Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские неправительственные организации могут рассчитывать на материальную помощь государства


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова .



Александр Гостев : Российские неправительственные организации вновь могут рассчитывать на материальную помощь государства: уже во второй раз им предлагается принять участие в конкурсах на получение грантов. Полученные деньги можно использовать на самые разные цели: от проведения социологических исследований и мониторинга состояния гражданского общества до пропаганды здорового образа жизни. Оценивать заявки на гранты будут именитые члены Общественной палаты, среди которых кардиолог Лео Бокерия и шахматист Анатолий Карпов. В прошлом году списки конкурсантов просматривал лично Владимир Путин. Нынче организаторы конкурса обещают устранить президента от этой важной миссии. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Подробности оформления заявки на участие в конкурсах опубликованы на сайте Института общественного проектирования. Организаторы говорят, что попытать счастье могут практически все общественные организации, которые есть в России, даже если некоторые их проекты уже финансируются из каких-то других источников.


Собственно, с самого начала подразумевалось, что это российский ответ Западу. Не секрет, что многие неправительственные организации финансируются зарубежными фондами. Государство решило исправить положение вещей. Всего на проекты в области социологии, культуры, защиты прав человека, пропаганды здорового образа жизни, поддержки малоимущих россиян и молодежных организаций выделяется более 1 миллиарда рублей.


Известный кардиолог, член Общественной палаты Лео Бокерия будет рассматривать заявки от организаций, которые хотят пропагандировать здоровый образ жизни среди россиян. На это выделяется 150 миллионов рублей.



Лео Бокерия: Думаю, что тема очень актуальная для нашей страны, поскольку вы знаете, что и с экологией у нас неважно. Это одна сторона вопроса. Другая сторона вопроса - резко снижающееся количество населения в стране, очень высокий процент заболеваемости. Достаточно сказать, например, что сердечно-сосудистыми заболеваниями у нас болеют почти 23 миллиона человек, смертность, скажем, от сердечно-сосудистого заболевания 56,4 процента.



Любовь Чижова: Шахматист Анатолий Карпов будет рассматривать заявки от организаций, желающих поучаствовать в проектах по государственному строительству. Он возглавляет фонд подготовки кадрового резерва "Государственный клуб".



Анатолий Карпов : Является ли выделение средств бюджетных на развитие общественных организаций нормальным явлением в общественной жизни? Многие были нарекания, что как бы государство пытается наложить руку и каким-то образом завоевать влияние, завоевать общественные организации. Мне кажется, все это было отмечено без конкретного знания дел, как развивается и народная демократия в мире, и как развиваются общественные организации.



Любовь Чижова: Воронежец Андрей Юров, возглавляющий международное молодежное правозащитное движение, на получение гранта не надеется. Он считает, что деятельность его организации не получит поддержки у членов Общественной палаты и кураторов конкурса из администрации президента. Но саму идею государственного финансирования неправительственных организаций считает правильной.



Андрей Юров: В очень многих странах финансируются многочисленные гражданские, в том числе правозащитные организации из государственного бюджета, и через парламентские фонды. Если взять пример Германии, то, как ни странно, там очень часто деньги получают достаточно такие оппозиционные и, в каком-то смысле, радикальные молодежные организации, постоянно критикующие власть и, тем не менее, получающие деньги из государственного бюджета. Там это просто нормально.



Любовь Чижова: Почему вы не будете бороться за грант? Вам что, деньги не нужны?



Андрей Юров: Деньги нам нужны, безусловно, они бы, наверное, как-то помогли. В том числе, может быть, получение подобного гранта как-то избавило нас от бесконечных обвинений, что мы живем на западные деньги. Но, во-первых, мы сможем просить деньги, это наш принцип, только на то, что нам действительно важно, чем мы занимаемся. Не на то, под что дают, а то, чем мы занимаемся. Сейчас мы, прежде всего, занимаемся защитой фундаментальных гражданских политических прав. Мне почему-то кажется, что эта тема вряд ли будет востребована. Я не сомневаюсь, что другие правозащитные организации, которые, например, занимаются более безопасными темами, например, защитой прав ВИЧ-инфицированных, или защита прав детей и так далее, я думаю, что они как раз смогут воспользоваться этим фондом. Очень может быть, что вполне получат на это финансирование. Я просто очень сильно сомневаюсь, что наша деятельность будет поддержана.



