Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы детско-юношеских спортивных школ


Валерий Винокуров: Сегодня у нас в гостях наш слушатель Михаил, который неоднократно звонил нам и всегда по очень конкретным важным поводом, связанным с детско-юношеским спортом вообще, в частности с футболом. Мы продолжаем таким образом тему, избранную нами главной уже месяца как три.



Дмитрий Морозов: Пожалуй, да, месяца три.



Валерий Винокуров: Именно потому, что мы когда-то осознали, что детско-юношескому спорту в России уделяется не так много внимания, как хотелось бы. И мы освещали чемпионат Европы среди молодежных сборных по футболу, освещали юношеский чемпионат Европы, который проходил в Австрии. В гостях у нас по этим вопросам уже побывало не один и не два, не три специалиста. Мы с Равилем Сабитовым беседовали об этих проблемах, с братьями Смертиными.



Дмитрий Морозов: Стоит вспомнить и баскетбол, конечно же.



Валерий Винокуров: Естественно. На эту тему с Сергеем Селивановым и Валерием Бариновым мы делали цикл передач. И Сергей Елевич принимал участие в обсуждении этих проблем. Можно вспомнить и теннис. У нас же был в гостях однажды Александр Богомолов – тренер, который в Америке работает, но все лето проводит в России, занимаясь с детьми, и вице-президент Российской федерации тенниса Вяхирев, с которым тоже это все обсуждалось. А Михаил звонил почти во все те программы. Михаил, вы слушали все наши последние репортажи, беседы с этими людьми?



Слушатель Михаил: Да, безусловно, я внимательно слушал. И более того скажу, мне очень отрадно и приятно, что Радио Свобода уделяет столько внимания детско-юношескому спорту. Не только потому, что дети – наше будущее, а потому, что многие проблемы, корень проблем в том же футболе взрослом я вижу совершенно иным, нежели пытаются освещают центральные спортивные издания.



Валерий Винокуров: Ну, они освещают, по-моему, детско-юношеский футбол крайне поверхностно, результаты сообщат. Правда, надо сказать, что из Австрии репортажи передавались, в «Спорт-Экспресс» например.



Дмитрий Морозов: Все-таки это континентальное первенство.



Валерий Винокуров: А вообще, вы в принципе следите за развитием детско-юношеского спорта или просто по душе это вам, близко? Почему вы именно сосредоточили свое внимание на детско-юношеском спорте?



Слушатель Михаил: Дело в том, что, я с детства пытался и хотел, чтобы мои дети, а у меня дочь Марина и сын Андрей, занимались спортом. И поскольку я в юношеские годы играл в футбол, я был вратарем, но мой рост не позволил вратарем, но мой рост не позволил заиграть на более высоком уровне…



Дмитрий Морозов: Надо было амплуа сменить, Михаил.



Слушатель Михаил: К сожалению, в поле у меня как-то не получалось так. И поэтому на уровне детско-юношеских команд и закончились мои пробы и успехи. И когда мои дети занимались футболом, я посещал.



Валерий Винокуров: А дочка тоже?



Слушатель Михаил: Да, дочка тоже. Поскольку в Москве единственная школа женская по футболу в Чертаново, я бы хотел потом тоже на ней остановиться. А мы совершенно в другом конце Москвы жили, то она занималась рядом. Есть детская спортивная школа в Москве известная «Тимирязевец», откуда многие вышли.



Дмитрий Морозов: А как же! Баскетбол!



Слушатель Михаил: Ну, это разные, правда, школы. У Баринова ДЮСШ 71, а это ДЮСШ 76, где директор Объедков, это футбол, плавание.



Валерий Винокуров: А, это футбольный «Тимирязевец».



Слушатель Михаил: И вот дочка занималась с мальчишками, которые на два года были моложе ее. И вот таким образом я посещал все тренировки, старался не пропускать соревнований.



Валерий Винокуров: И вот сами увлеклись.



Слушатель Михаил: Сам увлекся, да. А потом уже меня стали интересовать проблемы более серьезные.



Дмитрий Морозов: Нам позвонил Иван из Москвы.



Слушатель: Как идет сейчас финансирование детско-юношеских спортивных школ? Потому что я работал в свое время завучем именно в такой школе. У меня у приятельницы дочка училась в Германии в школе со спортивным уклоном. Там сразу брали пробы у детей.



Валерий Винокуров: На предмет допинга что ли?



Слушатель: На предмет наркотиков, спиртного. Сразу вот это было централизовано.



Валерий Винокуров: Это прекрасно вообще. Значит, в спортивной школе в Германии следят еще за тем, чтобы дети не курили, не выпивали, тем более наркотики не употребляли.



