Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мосгорсуд признал Алексея Пичугина виновным по всем пунктам предъявленного обвинения


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Александр Гостев: Московский городской суд признал доказанной вину Алексея Пичугина по всем пунктам предъявленного обвинения. Бывшего начальника отдела внутренней экономической безопасности в концерне ЮКОС судят за организацию и покушение на убийство в 1998-м и 1999-м годах. Дело Алексея Пичугина рассматривалось повторно. В феврале этого года Верховный суд отменил ранее вынесенный приговор, по которому бывшему сотруднику ЮКОСа назначалось наказание в виде 24 лет лишения свободы.


За этой темой и за делом Алексея Пичугина сегодня следит корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова. Сейчас она с нами на связи. Марьяна, здравствуйте. Пожалуйста, вам слово, как развиваются события.



Марьяна Торочешникова: Добрый день, Александр. То, что приговор будет обвинительным, стало понятно уже в начале его оглашения, когда судья Штундер заявил: "Вина Пичугина судом установлена". И теперь вопрос только в мере наказания: накануне государственный обвинитель требовал приговорить Алексея Пичугина к пожизненному лишению свободы.


Бывшего начальника отдела внутренней экономической безопасности в компании ЮКОС суд признал виновным в убийствах в 1998 году директора фирмы "Феникс" Валентины Корнеевой, которая отказалась принять коммерческой предложение по продаже банку "Менатеп" принадлежащего ей помещения в центре Москвы, а также главы администрации Нефтеюганска Владимира Петухова, требовавшего от ЮКОСа возврата сокрытых налогов и сборов в федеральный, региональный и местный бюджеты. По мнению суда, Пичугин виновен и в организации покушения на предпринимателя Рыбина, предъявившего ряд судебных исков о взыскании ущерба, причиненного его фирме незаконной деятельностью ЮКОСа. Кроме того, суд признал Пичугина виновным в убийстве некоего Федотова и еще в трех покушениях на граждан.


Сам Алексей Пичугин на протяжении четырех лет отказывается признавать себя виновным, заявляя в том числе, что дело против него сфабриковано. Новый приговор насчитывает около 100 страниц машинописного текста. В настоящий момент его оглашение в суде продолжается. А накануне я записала интервью с адвокатом Алексея Пичугина Георгием Каганером и попросила его рассказать о том, как проходило судебное следствие.


Как только стало известно о том, что Верховный суд направил дело на повторное рассмотрение, вы говорили, что результат нового судебного следствия уже предрешен и по большому счету необходимости какой-то такой большой в нем нет, поскольку там речь будет идти исключительно о сроках, причем об увеличении срока наказания.



Георгий Каганер: Я вам могу с самого начала сказать, как Верховный суд отменил. Там очень интересно. Верховный суд сделал так, что ни один юрист, который встречается, говорит, а как могли так сделать, в отношении Пичугина отменить приговор, а в отношении других приговор оставить без изменения. В отношении Решетникова, Цигельника, Овсянникова и Шапиро, в их приговоре Пичугин проходит организатором всех преступлений, а в отношении Пичугина отменяется приговор. Как это можно сделать? По их приговору он проходит организатором. Что, надежда была на то, что будет вынесен в отношении него оправдательный приговор? Когда прочитали это определение, было все ясно, а потом допрашивали лиц, которые были осуждены, Решетникова, Цигельника, Овсянникова и Шапиро, их допрашивали по делу Пичугина в качестве свидетелей. Эти лица говорили все то, что им бог на душу положил или не бог положил, а в уста вложили совершенно другие люди.



Марьяна Торочешникова: Вот уже в этом новом процессе.



Георгий Каганер: Это в новом процессе, конечно. Цигельник осужден - 19, Решетников осужден, и их допрашивают в качестве свидетелей по нашему делу.



Марьяна Торочешникова: То есть вы считаете, что это судебное следствие было необъективным?



Георгий Каганер: Судебное следствие... Судье поручили дело вести. Судья не имел возможности направить дело на доследование, отказаться. Ему поручили это вести дело, и он это дело вел, хотя мы заявляли в этом судебном заседании, заявляли ходатайства, которые бы подтверждали не просто голословные утверждения. К примеру, Овсянников, допрошенный в прошлом судебном заседании, когда Усов был председателем, Овсянников говорил, что в период следствия, в период уже даже суда к нему приходили оперативные сотрудники и просили его уже отказаться от показаний. Сказал о том: "Я никогда Пичугина не видел, никогда Пичугина, фамилию его не слышал, ни Невзлина, ни Пичугина, это меня просили на следствии оперативные сотрудники. Я поэтому и дал такие показания, а в суде я от них отказываюсь". Нами было заявлено ходатайство истребовать из следственного изолятора время посещения Овсянникова. Шапиро дал аналогичные показания, время посещения, когда приходили, кто приходил. Потом, после этого следовал протокол допроса, где они несли несусветную чушь, нам в этом отказано было. Отказано было по одной простой причине: боялись, что подтвердятся доводы защиты, что к ним приходили.



Марьяна Торочешникова: Георгий Самойлович, вы уже сказали, что Верховный суд, отменяя приговор, направляет дело на повторное рассмотрение, в частности в своем определении приводил доводы адвокатов и говорил о необходимости устранения нарушений. Были ли устранены какие-то нарушения?



Георгий Каганер: Нарушения как были? В данном судебном заседании очень много выявилось того, что подтверждало доводы защиты. Но вместе с тем многие ходатайства защиты отклонялись, потому что, если бы еще удовлетворялись наши ходатайства и приходили бы определенные ответы на них, на сто процентов мы уверены, что наши бы доводы подтвердились в еще большей степени. А это никому не надо было.



Марьяна Торочешникова: Георгий Самойлович, во время судебных прений гособвинитель Камиль Кашаев потребовал пожизненного заключения.



Георгий Каганер: Пожизненного заключения они требуют. Они требовали по первому приговору пожизненно, по второму, когда Усов рассматривал дело, и сейчас они требуют пожизненно. То есть такое впечатление, как будто они не присутствовали в зале судебного заседания. Все эти нарушения, которые были, которые допущены, на которые ссылались, они опять на них ссылаются. Они опять на них ссылаются, хотя ничего нового... то есть наоборот, в еще большей степени выявлена была его непричастность.



Марьяна Торочешникова: Какова позиция защиты? Вы во время судебных прений...



Георгий Каганер: Мы во время судебных прений ставили вопрос о непричастности нашего подзащитного и его оправдании. Не потому, что мы защищали Пичугина и у Пичугина такая позиция - не признавать, допустим, себя виновным - мы искренне разделяли позицию, потому что непричастен человек и доказательств нет. Если Смирнов... Вот я вам яркий пример приведу. Это бывший сотрудник, который якобы возил Горина. Если Смирнов все время утверждал, на протяжении первого следствия (тогда Пичугин был осужден по эпизоду с Гориным), что они собирались на следующий день, он собирался, когда Горины пропали, он собирался их везти к Пичугину, то в этом судебном заседании и Усову он говорил, и на следствии он говорил... То в этом судебном заседании вдруг он заявляет: "Когда с Гориными мы собирались ехать и вдруг они не пришли, пропали, мы собирались ехать к Невзлину". Мы подумали, что мы ослышались: к кому, он говорит, к Невзлину...


XS
SM
MD
LG