Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Женское такси


Тамара Ляленкова: В сегодняшней передаче, вопреки обыкновению, не будет звучать мужской голос. Потому что речь в ней пойдет о традиционно мужской сфере деятельности – о такси. В некоторых городах, например, в Токио, Лондоне, Москве, не так давно появилось женское такси, то есть такси, перевозящее исключительно женщин, с женщинами-водителями. Что, учитывая современную тенденцию к стиранию в социо-культурной жизни половых границ, несколько странно.


Возможно, это просто рекламный трюк, а возможно, женщинам действительно хочется порой изолироваться от мужчин, хотя бы на короткое время в пути. И мои сегодняшние собеседницы – водитель Людмила и инициатор, директор компании "Розовое такси" Ольга Фомина – предоставляют им такую возможность.


Мой первый вопрос – к Ольге. Как вы разработали концепцию идеи? Что вы сразу решили, должно в этом такси быть?



Ольга Фомина: Естественно, мы думали перевозить только женщин и детей. Но после того, как мы открылись, мы поняли: куда девать наших мужчин? Наш русский менталитет таков: мы никогда не бросим своего любимого, единственного. Поэтому немножко концепция изменилась, и мы сейчас – такси семейное скорее, такси для женщин, детей и семейных пар.



Тамара Ляленкова: А в Лондоне, насколько я понимаю, исключительно для женщин, там мужчин не сажают.



Ольга Фомина: Исключительно для женщин. И там есть определенный клуб, и только участники этого клуба могут пользоваться этим такси.



Тамара Ляленкова: Мужчин пришлось взять. Вы понимали, что вы принципами поступаетесь?



Ольга Фомина: Нет, мы берем мужчин только в сопровождении женщин.



Тамара Ляленкова: Это условие для безопасности водителя?



Ольга Фомина: Также и для безопасности водителя-женщины. Потому что мы не знаем, насколько может быть адекватен пассажир-мужчина.



Тамара Ляленкова: Что касается безопасности, мне казалось, что женщина как раз легче доверяет мужчинам.



Людмила: Нет, наоборот, с женщиной безопаснее.



Тамара Ляленкова: В разговор вступила Людмила, по образованию она педагог-психолог.



Людмила: У женщины инстинкт самосохранения и чувство безопасности очень сильно развиты. И мы реагируем, наоборот, намного быстрее, чем мужчины. Соответственно, мы ведем себя на дороге, оставляя большой запас времени на реакцию. Это тоже стереотип, что женщина бросает все, начинает плакать. Наоборот, женщина собирается максимально, группируется и действует, а потом уже вспоминает: ух, как было страшно!



Тамара Ляленкова: Как вы думаете, очень часто мужчины раздражаются, когда женщина-водитель за рулем. Что раздражает в манере езды женской мужчин?



Людмила: Скорее всего это природная заложенность у мужчин, что они должны доминировать над женщинами. Это в их менталитете, в их мирке, который у них в голове, они считают, что они выше нас, они лучше нас, они делают правильнее, чем мы. И они хотят на дороге это подчеркнуть и совершают такие глупые, необдуманные поступки, резкие, что иногда со стороны смотришь – и смеешься над ними, думаешь: господи, ты взрослый человек, ты мужчина, а себя ведешь настолько неправильно. Бывает, вижу конфликтного – я ему улыбнусь, ручкой помашу. Я не реагирую на глупые поступки. Я знаю себя, я уверена в себе, в своем вождении, а как ты себя будешь вести – это твоя уже сказка, твоя история.



Тамара Ляленкова: Когда женщина за рулем, и она обозначает себя как женщина за рулем, туфелька – как знак водительской несостоятельности или чего?



Людмила: Подруга у меня, Ольга, купила себе эту туфельку и при мне хотела ее приклеить. Я говорю: "Оля, ни в коем случае этого не делай!" В нашем городе эта наклейка для других водителей является как красная тряпка для быка. Я говорю: "Не надо это делать, потому что все будут стараться показать, как ты не умеешь водить машину, пролихачить мимо тебя, подрезать либо еще что-то". Это в Москве считается знаком провокации. Потому что несколько раз я на дороге сама таких девушек выручала даже. Я вижу, что ее, бедненькую, зажимают в уголочек, и думаю: ну, все, сейчас она просто заплачет и испугается. И я помогала, естественно, когда я без клиентов. Не нужно показывать, что ты слабый какой-то пол, и опускать себя в глазах других людей.



