Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

МВД Финляндии отказалось комментировать ситуацию с чеченскими артистами


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие журналист Николай Мейнерт.



Андрей Шарый : Сегодня стало известно о том, что группа чеченцев, граждан Российской Федерации, попросила политического убежища в Финляндии. Среди подавших заявления 18 человек, в том числе 7 детей. Руководитель группы Бислан Саралиев сообщил, что он и его спутники - артисты чеченского фольклорного ансамбля "Жовхар". Министерство культуры Чечни опровергло информацию о бегстве артистов ансамбля в Финляндию, однако живущие в Хельсинки представители чеченской диаспоры и финские правозащитники подтвердили Радио Свобода, что речь идет именно об артистах, хотя формально они могут и не числиться в штате Министерства культуры. Говорит представитель чеченской диаспоры в Финляндии Маербек Агамерзаев.



Маербек Агамерзаев : В воскресенье, 5 числа, приехала из Чечни группа в составе 11 человек взрослых и 7 детей (18 человек). Они попросили убежища. Вот это я могу сказать точно. Они сказали, что условия дома для артистов невыносимые. Руководитель этой группы Саралиев Бислан. О других участниках ничего не знаю.



Андрей Шарый : У микрофона Радио Свобода правозащитник из Хельсинки Керкко Паананен.



Керкко Паананен : В Грозном говорят, что это не та группа, но это ложь. Это действительно группа «Жовхар» вместе с руководителем Бисланом Саралиевым. Я знаю. У них и костюмы, и инструменты все вместе, и с детьми. Они уже были в полиции, подали заявления.



Андрей Шарый : Известно о случившемся в Хельсинки российским правозащитникам. Говорит Оксана Челышева, один из руководителей нижегородского Общества российско-чеченской дружбы.



Оксана Челышева : В Финляндии находится большая часть того коллектива «Жовхар», с которым мы познакомились еще в 2004 году. Они несколько месяцев назад позвонили к нам по старой нашей дружбе с просьбой помочь им организовать нормальные гастроли, показать нормальную концертную программу. В 2005 году у нас уже была такая попытка. Мы очень надеялись, что они смогут поехать в Испанию, Барселону на фестиваль, но тогда это не случилось. Когда о желании коллектива выступить узнал Михаил Сторше, который и организовывал эту поездку с финской стороны, он решил их поддержать. В течение нескольких месяцев они делали свою программу, и с большими сложностями шла организация поездки в Финляндию. Люди обратились в день, по сути, приезда с заявлениями в Министерство внутренних дел Финляндии с просьбой предоставить им убежище. Они намекали нам на то, что они могут там остаться. Их никто не подталкивал, не подстегивал, они, действительно, ехали для участия в концертах.



Андрей Шарый : Сейчас в эфире Радио Свобода Хельсинки журнал «Новые рубежи», журналист и политолог Николай Мейнерт.


Николай, добрый вечер! Что известно о реакции финских властей на всю эту историю?



Николай Мейнерт : Добрый вечер! Она была очень сдержанной с самого утра. Когда я пытался связаться с Министерством внутренних дел, там просто отказались комментировать вообще то, что происходит, заявив, что любую информацию они будут предоставлять только по официальным каналам. Тем не менее, финские СМИ сообщили о том, что эпизод имел место очень сдержанно и осторожно, лаконично, максимально сколько это допустимо в средствах массовой информации североевропейской страны, как это всегда бывает в подобных случаях.



Андрей Шарый : Скажите, пожалуйста, Николай, какова процедура предоставления такого рода статуса в Финляндии? Есть ли уже прецеденты?



Николай Мейнерт : Вообще, Финляндия весьма своеобразная страна. Вероятно, немногие знают, что довольно часто политические деятели довольно высокого ранга находят свое прибежище именно там. Как правило, говорят о Норвегии, о Дании и гораздо меньше о Финляндии, хотя на деле там можно встретить очень интересные персоналии. Но, как правило, финны делают это достаточно тихо. Если та или иная акция оказывается слишком в центре внимания публики или СМИ, то тогда финны пытаются найти компромисс. И довольно часто демонстративно показывают, что они стремятся поддерживать хорошие отношения с Россией, не раздражать ее ни в коей степени, затягивают процедуру, ищут возможные варианты решения. В общем, всячески стараются найти какой-то более или менее безболезненный выход из той или иной ситуации.



Андрей Шарый : Как вы считаете, что говорит ваш опыт политолога, можно ли найти здесь безболезненный выход? Этим люди могут предоставить политическое убежище?



Николай Мейнерт : Теоретически, конечно, могут. Сейчас они находятся в центре в пригороде Хельсинки, где обычно подобного рода люди размещаются на тот период, когда поначалу рассматриваются их документы. Были прецеденты, когда в аналогичных ситуациях финны предлагали остаться не у них в стране, а найти какую-то третью нейтральную территорию и тихонечко перевести людей туда. Но, вероятнее всего, процедура будет затягиваться. Финны будут дожидаться, когда волна интереса спадет, а СМИ в этом отношении достаточно капризны, они, как правило, интересуются только тем, что происходит сейчас, сию минуту, а потом очень быстро забывают. Процедура оформления документов позволяет сделать так, чтобы и это оказалось не столь актуальной и горячей темой со временем.



Андрей Шарый : В Финляндии как-то актуальна северокавказская проблема? Годы чеченской войны, и после непосредственно с победоносным наступлением российских войск и воцарением Рамзана Кадырова в Чечне – эта тема совсем ушла, или финские правозащитники, или какие-то общественные деятели, а, может быть, и политики как-то привлекают внимание к этой проблеме?



Николай Мейнерт : Финляндия очень во многом следует Брюсселю, особенно во внешнеполитической деятельности, за исключением того, что не касается непосредственно северного изменения и дел региона. Когда в свое время Брюссель весьма и весьма активно занимался чеченской темой, правами человека в Чечне, то Финляндия, естественно, в лице министра иностранных дел Тарья Халонен, нынешнего президента страны, и премьер-министра страны Липпонена, высказывали свое достаточно жесткое слово по этому поводу абсолютно в русско-европейской политике. Хотя Тарья Халонен - это человек, который, мне кажется, очень искренне верит в идеалы, гуманизм, европейские ценности. И она всегда их отстаивала. Она всегда очень критично относилась к тому, как Россия решает проблемы Чечни. Это сохранилось за ней и теперь, когда она на второй срок осталась президентом. Поэтому в Финляндии эта тема по-своему актуальна, но я не могу сказать, что она очень животрепещущая. Все-таки от финнов в целом чеченские проблемы весьма далеки. Они во многом смотрят глазами Брюсселя.



Андрей Шарый : Спасибо, Николай!


XS
SM
MD
LG