Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка в Прадо. Фелипе эль Пруденте и Хуан эль Террибле


Портрет короля Испании Филиппа II (1527—1598). Алонсо Санчес Коэлльо, 1573 год

Портрет короля Испании Филиппа II (1527—1598). Алонсо Санчес Коэлльо, 1573 год

В мадридском музее Прадо (Museo Nacional Del Prado) недавно прошла выставка, посвященная королю Филиппу II Благоразумному, который считается одним из наиболее выдающихся испанских монархов. [Felipe II, 1527—1598: король Испании из династии Габсбургов. Сын и наследник императора Священной Римской империи Карла V (он же король Кастилии и Арагона Карл I), Филипп с 1554 г. был королём Неаполя и Сицилии, а с 1556 г., после отказа своего отца от престола стал королем Испании, Нидерландов и обладателем всех заморских владений Испании. В 1580 присоединил также Португалию и стал ее королем. Был прозван Благоразумным (исп. El Prudente) — РС]


Испанские исследователи заслуженно ставят Филиппа II в один ряд с самыми выдающимися монархами прошлого. Причем в списке исторических лиц, с которыми проводятся параллели, неизменно фигурирует имя царя далекой Московии «Хуана эль Террибле», то есть Ивана Васильевича Грозного. Действительно, даже поверхностный взгляд на политику, характер личности и биографию этих двух правителей, живших в одну эпоху, позволяет найти между ними много общего.


«Безусловно, при сравнении двух столь известных фигур всемирной истории мы находим много общего и во внутренней политике, где речь шла об укреплении самодержавной власти за счет уменьшения влияния потомственной феодальной знати, и во внешней, где велись многочисленные войны, вконец разорившие и ослабившие как Россию, так и Испанию», — говорит доктор истории, испанский писатель Сесар Видаль.


Филипп II беспрерывно воевал то с Францией, то с Англией, то с Турцией, то с Венецией и Нидерландами. Иван Грозный — то с татарами, которых поддерживали те же турки, то со шведами и датчанами, то с Речью Посполитой и Ливонским орденом. Ни тот, ни другой особых выгод от этих войн не получили. Иван Грозный ввел опричнину, сделал ставку на служилых дворян и всячески притеснял представителей знатных боярских фамилий. Король Фелипе опричнину не вводил, зато у него была Святая инквизиция, а государством он управлял с помощью своих любимцев, министров-секретарей, так же отодвинув на задний план испанскую знать. Что касается лютых расправ с поданными, то здесь по числу казненных, пожалуй, верх над Иваном Грозным брал как раз только король Фелипе эль Пруденте. Царь упоминает его даже в одном из своих писем к князю Курбскому, говоря, что казни на Московии — это ничто, по сравнению с массовым сожжением еретиков в «Гишпании».


Кстати, у короля Фелипе также имелся приближенный, которого можно назвать аналогом Курбского — его любимый секретарь Антонио Перес, впоследствии изменивший монарху. Был у короля и свой Малюта Скуратов — в лице кровожадного герцога Альбы: «Вся история жизни двух монархов весьма похожа. И речь идет не только о политике, которая, в какой-то степени, диктовалась эпохой, но и обстоятельствах личной жизни: к примеру, оба они пережили семейную трагедию, оба отличались набожностью и высокой образованностью, и, в принципе, были для своей эпохи весьма незаурядными личностями», — говорит Сесар Видаль.


По официальной версии, Иван Грозный убил в гневе своего сына Ивана. Король Филипп II своего сына Карлоса посохом в висок не ударял, а повелел заточить в тюрьму, где тот умер от голода. Характерно, что тираны и сыноубийцы, совершив очередное злодейство, страшно переживали. И, будучи людьми глубоко верующими, пытались замолить грехи. Иван Грозный переодевался монахом и удалялся из Москвы в Александровскую слободу, а Фелипе Благоразумный — в построенный им под Мадридом дворец-монастырь Эскориал, где молился и ночевал в маленькой келье прямо у соборного алтаря.


С женами и тому и другому не везло одинаково — они умирали одна за другой. У испанского короля было четыре жены, у российского, опять-таки по официальной исторической версии, семь или восемь. Оба монарха любили архитектуру и были страстными библиофилами. Фелипе оставил после себя уже упомянутый Эскориал, а Иван Грозный — Собор Василия Блаженного. Во дворце-монастыре до сих пор хранится знаменитая библиотека испанского самодержца, ну а библиотека Грозного, которая, как говорят, была не хуже испанской, куда-то пропала.


И еще. В XX веке у обоих монархов появились горячие поклонники в лице двух современных тиранов — Франко и Сталина. Фелипе II был кумиром каудильо Франсиско Франко до такой степени, что еще при жизни Франко повелел соорудить для себя грандиозный мавзолей недалеко от дворца-монастыря, превосходящий значительно более скромную усыпальницу Фелипе II и всех последующих испанских монархов в Эскориале.


XS
SM
MD
LG