Ольга Фомина: Слишком много сейчас: "женщина за рулем", "блондинка за рулем"… И нас это, на самом деле, очень раздражает. Чем женщина отличается от мужчины? Она очень хорошо водит машину! Почему если мальчик в 18-19 лет получает права и совсем не может водить машину, это считается нормальным – мужчина за рулем. А женщина, которая ездит 10 лет, все-таки как-ущемляется.



Тамара Ляленкова: Ваши клиентки в основном кто?



Ольга Фомина: Это женщины-домохозяйки, это бабушки, женщины активные, бизнес-леди. Это все.



Тамара Ляленкова: Вообще странно. У нас же все-таки публика не такая ортодоксальная, как, скажем, в мусульманских странах. Или это как игра все-таки?



Ольга Фомина: Начиналось это, скорее всего, как авантюра, как это пойдет, не пойдет, будет, не будет. А сейчас год, и мы можем подвести какие-то итоги. Мы действительно нужны женщинам, потому что лучше ехать с женщиной-водителем. Все-таки мужчины и женщины – они разные. И более комфортно себя женщина чувствует с точно такой же женщиной. Ночная перевозка, когда за рулем незнакомый мужчина-водитель, бывала чревата.



Людмила: Во-первых, намного актуальнее нашим женщинам ездить именно с водителем-женщиной, потому что мы можем с ними поговорить на любые темы абсолютно, от огорода до детей, мужей…



Тамара Ляленкова: Скажите, а вы сами не устаете от этих женских бесконечных разговоров?



Людмила: Вы знаете, от этого не устанешь, потому что каждая судьба – это интересная загадка для меня. Никто не может поддержать, как незнакомый человек, тем более женщина, тем более водитель. Иногда необходима психологическая защита наших женщин. Ты едешь, самое дорогое, сокровенное, нежное высказываешь, всю боль, все наболевшее, а мы это понимаем, мы эту тему поддерживаем. Если она хочет рассказывать, то мы с ней разговариваем. Если она хочет молчать, мы едем и просто наблюдаем за дорогой, за машинами, за нашей красивой Москвой. У нас в машине никогда не пахнет дурно. Детские кресла на любой возраст, начиная от грудничкового периода – это люльки специальные, до детей 10-12 лет. В каждой машинке у нас есть подушечки, чтобы ребеночек, если захочет прилечь отдохнуть, он ляжет отдохнуть. У нас есть специальный такой "волшебный ларчик", в котором лежат гигиенические салфетки, гигиенические прокладки, все медикаменты, которые необходимы нам, и водичка, конфетки, пирожные у нас есть. Если бы вы видели, сколько у нас игрушек в машине! У какого мужчины в автомобиле будет такой арсенал? Это женский рай! Когда к нам садятся женщины, говорят: "Боже мой, я отдыхаю".



Ольга Фомина: Ощущение праздника в будний день мы даем нашим женщинам!



Людмила: В основном смотрят, улыбаются. Мало того, это очень нравится нашим клиентам: "Вы посмотрите, как обращают внимание на вашу машину. Она такая красивая. Я себя чувствую такой гордой, как будто я в карете". Я говорю: "Вы в карете". Причем нам говорят "спасибо" не только женщины, но и мужчины. Мне лично говорили мужчины "спасибо", потому что "теперь я смогу отдохнуть в ресторане, насладиться отдыхом со своей любимой и знать, что мне потом не надо садиться за руль, а за ней приедет девушка и отвезет ее домой, и я могу спать спокойно". Это актуально в наше время, тем более у нас публика довольно-таки обеспеченная.



Тамара Ляленкова: Мой следующий вопрос адресован директору компании "Розовое такси – такси для женщин" Ольге Фоминой. По какому принципу вы набираете своих сотрудников?