Любовь Чижова: Почему возникла эта идея конкурса для неправительственных организаций?



Андрей Юров: Разговор о том, что государство должно каким-то образом финансировать гражданское общество, я помню эти разговоры минимум с 1996 года. Я так понимаю, что это такая некая компенсация тех процессов в гражданском обществе, которые происходят.


В свое время у меня была как раз два года назад на эту тему статья, когда я говорил, что, видимо, все организации в нашей стране будут поделены на три составляющие - на барашков, то есть на правильных, которые войдут во всякие общественные палаты, и будут всячески финансироваться; на козлищ, которых надо будет уничтожать, как вредоносных, занимающихся неправильными делами; и неких мутантов, которых ради демонстрации западному миру, что у нас тоже есть демократия, оставим, вроде Московской Хельсинкской группы. Мне кажется, что эта как раз тенденция на очень жесткое разделение тех, кого нужно не только оставить, но и всячески поддерживать, на экзотику, которую нужно в заповеднике держать и как-то демонстрировать, как образец свободы и демократии, и тех, кого надо устранять продолжается. В этом смысле, по-моему, государственное финансирование полностью ложится в эту концепцию государственного регулирования гражданского сектора.



Любовь Чижова: Если не секрет, свою организацию вы к кому причисляете?



Андрей Юров: Я до поры до времени причислял к мутантам. Я думал, что на оставят, потому что мы большая экзотика, тем более, что мы международная организация. Это же очень забавно - международная правозащитная организация, да еще со штаб-квартирой в провинциальном городе. Это же очень забавно! У нас там 22 страны есть. Но сейчас я понял, что, видимо, нет, видимо, я ошибся. Потому что совсем недавно, буквально на днях, одно из наших юрлиц (как раз именно международное молодежное правозащитное движение со штаб-квартирой в Нижнем Новгороде) было закрыто абсолютно беззаконно. Как раз буквально сегодня-завтра мы выпускаем целую серию пресс-релизов по этому поводу. Видимо, я ошибся. Мы все-таки относимся к козлищам.



Любовь Чижова: А как сейчас осуществляется ваше финансирование? Кто сейчас выделяет вам деньги?



Андрей Юров: Сейчас это, в основном, частные фонды, даже не зарубежные, а международные и европейские структуры - Совет Европы, Еврокомиссия. Да, нас этим упрекают, но, слава богу, у нас есть и другая статья. У нас уже есть немало пожертвований, в том числе и частные пожертвования.



Любовь Чижова: А вот если бы лично Владимир Путин решил выдать вам какую-то сумму на вашу деятельность, вы бы взяли?



Андрей Юров: Я сейчас скажу, наверное, ужасную вещь, возможно, получу после этого проклятие правозащитников, более стойких, чем я, я думаю, что мы бы взяли, но если бы не было никаких условий. Занимаемся мы тем, чем мы занимаемся или не занимаемся. То, чем мы занимаемся, это, прежде всего, просвещение молодежи, как им бороться за собственные права и как дрессировать власть. Самый главный вид нашей деятельности - это обучение населения как им дрессировать власть не во время выборов, а всегда, каждый день. Не свергать власть (мы в этом смысле не революционеры и не оранжисты), а дрессировать ее, то есть делать ее более человечной и повернутой лицом к гражданам. Если бы это было поддержано президентским фондом или каким-то еще без всяких условий, например, не выступать против дурацких законов, которые приняты, или кого-то критиковать, а кого-то не критиковать, если таких условий не будет, то, да, возьмем.



Любовь Чижова: Говорил президент международного молодежного правозащитного движения из Воронежа Андрей Юров.




XS
SM
MD
LG