Дмитрий Морозов: Это не совместимо совершенно со спортом. Как можно заниматься спортом, да еще при этом потреблять наркотики?



Валерий Винокуров: Но дело в том, что это все недешево. Значит, немецкая общеобразовательная структура расходует деньги на это. Как в России принято говорить, что надо заботиться о здоровье нации, эти общие слова, которые все говорят, только меньше всего в этом направлении делают. Иван, спасибо, это очень интересная информация. Я даже поинтересуюсь у немецких журналистов.


Михаил, видите, Иван работал завучем спортивной школы. И вот он интересуется, как сейчас организовано финансирование. Вы в курсе дела?



Слушатель Михаил: Да, конечно. Я могу ответить на этот вопрос. Конечно, по сравнению с тем, что было еще несколько лет назад, сейчас намного лучше, во всяком случае в Москве, потому что у нас все-таки и мэр спортивный, и департамент физической культуры и спорта тоже многое делает сейчас для развития детско-юношеского спорта.



Валерий Винокуров: Департамент, в мэрии который?



Слушатель Михаил: Нет, это бывший Москомспорт, а сейчас он получил статус департамента буквально месяц назад.



Валерий Винокуров: Вы действительно очень информированы. И что этот департамент?



Слушатель Михаил: Департамент, возглавляет который Михаил Сергеевич Степанянц, первый зам. его – Юрий Дмитриевич Нагорных многое делают. Сейчас я могу назвать среднюю заработную плату. Если в годы «перестройки» вообще практически тренеры ничего не получали, то сейчас в детско-спортивных школах основных (есть школы, которые относятся к Департаменту физической культуры и спорта, а есть школы при профессиональном футбольном клубе, есть частные школы), я сейчас говорю о Департаменте физической культуры, школах Москомспорта.



Валерий Винокуров: То есть государственных.



Слушатель Михаил: Где Валерий Баринов, «Тимирязевец», - вот эти школы.



Валерий Винокуров: То есть на бюджете города.



Слушатель Михаил: Зарплата средняя составляет где-то от 15 до 20 тысяч, зависит от стажа и от квалификации тренера. Конечно, зарплата еще не позволяет, чтобы молодежь приходила охотно, поэтому в основном в школах сейчас работают тренеры с большим стажем.



Валерий Винокуров: Которым некуда деться.



Слушатель Михаил: Да, которым либо некуда, либо которые фанаты своего дела и безумно влюблены в то дело, которым они занимаются. Молодежь пока не очень охотно идет в детско-юношеские спортивные школы.



Валерий Винокуров: Иван, может быть, не только имел в виду это. Может быть, он имел в виду финансирование еще по части спортивной формы.



Слушатель Михаил: Я мог бы сказать не только о форме, но и о выездах. Ведь для того, чтобы происходил рост мастерства юных спортсменов, необходимо, чтобы они участвовали в соревнованиях, и не только в московских, чтобы они имели возможность выезжать за пределы города, в другие страны на разные турниры.



Валерий Винокуров: Вот это финансируется тоже?



Слушатель Михаил: Да, это в принципе финансируется. Насколько мне известно, не все директора школ довольны тем объемом финансирования для выезда и для участия во многих соревнованиях. Но, тем не менее, финансируется. И когда я беседовал с одним из руководителей Департамента физической культуры и спорта, который ведает вопросами детско-юношеского спорта, он говорил, что те школы, которые показывают хороший результат, у них даже остаются в конце года средства от выделенных денег.



Дмитрий Морозов: Михаил, а то, что статус Москомспорта был повышен до департамента, до министерства своего рода, это своего рода Министерство городского масштаба, наверное, ситуация улучшится?



Слушатель Михаил: Мы будем надеяться во всяком случае, что она улучшится.



Валерий Винокуров: У меня возник вопрос, вы сказали, что тренеры получают от 15 до 20 тысяч. Насколько я знаю, выпускники института физкультуры стараются устроиться в фитнесс-центры различные, в платные бассейны, если у них специализация – плавание, потому что там они получают гораздо больше. И тогда получается, что вы правы, что только тренеры с большим стажем всю жизнь работали и продолжают работать. Но 15-20 тысяч не так много для человека, который начинает жизнь. И они стремятся в фитнесс-центры. Я просто знаю некоторых знакомых, которые заканчивали институт физкультуры, который сейчас называется академией.



Слушатель Михаил: Валерий, вы затронули на самом деле один из самых важных вопросов в детско-юношеском спорте. Мы как раз начинали говорить, что проблемы футбола нашего я вижу в несколько иной плоскости, чем ее видят многие журналисты. Они пытаются объяснить это тем, что в сборной тренера нужно поменять, в клубах тоже не те тренеры. А я как раз вижу две основные проблемы. В связи с тем, что сейчас действует программа Российского футбольного союза «Подарим детям стадион», и уже построено около 70 полей, а с 2008 по 2015 год РФС добился включения в федеральную программу строительства стадионов, и будет построено у нас с 2008 по 2015 год около 700 искусственных полей.



Валерий Винокуров: Имеется в виду на всю Россию около 700 полей.



Слушатель Михаил: И 500 мини-футбольных полей. Поэтому я бы хотел назвать две основные проблемы детско-юношеского футбола.



Валерий Винокуров: А сколько в Москве сейчас построено этих полей «Подарим детям стадион»? Я просто хотел бы посмотреть.



Слушатель Михаил: Это интересный вопрос, но вначале я бы хотел ответить на ваш предыдущий вопрос по тренерам. Основную проблему нашего футбола я вижу в том, что у нас фундамент рыхлый нашего российского футбола. А здание устойчиво в том случае, когда этот фундамент прочный. А наше здание терпит:



Валерий Винокуров: :опасность землетрясения. Вот вы все время говорите про футбол, а в других видах спорта разве не так же? Или там лучше или хуже?



Слушатель Михаил: И в других видах спорта многое зависит от средств. Я объясню, почему я футбола касаюсь. Например, у нас в России около 1600 детско-спортивных школ футбольных. Поэтому если мы 1600 умножим, а в каждой школе от 7 до 10 возрастов, это получается пускай 16 тысяч, и тренеры на каждую команду – получается большое количество тренеров.



Валерий Винокуров: Короче, молодые не идут, если вернуться к моему первому вопросу.



Слушатель Михаил: Почему молодые не идут? Вы правильно сказали, из-за низкой заработной платы. А, соответственно, поэтому у нас работают более 60% в том же футболе тренеров без специальной квалификации, без специального образования.



Валерий Винокуров: Но это же не только к футболу относится. Иван же задавал вопрос о финансировании вообще спортивных школ. Он же не имел в виду только футбольные. Потому что футбольные, как вы верно заметили, предположим, в ЦСКА или в «Локомотиве», в «Динамо», «Спартаке», «Сатурне», они же обеспечены, наверное, лучше. Там же зарплата, естественно, больше.



Слушатель Михаил: Ну, я вам хочу сказать про ведущие московские клубы, зарплата тренера составляет от полторы до двух тысяч долларов в месяц.



Дмитрий Морозов: Это существенно.



Валерий Винокуров: Это уже существенно.



Дмитрий Морозов: Слово Валерию Аркадьевичу из Королева Московской области.



Слушатель: Я вас поздравляю с тем, что я вас теперь буду слушать чаще, ваша передача приобретает социальную окраску.



Валерий Винокуров: Она всегда такой была.



Слушатель: А сегодня важнее. Развитию спорта, точнее физкультуры массовой препятствует масса факторов. Те дяди, которые пишут тот же Градостроительный комплекс, они в основном, если по тексту посмотреть, заботятся о том, чтобы дом построить, стоянку, гараж и прочее. И две-три строчки, а может, в других муниципальных образованиях про спортивные площадки – ничего. Если сейчас это будет освещаться в ваших специализированных передачах, где какую спортивную площадку во дворе жители отстояли? Это важно.



Дмитрий Морозов: Прекрасно, можно с такой инициативой выйти.



Слушатель: Примеров то хватает. Когда народ и проигрывает, собственно говоря. И вот приглашение человека, который очень близок к этим проблемам, желательно, чтобы он больше рассказывал именно о таких победах, когда дети отстояли, показать массовый подъем людей за свои права, за физкультуру.



Валерий Винокуров: Понятно, спасибо вам за такой поворот темы. Пока Валерий Аркадьевич говорил, Михаил утвердительно кивал головой, и мы сможем эту тему продолжить. Единственное, мы же не можем выступить организаторами рассказа о том, кто где победил.



Дмитрий Морозов: Собирать информацию от слушателей, допустим.



Валерий Винокуров: Да, вот это самое главное. Надеюсь, что Валерий Аркадьевич, который обещал нас слушать, меня удивляет, почему только теперь, видимо, как-то не попадал он, все проблемы большого спорта обсуждались, поэтому он не попадал на наши такие передачи социального плана. Хотя мы их ведем часто.



Слушатель Михаил: Валерий Аркадьевич, конечно, было бы приятно рассказывать о победах. Но я не за тем пришел в студию Радио Свобода, чтобы именно останавливаться на этих вопросах. Мне хотелось бы заострить на некоторых проблемах внимание.