Ольга Фомина: Мы пришли к тому, что стали брать женщин старше 30 лет, у которых стаж вождения не менее 7 лет, потому что это возраст, когда женщина уже, скорее всего, мать, она не рискует лишний раз ни своей жизнью, ни чужой, приобретен какой-то определенный жизненный опыт, и своих пассажиров она старается опекать, она за них больше ответственна, чем молодая женщина. Чтобы была неконфликтная, чтобы коммуникабельная была. Ну, а внешний вид… У нас нет некрасивых женщин.



Тамара Ляленкова: Среди ваших водителей-женщин много, наверное, женщин, которые разведены и имеют детей.



Ольга Фомина: 90 процентов. Женщины все с высшим образованием, но в свое время воспитывали детей, занимались другим. Многие из них вдовы или разведены. И мало платят. В основном у нас работают учителя, бухгалтеры, медики, низкооплачиваемые профессии, а здесь они пытаются заработать.



Тамара Ляленкова: Есть что-то, что объединяет ваших сотрудниц?



Ольга Фомина: Есть. Они разносторонние. Они могут и пришить пуговицу, а какие они борщи варят, пироги пекут! И что самое интересное, это женщины, получилась у них трудная ситуация в жизни – они не наклонили голову, не смирились с ней, а они, как птица феникс, потихоньку поднимаются наверх.



Тамара Ляленкова: Разговор продолжает водитель Людмила.



Людмила: Сначала немножко было боязливо: в таком большом городе я, такая маленькая, пойду и сяду за руль. Немножко чувство опаски было, которое присуще, наверное, любой женщине, чувство тревоги. Потому что мы же всегда стараемся перестраховаться, чем недооценить обстановку. Теперь Москва стала казаться мне такой маленькой, как будто я нахожусь в своей квартирке и просто перехожу из одной комнатки в другую.


Очень много, конечно, агрессивных водителей, очень много грубых водителей. Если я вижу, что человек резкий, агрессивный, ведет себя неадекватно на дороге, я просто пропускаю его вперед. Потому что у женщин по сравнению с мужчинами очень развит инстинкт самосохранения, и мы несем ответственность за своих клиентов как за своих детей.


Еще, наверное, важный аргумент, что мы очень любим автомобили. Мы ласково относимся к своим автомобилям, мы следим за тем, чтобы они блестели, горели, сияли у нас, чтобы они были просто игрушками.



Тамара Ляленкова: Часто машинам дают имена.



Ольга Фомина: У нас, кстати, девочки даже говорят, кто это – мальчик или девочка (смеется).



Тамара Ляленкова: Кстати, а по какому принципу?



Людмила: Наверное, это зависит от того, как себя машина ведет. Есть более мягкая и ласковая, есть более агрессивная и напористая машинка, есть более капризная машинка, на бензинчик они тоже реагируют. Иной раз погладишь – она сразу едет. У меня машинка очень любит всякие хрусталики, камушки переливающиеся. Я чувствую, что моей машине это нравится. У меня машина с тюнингом, я сама этим тюнингом занималась, потому что мне нравится, чтобы она была яркая, она должна отличаться. И ей это нравится, я знаю, она слушается во всем, не подводит абсолютно. Имя есть, я ее Фифа зову. Она у меня девочка, несмотря на то, что это V-50, это универсал машина. Мне одна клиентка сказала: "Вы знаете, вы как киса, так мягко-мягко переставляя лапки, подъехали к моему подъезду". Вот это шур-шур-шур – вроде мягко, вроде нежно, но в то же время она может показать коготочки, агрессивная и сильная. Вот автомобиль " Volvo " в себе все это совмещает: и нежность, и лоск, и мощь, и красоту, и удобство, комфорт. Я сливаюсь просто, знаете, у меня, грубо говоря, одни глаза над торпедой, а остальное все в машине. То есть я в нее перешла плавно.



Тамара Ляленкова: Женское такси в Москве просуществовало уже год, и за это время компании удалось расширить и улучшить свой таксопарк. Более того, примеру столицы последовали в Красноярске и Волгограде. Похоже, что услуга эта востребована, во всяком случае, в обеспеченных кругах. Что наводит на мысль о том, что женщина в тесном пространстве такси чувствует себя комфортнее наедине с женщиной. Или ей просто хочется иногда побыть в чистом, уютном мире, где нет мужчин. И в этом весьма своеобразно проявляется равноправие, к которому так стремится современный мир.


XS
SM
MD
LG