Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Армия не тот инструмент, которым с терроризмом борются"


Программу ведет Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Сегодня на Чебаркульском полигоне под Челябинском продолжаются тренировки перед антитеррористическими командно-штабными учениями стран Шанхайской Организации Сотрудничества. Участвуют в приготовлениях военные России, Китая, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана.


На прямой связи с московской студией Свободы Александр Гольц, эксперт по военной тематике. Александр, доброе утро.



Александр Гольц: Доброе утро.



Михаил Саленков: Первый вопрос, который, наверное, сам напрашивается: какова фактическая польза от этих учений? Можно ли всего за три дня наладить эффективное взаимодействие военных из разных стран в борьбе с терроризмом?



Александр Гольц: Как видите, речь о трех днях не идет. Сегодня у нас 7-е число, уже два или три дня, как завершилась переброска китайских в основном войск в Чебаркуль, а еще учения, собственно говоря, не начались. Ведь первая их фаза будет проходить на территории Китая, когда военные руководители будут принимать решение о проведении операции. То есть у войск есть добрых две недели, чтобы наладить взаимодействие. В общем-то, в этом ничего плохого я не вижу, по крайней мере.



Михаил Саленков: Никто не говорит, что это плохо. А с кем в принципе могут бороться совместно российские и китайские военные? Вообще сегодня Россия и угроза терроризма, чтобы вы сказали об этом?



Александр Гольц: Здесь есть большая проблема. Военным хочется проводить учения и этого права у них нельзя отнять. Но как только проводятся масштабные учения, тем более российско-китайские, сразу задается вопрос: а вы к чему, собственно говоря, готовите войска, вы с кем воевать собираетесь? Поэтому на все общевойсковые учения и лепится вот эта бирка антитеррористическая. В 2005 году очень смешно получилось, когда на самом деле отрабатывали десантную операцию, но назвали это антитеррористическим учением. В общем-то, нечто подобное происходит сейчас. Судя по всему, судя по сценарию учений, скорее всего, войска будут отрабатывать не столько антитеррористические задачи, которые армии вообще не свойственны, сколько борьбу с какими-то сепаратистскими крупными формированиями.



Михаил Саленков: Александр, угроза терроризма в России, на ваш взгляд, сегодня как с этим?



Александр Гольц: Угроза терроризма существует, просто армия - это не тот инструмент, которым с терроризмом борются.



Михаил Саленков: Не могу вас не спросить об одной из последних новостей. Как вы слышали, наверное, сообщается, что российские самолеты нарушили воздушное пространство Грузии и сбросили 700-килограммовую бомбу у одного из грузинских сил, бомба не взорвалась. Об этом сообщают представители Грузии, российские военные эту информацию опровергают. Тем не менее, каковы могут быть последствия?



Александр Гольц: Это не первый раз, когда нечто происходит в районе российско-грузинской границы. Уже были случаи, когда то ли бомбили, то ли не бомбили. В общем, все происходит по стандартному сценарию: грузинская сторона заявляет о факте нарушения границы и бомбежке, российская бодро это отрицает. Последствия - будет очередной дипломатический скандал.


XS
SM
MD
LG