Валерий Винокуров: Но победы то есть какие-то?



Слушатель Михаил: Да, безусловно, победы есть.



Валерий Винокуров: То есть отстаивают что-то?



Слушатель Михаил: Безусловно, это есть. Я хочу привести вам пару примеров. Я говорил о школе Чертаново. Это школа с давними традициями, причем она чем интересна? Ей скоро уже будет 30 лет, разменяла она уже давно третий десяток. Из этой школы я назову нескольких футболистов, которые вышли. Это Игорь Колыванов, Игорь Чугайнов, это Василий Кульков.



Валерий Винокуров: Они все из чертановской школы?



Слушатель Михаил: Да, Аркадий Белый.



Дмитрий Морозов: Это мини-футбол.



Слушатель Михаил: Да, мини-футбол. И список можно продолжать. Но чем эта интересна школа? Там наряду с мальчишками занимаются и девчонки. То есть там есть женское отделение футбола. И это первая в России детская школа, где открыто было женское отделение футбола. В настоящее время девушки из Чертанова играют абсолютно во всех ведущих женских клубах страны и во всех сборных России, а их три – до 17 лет (тренер – Антонов), до 19 лет (тренер Шагов), и взрослая национальная сборная (тренер Юрий Быстрицкий). Так вот эта школа до сих пор не имеет своего стадиона (!). Школа с такими традициями, где работают замечательные тренеры, где работают шесть заслуженных тренеров России, где работают доктора наук. Надо сказать, что там девчонки и мальчишки имеют одновременно возможность и учиться, то есть они учатся в этой школе, получают общее образование.



Валерий Винокуров: То есть это нечто вроде интерната.



Слушатель Михаил: Нет, это не интернат, потому что это не приезжие.



Валерий Винокуров: Специализированная школа.



Слушатель Михаил: Называется государственное учреждение «Центр образования «Чертаново».



Валерий Винокуров: И нет своего поля?



Слушатель Михаил: И нет своего футбольного поля.



Валерий Винокуров: Так вот как раз вернемся к тому вопросу моему, который вы отложили. Вы говорите «Подарим детям стадион», но почему же тогда Чертановской школе сразу не подарить поле?



Слушатель Михаил: Да, я отвечу. И сразу же вам хотелось бы привести свежий пример. Вы затрагивали вопрос о «Подарим детям стадион».



Виктор Ерофеев: Да, Москве подарили?



Слушатель Михаил: В Москве пока в рамках этой программы ни одного поля не построено. Оно должно было появиться.



Валерий Винокуров: Значит, на мой вопрос – построено ли в рамках программы «Подарим детям стадион» в Москве хоть одно поле – вы ответили, что пока ни одного поля не построили.



Дмитрий Морозов: В Москве нет, а вообще, их порядка 70 открыли.



Слушатель Михаил: Вообще, их порядка 70 по России. Ну, вот Москвы я бы хотел коснуться. Есть еще такая футбольная школа, она, правда, молодая, в отличие от Чертаново, ей 8 лет, в 1999 году она появилась, называется школа МКМ. Расшифровывается просто, есть такой завод «Москабельмет», и там очень хорошие руководители, они решили взять под свою опеку детскую школу по футболу. Этот завод вкладывает большие деньги, потому что дети из этой школы не только принимают участие в первенстве Москвы среди детско-юношеских спортивных школ, но и выезжают за границу, и в Испанию, и в Италию, выезжают на сборы летние.



Валерий Винокуров: То есть хорошо играют значит?



Слушатель Михаил: Хорошо играют, там директор прекрасный, кстати, женщина – редкое явление в детской футбольной школе.



Валерий Винокуров: Ну, вы – вообще, просто энциклопедист. Мне просто очень приятно.



Слушатель Михаил: Елена Ивановна Ломасова – прекрасный просто человек, влюбленный в свое дело. Она решила попасть в эту программу «Подарим детям стадион». Они собрали документы и пошли с ними в РФС, им уже попали они в проект. Более того, у них поле есть, но в аренде, это в парке «Таганка».



Валерий Винокуров: Ну, тогда я просто промолчать не могу. Это же замечательнейшее в историческом плане футбольное место. Там же начинали играть Бесков, Хомич, это же знаменитый был в Москве Таганский парк.



Слушатель Михаил: Но вы понимаете, что когда в школе десять команд, то на естественном поле же надо и играть, и принимать по воскресеньям команды из других школ – это, естественно, невозможно.



Валерий Винокуров: Ну, их включили в программу РФС?



