Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Реванш за Беловежскую пущу взят на Северном Ледовитом океане. Не вполне, но хотя бы отчасти.

Россия, перестав быть Советским Союзом, заодно потеряла больше пяти миллионов квадратных километров территории. Теперь заявлены претензии на подводный хребет Ломоносова как продолжение России. В этом случае к площади страны добавляется 1 миллион 200 тысяч квадратных километров. А это – четыре Франции. Населения, правда, немного. То есть, пока – те, кто на борту "Академика Федорова", с которого спускались батискафы для установки государственного флага Российской Федерации на океанском дне под Северным Полюсом. Когда "Академик Федоров" вернется домой, во всех четырех Франциях не останется никого.

Пока, впрочем, никого там и не надо. Есть предположение, что на дне – нефть и газ. Есть гипотеза, что с развитием глобального потепления и техники можно будет добывать из-под льдов углеводороды. Но это уж очень отдаленная перспектива. Такой экономической дальновидности никогда российская власть не проявляла. Но ведь речь не об этом.

Речь о статусе. Хотя подводный флаг – всего лишь символ, но слова важнее дел, потому что утешают так же, а затрат сил требуют куда меньше. Когда 29 сентября 1513 года Васко Нуньес де Бальбоа в полных доспехах, с обнаженной шпагой в одной руке и кастильским знаменем в другой, вошел в воды Тихого океана, объявив его собственностью Испанской короны, никто особенно не взволновался. Телевидения не было, и вообще всё мерили по карте на локоть. Еще до этого папа римский Александр VI просто провел линию от полюса к полюсу: по одну сторону всё испанское, по другую – португальское. Ну и что? Занятно, что сейчас, через полтысячи лет, вопросы решаются примерно так же. Ровным счетом ничего нет на этом самом полюсе, а знаменами уже меряются.

Зато внутри России флаг на арктическом дне полощется рядышком с олимпийским знаменем в Сочи. Пропаганда работает, придавая событию особое историко-политическое значение – напоминая о славном юбилее. Как раз 70 лет назад была пущена полярная дрейфующая станция Северный Полюс-1 во главе с Иваном Папаниным. Преемственность налицо.

Налицо и политическое беспамятство. Или просто незнание своей истории. Потому что имя Папанина намертво связано и с другим юбилеем, тоже 70-летним – началом массового террора, который внес 37-й год в исторические анналы, без всякий пояснений: просто "37-й" – и всё ясно.

Папанин был одним из тех, кто проложил путь к 37-му. В 1920 году он стал комендантом Крымской ЧК. Именно тогда Крым заливал кровью красный террор Белы Куна и Розалии Землячки – чудовищный даже по меркам гражданской войны. В ЧК Папанина рекомендовала лично Землячка. В 21-22-м Папанин был секретарем Реввоенсовета Черноморского флота.

На дрейфующих льдах он не расстреливал – их там всего было четверо, его самого включая. Но политинформации и партсобрания проводил регулярно, как и демонстрации под развернутым знаменем вокруг палатки в ледяной пустыне. А чтобы не утратить навыки, каждый день разбирал и собирал маузер.

Достижение нынешней экспедиции – само по себе достижение. Украшать его образом дважды Героя Советского Союза, кавалера девяти орденов Ленина Ивана Папанина не стоило бы – как раз по соображениям величия и статуса. Но, кажется, на этот счет есть другое, все более распространенное, мнение.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG