Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мосгорсуд приговорил Алексея Пичугина к пожизненному заключению


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Андрей Шарый: Сегодня Московский городской суд признал доказанной вину одного из руководителей компании ЮКОС, бывших руководителей компании ЮКОС, Алексея Пичугина по всем пунктам предъявленных ему обвинений и приговорил его к пожизненному лишению свободы. Бывшего начальника отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа судили за организацию и покушение на убийство в 1998-м и 1999 годах. Дело Пичугина рассматривалось повторно. Ранее Верховный суд отменил ранее вынесенный приговор, по которому Пичугину назначалось наказание в виде 24 лет лишения свободы.



Марьяна Торочешникова: То, что приговор будет обвинительным, стало понятно уже в начале его оглашения, когда судья Петр Штундер заявил: "Вина Пичугина судом установлена". Оставалось только понять, какое наказание назначит суд. Спустя почти пять часов (столько времени понадобилось на оглашение приговора, в нем около 100 страниц машинописного текста), судья Штундер резюмировал: суд приходит к выводу, что Пичугин представляет исключительную опасность для общества и назначает ему наказание в виде пожизненного лишения свободы.


Бывшего начальника отдела внутренней экономической безопасности компании ЮКОС Алексея Пичугина суд признал виновным в убийствах в 1998 году директора фирмы "Феникс" Валентины Корнеевой, которая отказалась принять коммерческое предложение по продаже банку "Менатеп" принадлежащего ей помещения в центре Москвы, а также главы администрации Нефтеюганска Владимира Петухова, требовавшего от ЮКОСа возврата сокрытых налогов и сборов в федеральный, региональный и местный бюджеты.


По мнению суда, Пичугин виновен и в организации покушений на предпринимателя Рыбина в 1998-1999 годах, предъявившего ряд судебных исков о взыскании ущерба, причиненного его фирме незаконной деятельностью ЮКОСа. Кроме того, суд признал Пичугина виновным в убийстве некоего Федотова и еще трех покушениях на граждан. Сам Алексей Пичугин на протяжении четырех лет отказывается признавать себя виновным, заявляя в том числе, что дело против него сфабриковано. Говорит адвокат Алексея Пичугина Георгий Каганер.



Георгий Каганер: Мы искренне разделяли позицию, потому что непричастен человек и доказательств нет. В данном судебном заседании очень много выявилось того, что подтверждало доводы защиты. Но вместе с тем они требуют пожизненно, то есть такое впечатление, как будто они не присутствовали в зале судебного заседания.



Марьяна Торочешникова: Это уже второе уголовное дело, главным фигурантом которого становится Алексей Пичугин. В 2005 году на основании вердикта присяжных Мосгорсуд приговорил его к 20 годам лишения свободы, признав виновным в организации убийств и покушений на убийства. По мнению Генеральной прокуратуры, Пичугин действовал по заказу одного из акционеров компании ЮКОС Леонида Невзлина. И сегодня, по окончании оглашения приговора, государственный обвинитель в процессе Камиль Кашаев заявил: "Я думаю, что это является первым шагом к осуждению и судебному процессу Невзлина". Кашаев отметил так же, что процесс над Леонидом Невзлиным, скорее всего, будет проходить в форме заочного рассмотрения. При этом он затруднился назвать дату, когда дело крупнейшего акционера ЮКОСа может быть передано в суд.



Андрей Шарый: Сейчас в прямом эфире программы Время Свободы адвокат Алексея Пичугина Ксения Костромина.


Ксения, добрый вечер. Какова ваша первая реакция на этот приговор



Ксения Костромина: Добрый вечер. Могу сказать единственное, что этот приговор не был для нас неожиданностью. Постольку, поскольку до этого предыдущий приговор был отменен Верховным судом с указаниями на то, что Московскому городскому суду при новом рассмотрении дела, при случае вынесения обвинительного приговора, необходимо рассмотреть вопрос о назначении Пичугину более строгого наказания. Вообще, вот эта отмена приговора кассационная, она вызывала массу вопросов, поскольку приговор был отменен только в отношении Пичугина, в отношении остальных он вступил в законную силу. Поэтому изначально складывалось впечатление, что в Московском городском суде это будет видимость правосудия, которое будет создано только для того, чтобы дать нашему подзащитному более строгую меру наказания, то есть, соответственно, пожизненное лишение свободы, чего и добивалась для него прокуратура.



Андрей Шарый: Ксения, у меня есть один такой обывательский вопрос. Я внимательно следил за делом Пичугина, но все-таки у меня какое-то такое непонимание есть внутреннее того, что происходит. Неужели невинного человека могут в нынешней России осудить по таким тяжелейшим преступлениям, по таким тяжелейшим обвинениям, за убийство, по обвинению в убийстве? Неужели это возможно, такая судебная система?



Ксения Костромина: Как видите, возможна. Мы абсолютно уверены в невиновности нашего подзащитного, он свою вину не признавал с самого первого дня задержания и вообще, когда ему начали предъявлять обвинения. Поэтому, видимо, возможно, факты налицо.



Андрей Шарый: А это такой единичный случай или вы считаете, что это какой-то такой показательный приговор, который показывает, в том числе сотрудникам юридической системы, что такое возможно в стране?



Ксения Костромина: Возможно, и так. Еще наше мнение в принципе состоит в том, что сам Пичугин по большому счету и не нужен никому. Его просто таким образом пытаются сломать и склонить к даче ложных показаний и оговаривающих показаний в отношении тех лиц, которые действительно интересуют Генеральную прокуратуру: одна фамилия была озвучена уже Кашаевым, это Невзлин. В приговоре формулируют и иные руководители ЮКОСа, не установленные до сих пор.



Андрей Шарый: Можно судить, что установят, кого им потребуется нужным установить. Скажите, пожалуйста, Ксения, что вы теперь собираетесь делать? Я знаю, что вы представляете интересы Пичугина в Европейском суде. Вы надеетесь на то, что это поможет?



Ксения Костромина: Дело в том, что первая жалоба в Европейский суд, которая была нами подана после первого приговора, когда он вступил в законную силу, он коммуницирована Европейским судом, вопросы перед правительством уже поставлены, в том числе и по нарушению шестой статьи европейской конвенции "Право на справедливое судебное разбирательство". Там в сентябре месяце правительство должно ответить на эти вопросы. Сейчас, что касается этого приговора, мы будем, безусловно, обжаловать его в кассационном порядке в Верховный суд и после того, как он вступит в законную силу, будем обращаться в Европейский суд по поводу нарушений статьи шестой "Право на справедливое судебное разбирательство".



Андрей Шарый: Что же, получается, если Пичугин сам по себе не так-то уж нужен тем, кто хочет его судить, получается, что невинному человеку сидеть теперь до смерти? Или вы считаете, что все-таки он может рассчитывать на то, что если вам не удастся добиться смягчения приговора или пересмотра его, на то, что его выпустят по амнистии или еще что-нибудь такое будет?



Ксения Костромина: Дело в том, что мы адвокаты, мы должны делать свою работу, защищать своего подзащитного. Делать мы это будем, безусловно. Будет ли меняться как-то ситуация в стране, будет ли меняться ситуация в нашей системе правосудия, я, естественно, сейчас сказать не могу. Естественно, будем делать все от нас зависящее для того, чтобы улучшить как-то ситуацию для Алексея.



Андрей Шарый: Спасибо вам большое.


XS
SM
MD
LG