Слушатель Михаил: Более того, начали уже делать нулевой цикл. Но тут какие-то возникли проблемы со строителями. И в это время проводится рабочее совещание РФС и префектуры Центрального округа. И РФС просит префектуру Центрального округа продлить контракт до 2015 года, а у школы МКМ контракт до 2010 года, то есть три года осталось. РФС вроде бы справедливо ставит свое условие. Почему? Потому что если стелить искусственный газон, то износоустойкость его – 8 лет, а префектура на это отвечает таким образом: а давайте мы к этому вопросу вернемся в 2010 году. И в результате 200 мальчишек останутся без поля. 25 августа должно было уже состояться открытие этого футбольного поля. Но теперь все работы законсервированы, и непонятно, когда это будет.



Валерий Винокуров: Ну, ясно, бюрократические опять всякие проволочки, интриги приведут к тому в результате, что не будет поля.



Дмитрий Морозов: На связи Костромская область, приветствуем Вячеслава Ивановича.



Слушатель: Я живу в 192 километрах от Костромы в сторону Кирова. У меня вопрос о проблеме «грязного» спорта, это профессиональный бокс, где в бедро бьют и сзади по затылку. И смотрят телевизор дети, поскольку у нас не Америка, а каналы доступны. В Японии учит учитель ученика своим примером, а тут чему научат взрослые бои без правил?



Валерий Винокуров: Поняли ваш вопрос. Как раз он к теме имеет некоторое отношение.



Дмитрий Морозов: Не столько вопрос, сколько наблюдение.



Валерий Винокуров: Да, чему научат взрослые нынешние детей. Это вообще вопрос тоже социальный.



Дмитрий Морозов: Но это не те взрослые, о которых Михаил рассказывал. Звонит Иван из Москвы, но другой Иван.



Слушатель: Это Иван второй. Я тоже хочу затронуть тему детского и юношеского спорта, в частности хоккея. Мы все время жалуемся, что мы не можем выиграть чемпионат мира по хоккею. А все идет от детского хоккея. Он у нас в плачевном состоянии. И я хотел бы обратиться к Роберту Воскеричяну, экономическому обозревателю, которого я очень уважаю, мне хотелось бы сравнить, во сколько нам обходится юношеский хоккей, содержание этих школ, сколько тратит государство в целом на это у нас и, скажем, у наших соседей – в Швеции, Чехии или в Финляндии. Я посмотрел чемпионат мира последний и придерживаюсь мнения, что у них по технике лучше игроки. А это все зависит от юношеского хоккея. И второй вопрос тоже Роберту Воскеричяну. Я согласен, у нас нет порядка в хоккее нашем. Скажем, «Крылья Советов» прекратило существование, да и «Спартак» тоже. В любой момент любая хоккейная команда может прекратить существование.



Дмитрий Морозов: Как и футбольная.



Слушатель: В хоккее в большей степени. И нет никаких законов, никаких регламентов. А вот мне интересно, кто содержит в Швеции хоккейные клубы? За чей счет они питаются? Или в Финляндии, допустим? Сколько тратится у них на хоккей детский и сколько у нас? Конечно, эти цифры надо добыть Роберту Воскеричяну, но я буду терпеливо ждать.



Дмитрий Морозов: Добудет.



Валерий Винокуров: Иван, очень хороший вопрос. И нашему сегодняшнему гостю Михаилу мы тоже его можем переадресовать несколько в ином ключе. Вообще, вы все говорите о футболе, о финансировании. Как раз Иван первый задавал вопрос о финансировании школ, видимо, не только футбольных. Вы немножко не в курсе, а хоккейные школы в Москве финансируются нормально или нет?



Слушатель Михаил: Опять же большинство школ либо находятся при профессиональных хоккейных клубах, либо это в ведении Департамента физической культуры и спорта. Поэтому та же самая зарплата и финансирование.



Валерий Винокуров: Примерно такое же, как в баскетболе, как в футболе.



Слушатель Михаил: Да, все на таком же уровне. Единственное, что, конечно, амуниция, скажем, у хоккеистов гораздо дороже.



Валерий Винокуров: Ну, конечно. И потом аренда льда – вот это тоже очень дорого.



Слушатель Михаил: Я должен сказать, что в последнее время построено очень много ледовых дворцов. В каждом округе есть крытый ледовый дворец.



Валерий Винокуров: Да? В Москве в каждом округе?



