряженности на подмогу американцам, то и они обязаны отменить для нас въездные визы. Ставки в этой игре гораздо более высокие, чем визы. Во-первых, своим участием в военных операциях мы охраняем жизнь своих же граждан, которые в противном случае могли бы стать мишенью террористов. Невозможно оценивать жизнь сограждан по количеству выданных виз – слишком разная у этих категорий ценность. Но есть вещи, которых мы - обмен на наше участие в военных операциях в Ираке, в обмен на нашу готовность разместить на своей территории противоракетную базу - добиваться можем. Мы можем и должны добиваться более существенного участия американцев в деле обеспечения безопасности Польши, прежде всего безопасности оборонной. Мы можем добиваться военной помощи людьми и вооружениями: например, требовать укрепления наших военно-воздушных сил поставками какого-то количества истребителей Ф-15. Можем добиваться размещения у нас зенитных систем Пэтриот, способных защитить наше небо от ракет, размещенных в соседней Калининградской области, или систем, способных обезопасить нас от ракет типа «воздух-земля», дислоцированных в соседней Белоруссии. Говоря о том, чем должна Америка оплатить польское участие в боевых операциях в Ираке или Афганистане, следует оперировать только такими категориями – а отнюдь не категориями безвизовых отношений. Слишком уж несопоставима ценность сравниваемых явлений. На одной чаше весов – жизнь поляков, безопасность Польши и ее стратегическое положение в Европе и в мире, на другой – визы на въезд. Говорить о необходимости отмены виз для поляков можно, но только в другом контексте, ибо это совсем другое дело.



Ефим Фиштейн: Мнение Войцеха Борозича-Смолиньского из варшавского Центра международных отношений. Эстония, как уже было сказано, - один из двух счастливчиков, которые выполняют условия нового закона и следовательно могут рассчитывать на безвизовые отношения с США. Велика ли их радость по этому поводу. Я позвонил директору таллиннского Музея оккупации Хейке Ахонену. Он сказал.



Хейке Ахонен: Мне кажется, что, во-первых, Эстония уже долго хвастается тем, что она хороший ученик Запада. То есть мы действительно резко в внешней политике отвернулись от Советского Союза. И в этом смысле действительно сделали бросок в Запад. То, что меняется визовая система, этого ждем уже долго. Нам кажется, что это уже запаздывает. И в то же самое время понятно, что осложняется передвижение людей не только в Европе, особенно в отношении Америки. Так что это естественное развитие, которое мало кого удивляет, но которое считают немножко запоздалым. Для тех, кто имеет деловые отношения, которые хотят на учебу ехать, - это, естественно, очень хорошо.



Ефим Фиштейн: Вполне вероятно, что, учитывая настроения своих центральноевропейских союзников, президент Соединенных Штатов прежде, чем подписать законопроект, предложит внести в него кое-какие поправки.


XS
SM
MD
LG