Слушатель Михаил: В каждом округе, а в некоторых – по два-три. Более того, я вам скажу, я в этом году на многих соревнованиях «Золотой шайбы» побывал, а финал вообще был организован просто грандиозно. Он прошел на Ходынке в ледовом дворце. И поэтому я ездил по этим ледовым дворцам, когда играли дети, а играли там разные возраста, было четыре возраста, проводилась «Золотая шайба» - этот мегатурнир дворовых команд. И конечно, условия приличные довольно.



Валерий Винокуров: Вот видите, Иван второй тоже в каком-то смысле получил ответ. Но его интересовало сравнительное финансирование. Тут Михаил, конечно, не в курсе.



Дмитрий Морозов: Кстати, Михаил в Хельсинки был, между прочим. Может быть, какая-то информация есть?



Слушатель Михаил: О финансировании я вот что хочу сказать. Многие школы, им приходится арендовать футбольные поля. Скажем, аренда сейчас для детской спортивной школы в районе 8 тысяч рублей, это считается недорогая.



Валерий Винокуров: Час?



Слушатель Михаил: Час.



Валерий Винокуров: Восемь тысяч в час?



Слушатель Михаил: Да.



Дмитрий Морозов: И это недорого.



Валерий Винокуров: И считается недорого?



Слушатель Михаил: Я имею в виду из того прейскуранта цен, который существует. Это считается небольшая цена.



Дмитрий Морозов: Есть и 50 тысяч.



Слушатель Михаил: Скажем, школа, которая арендует такое поле, в год у нее уходит более 3 миллионов рублей только на аренду.



Валерий Винокуров: А про Хельсинки?



Дмитрий Морозов: Михаил как раз в перерыве коротко сказал, что он бывал в Финляндии.



Слушатель Михаил: Да, я был в Финляндии на турнире детско-юношеских команд. Там играли и мальчишки, и женские команды. И меня знаете что приятно поразило? Когда рассказываешь, просто не верят. Проходил турнир, казалось бы, не футбольная страна, в двух местах. Я, скажем, был, поскольку у меня дочь играла за команду, и это проходило в одном месте, представьте, 16 футбольных полей под номерами, чтобы не заблудились. Это в Хельсинки, не футбольной стране.



Валерий Винокуров: Естественных полей?



Слушатель Михаил: Естественных, на которых аккуратно подстригают травку. На уровне «Динамо», примерно такие.



Валерий Винокуров: То есть они, получается, программу «Подарим детям стадион» решили давным-давно без помощи Абрамовича и всех этих искусственных полей.



Дмитрий Морозов: В одном Хельсинки 16.



Валерий Винокуров: Нет, в одном районе Хельсинки, так я понял.



Слушатель Михаил: Это только в одном. А турнир проводился еще и в другом районе. Я говорил об одном районе Хельсинки.



Валерий Винокуров: Короче, программа «Подарим детям стадион» в Финляндии решена, я думаю, на ближайшие 100 лет.



Дмитрий Морозов: Игорь Анатольевич, приветствуем вас.



Слушатель: За всеми разговорами вы такого большого слона не видите. Дело в том, что наши мудрецы в Госдуме лишили спорт федерального финансирования. Здесь речь идет о Москве, а в регионах все отдано местному самоуправлению, которому это все не очень-то нужно. При том никакой законодательной базы.



Валерий Винокуров: Игорь Анатольевич, очень важную тему вы затронули. Упрек мы принимаем. Объясните, пожалуйста, Дума лишила государственного финансирования весь провинциальный спорт?



Слушатель: Вообще спорт. Теоретически и практически получается так, что даже содержание сборных команд в ведении местного финансирования. Федерального финансирования нет. Тут даже сейчас в этом разговоре это ни разу не прозвучало. Помните нашего выдающегося боксера Виктора Агеева?



Валерий Винокуров: Ну, конечно.



Слушатель: Сейчас в Белгороде у него школа Агеева, допустим, поддерживает губернатор. Я спросил у Агеева год назад: «А если власть сменится? И вместо этого губернатора придет тот, которому это не нужно?» Агеев говорит: «Тогда моя школа накроется». Очень все просто делается.



Валерий Винокуров: Игорь Анатольевич, спасибо большое, мы действительно были как-то не в курсе этого дела. Это тоже к Роберту Воскеричяну вопрос.



Дмитрий Морозов: Но Роберт даже термин ввел «олигархический спорт».



Валерий Винокуров: Да, правильно. Роберт ведь уже касался этого вопроса. Когда нет федерального финансирования, он так и назвал – «губернаторско-олигархический спорт». Нравится губернатору – он поддерживает команду, перестала нравиться – перестает поддерживать. Богатому бизнесмену какому-то захотелось или ему выгодно, чтобы губернатор его в чем-то ублажил или помог, и тогда он поддерживает спорт.



Дмитрий Морозов: Вот надо Титову «Крылья Советов» футбольные, он поддержал совсем недавно.



Валерий Винокуров: Михаил, видите, как Игорь Анатольевич копнул глубоко. Все-таки давайте вернемся. По-моему, Вячеслав Иванович из Костромской области сказал, что взрослые чему научат детей? В связи с этим у меня возник вопрос: а раз вы так вникаете во все проблемы, вы, наверное, и многих тренеров знаете? Дима, например, знает:



Дмитрий Морозов: :Владимира Николаевича Бубнова.



Слушатель Михаил: Великолепный тренер.



Валерий Винокуров: Вы в курсе, да?



Слушатель Михаил: Да.



Дмитрий Морозов: Он перешел в футбольный клуб «Москва».



Слушатель Михаил: Он – прекрасный аналитик, он прекрасно разбирается в футболе. И он говорит всегда то, что думает. С ним очень интересно.



Валерий Винокуров: Но он – детский тренер, да?



Слушатель Михаил: Да, он работал в последнее время в Егорьевске, насколько я знаю.



Дмитрий Морозов: Да, в системе «Сатурна» был, а сейчас в системе «Москвы».



Слушатель Михаил: Да, в системе «Сатурна», там есть интернат. Там, кстати, работает еще один наш великолепный тренер, вы все, конечно, знаете, это Геннадий Иванович Костырев, который в свое время тренировал многие юношеские сборные.



Валерий Винокуров: И ЦСКА.



Слушатель Михаил: Помните, когда он «Барселону» обыграл своими юнцами молодыми у них на поле.



Валерий Винокуров: Да, 3:2.



Слушатель Михаил: В Лиге чемпионов.



Валерий Винокуров: Ну, Геннадий Костырева мы, конечно, хорошо знаем. Я все-таки вернусь к вопросу о тренерах. Бубнова Владимира Николаевича Дима знает еще со времен Волгограда. Но он в основном детско-юношеский тренер.



Слушатель Михаил: Он возглавлял работу, он не совсем работал с возрастом каким-то, а он руководил.



Дмитрий Морозов: Он в школу ЦСКА пришел.



Валерий Винокуров: А, директором школы.



Дмитрий Морозов: Организовал процесс.



Слушатель Михаил: Валерий, вы затронули очень интересный вопрос о взрослых, которые воспитывают детей.



Валерий Винокуров: Это не я, это Вячеслав Иванович из Костромской области.



Слушатель Михаил: Вячеслав Иванович прекрасный вопрос задал. Я давно посещаю детские соревнования, в том числе футбол. Мы говорили про Хельсинки, когда я был на турнире, и сразу мне бросилось в глаза поведение наших родителей и поведение родителей соперников. Вы знаете, для них праздник, вот их дети играют в футбол, для них результат – не главное. Вот почему наш футбол так хромает? Почему у нас в 15-16 лет мальчишки выезжают и обыгрывают «Аякс», обыгрывают «Манчестер юнайтед», обыгрывают многие ведущие команды, а когда становятся взрослыми, когда переходят во взрослый футбол, у них результата нет, когда тут нужен был бы результат? А дело в том, что у нас работа школ строится в основном, критерий оценки работы тренера оценивается прежде всего результатом, какое место он занял в том или ином турнире.



Валерий Винокуров: А не скольких хороших игроков подготовил.



Слушатель Михаил: Совершенно верно. Поэтому мы имеем такую сборную, поэтому мы имеем такие клубы. И поэтому наш футбол, к сожалению, по словам Виталия Мутко, в 2005 году я был на пресс-конференции в «ИТАР-ТАСС» «Итоги сезона», он тогда сказал: «Наш футбол тяжело болен». Я с ним полностью согласен.



Валерий Винокуров: Ну… Как бы помягче сказать… Я думаю, что он – не тот лекарь. Но диагноз верный.



Слушатель Михаил: Диагноз верный. И я хотел бы сказать, что все-таки Российский футбольный союз, справедливости ради, повернулся ко многим проблемам. И сейчас в детско-юношеском футболе есть подвижки. Так вот мы говорили о взрослых. И вот придите на стадион у нас, посмотрите встречу детских команд, послушайте, как тренер называет зачастую своих футболистов.



Валерий Винокуров: Ой, вот это, видимо, Вячеслав Иванович и имел в виду.



Слушатель Михаил: Посмотрите, как подчас родители какими словами склоняют игроков чужой команды, детей то бишь. Я уже не говорю про судью, что они себе позволяют. А иной раз увидишь и другое: как они прямо на трибуне распивают горячительные напитки. И это все в присутствии детей, это все в порядке вещей. То есть такая проблема есть.



Валерий Винокуров: То есть Вячеслав Иванович за 192 километра от Костромы, и он там подметил. Ну, это, видимо, просто чувство человеческое. Смотришь когда вокруг и думаешь: кого же воспитают эти взрослые?



Слушатель Михаил: И поэтому наш футбол таков, как он есть. Потому что две главные сейчас я вижу проблему. Это проблема методики. Наши методики устарели, они уже не работают. Они не дают результата. И второе главное – то, что делается упование на достижение результата. А до 14 лет, я считаю, результат – это не главный критерий.



Валерий Винокуров: Михаил, вы, будем так считать, - любитель, не профессионал же, не тренер, или как?



Слушатель Михаил: Вы знаете, я вам рассказывал, что благодаря своим детям я вникал в суть проблемы. Два года назад я увидел, что о детском футболе, детском спорте практически никто не пишет, потому что это неинтересно. Интересно рыться в грязном белье у взрослых профессиональных спортсменов, кто какую машину купил, кто где провел время, в каком баре и во сколько он вернулся домой – вот это интересно. А меня эти проблемы детско-юношеского спорта побудили на то, чтобы начать как-то в нем принимать участие. Я начал потихонечку писать. И уже чуть больше двух лет, два с половиной года я пишу о детско-юношеском спорте. То есть я стал журналистом вот таким образом.



Валерий Винокуров: Как это раньше, рабкоры у нас были, правильно, селькоры. То есть когда человека душа зовет высказаться о проблеме. Поэтому вы так хорошо все и знаете. Материал значит собираете, вникаете во все эти проблемы.



Слушатель Михаил: Да, конечно. Я бывал на многих соревнованиях, начиная со двора и кончая серьезными соревнованиями.



Валерий Винокуров: Я к чему сказал, что вы любитель? Потому что то, что вы говорите, предположим, вы похвалили Егорьевскую школу, только что у нас Равиль Сабитов говорил в интервью с нами и ее тоже очень высоко оценил. Вот вы говорите о методике, что не хватает методики и так далее. Евгений Смертин здесь был, я имею в виду профессионалов, они говорят тоже это. Вы сами пришли к этому выводу или благодаря общению с профессионалами?



Слушатель Михаил: Я пришел сам, потому что когда я видел положение дел в футболе, тренировки, я посещал много тренировок.



Валерий Винокуров: В смысле дочки и сына?



Слушатель Михаил: Да. А потом уже посещал тренировки других возрастов и в других школах. И меня заинтересовал сам процесс тренировочный, и я начал тогда не только с тренерами общаться, я много кассет просмотрел с тренировками зарубежных детских спортивных школ.



Валерий Винокуров: Ах, вот как!



Слушатель Михаил: Да.



Валерий Винокуров: Какой у вас подход капитальный.



Слушатель Михаил: И я вам должен сказать, что это небо и земля. То, чем занимаются в наших детско-юношеских футбольных школах, ведущих причем, и тренировочный процесс, концепция тренировочного процесса в зарубежных европейских школах – это просто…



Валерий Винокуров: Лично меня вы не удивили. Мне просто приятно, что это уже действительно становится многим ясно. Потому что мне очень давно казалось. Когда-то когда наших юношей в Советском Союзе еще в ФШМ тренировали Бесков, Маслов, Лахонин и прочие знаменитые тренеры, и они не считали зазорным поработать с детьми, а отдавали душу им, тогда не было отставания в методике, а потом постепенно все это…



Слушатель Михаил: В годы «перестройки» началось, тренеры ушли.



Валерий Винокуров: Раньше.



Слушатель Михаил: Согласен с вами, даже раньше.



Валерий Винокуров: Гораздо раньше.



Слушатель Михаил: На самом деле, раньше.



Валерий Винокуров: Я думаю, что это где-то еще в начале 80-х годов все это началось. Час так пролетел, я просто оглянуться не успел. А какое у вас впечатление, Михаил? Еще много чего хотели сказать?



Слушатель Михаил: Признаться честно, очень много хотелось бы сказать. Может быть, поэтому не очень у меня первый раз получилось.



Валерий Винокуров: Давайте договоримся о том, что наша встреча была не последней.



Слушатель Михаил: С удовольствием.



Валерий Винокуров: Будем поддерживать контакт. Просто я восхищен вашей информированностью, больше ничего в данном случае не могу ни убавить, ни прибавить.



Дмитрий Морозов: Тому объяснение – маленькое количество звонков. Слушатели с удовольствием, наверное, слушали.



Валерий Винокуров: Причем все звонки были очень по существу.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG