Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грозит ли Кавказу распространение радикального Ислама


Ирина Лагунина: Победа на парламентских выборах в Турции исламской «Партии справедливости и развития», активизация радикальных исламистов на Кавказе позволили экспертам сделать вывод об усилении мусульманского фактора в этом регионе. Распространению исламистских идей, как отмечают эксперты, способствуют многочисленные социально-экономические проблемы постсоветских республик. Над темой работал Олег Кусов.



Олег Кусов: Поводом для заявлений экспертов об усилении исламского влияния на Кавказе послужил в том числе и недавний успех партии Реджепа Эрдогана на парламентских выборах в Турции. Принято считать, что эта страна оказывает значительное влияние на политические процессы в кавказском регионе. К чему приведёт победа исламистов на выборах? Ответ на этот вопрос попыталась отыскать наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Партия Справедливости и развития снова у власти. Закончена предвыборная лихорадка, с улиц турецких городов убраны флаги с партийной символикой, граждане приступили к обычной жизни. Журналисты анализируют последствия парламентских выборов. На центральных полосах турецких газет слишком много вопросов: чем обусловлен оглушительный успех исламистской правящей партии? Почему светские и оппозиционные партии оказались в числе неудачников, получив меньше, чем в прошлые выборы, количество мест в парламенте? Останется ли Турция светским государством? Не станет ли победившая исламистская партия насаждать консервативный ислам ближайшим соседям? «Повод для особой тревоги» - так называется одна из статей ежедневной «Теркиш дейли ньюс», крупнейшей англоязычной газеты Турции. По мнению издания, победа религиозной партии при такой широкой поддержке избирателей в условиях демократии может стать причиной неприятных сюрпризов. По словам обозревателя Гювенча, потеря контроля над партией может привести к смене политического строя. «Турция должна избрать нового президента» - такие плакаты в избытке развешены на стамбульских улицах. Выборы нового президента стали причиной досрочного проведения парламентских выборов. Старый парламент не смог избрать президента и был распущен. До последнего времени этот пост занимали сторонники светского государства, правительство даже с министрами от происламской партии действовало ограниченно внутри светского государства. Педагог Исра уверяет, что ситуация изменится, если президентский дворец займет кандидат от правящей религиозной партии.



Исра: Когда партия победила на парламентских выборах, на трибуну вышли лидеры, премьер-министр страны Реджеп Эрдоган и его главный соратник глава МИД Турции Абдул Агюль со своими женами в мусульманской одежде. Появление в Президентском дворце первой леди в платке до сих пор оставалось недопустимым. Если Президентский дворец займет кандидат от правящей религиозной партии. Ситуация может измениться.



Елена Солнцева: 40-летний адвокат Эрдал предполагает, что любое резкое движение в сторону политического ислама приведет к моментальному запрету партии военными. Пытаясь прогнозировать возможные варианты развития будущего, аналитики вспоминают бывшего премьер-министра Неджметтина Эрбакана, попытки которого в начале 90-х исламизировать Турцию привели к военному перевороту. Генералы отстранили его от власти, запретив заниматься политической деятельностью. Его сподвижники создали партию «Процветание», которая имела вес в парламенте, но скоро была запрещена конституционным судом. В документах были обнаружены покушения на светский характер турецкого государства. На развалинах возникла нынешняя партия Справедливости и развития. Лидером стал бывший мэр Стамбула Реджеп Эрдоган. Сегодня он уверяет, что за него отдал свой голос каждый второй избиратель. Получившая западное образование интеллигенция, однако, осталась в меньшинстве. Его избиратели, так называемые традиционные турки, население деревни, а также городские низы, у которых ислам тесно связан с повседневной жизнью. Сторонник партии таксист Ахмед, например, считает, что лидеры партии всегда проводили последовательную экономическую политику. Как ни странно, но повторный приход происламской партии к власти вызывает позитивное отношение Евросоюза. По мнению одной из центральных газет «Ватан», опыт развития двусторонних отношений и проведенная правительством Эрдогана программа экономических и политических реформ позволяет оценить его как наиболее последовательного сторонника европейской интеграции Турции.



Олег Кусов: Рассказывала наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.


На процессы в кавказском регионе, по мнению наблюдателей, пытаются влиять и представители арабского мира. Именно этим обстоятельством они объясняют активизацию радикальных исламистов в республиках Северного Кавказа. Российские эксперты, говоря о радикальном исламе, чаще всего употребляют термин ваххабизм, при этом многие из них уточняют, что термин этот не отображает в полной мере суть явления. Об активизации радикальных исламистов на Северном Кавказе рассуждает дагестанский журналист Магомед Мусаев.



Магомед Мусаев: Исламский фундаментализм на Северном Кавказе далеко не изжит, не разгромлен, он активно меняет свою тактику, не меняются лишь методы борьбы с ним силовых органов. Суды присяжных в Дагестане, как правило, выносят ваххабитам оправдательные приговоры при малейшей возможности. Ответом на эту тенденцию стало без суда и следствия похищение лиц, причастных к незаконным вооруженным формированиям. По данным дагестанской прокуратуры, с 2004 года число мусульман, похищенных неизвестными в камуфляжной форме, достигло 55 человек. Подобный метод борьбы с ваххабизмом не находит поддержки среди дагестанцев. Совершенно очевидно, что силовики явно переходят ту грань, что отличает блюстителей закона от обыкновенных бандитов. Тем самым они проигрывают тактически, проигрывают морально. Терроризм на Кавказе все более совершенствуется, ваххабиты делают все, чтобы быть невидимыми, неслышимыми, но от этого их эффективность лишь возрастает.



Олег Кусов: Рассказывал Магомед Мусаев.


Суннитские Турция и арабские страны, шиитский Иран преследуют свои цели в кавказском регионе, пытаясь доминировать в нём. Однако сложными остаются и отношения между этими странами. Слово ректору Кавказского института СМИ политологу Александру Искандаряну.



Александр Искандарян: Степень исламизированности этих стран все-таки разная. То, каким образом ислам имплементирован в их управление – это по-разному в разных странах. Между этими странами на самом деле существует очень острое соперничество. Иран и Турция, это не говорится открыто, но отношения у них чрезвычайно неблагополучные, они соперничают за лидерство в регионе и так далее. Напряжены на самом деле отношения Турции и Азербайджана. Довольно плохи отношения Азербайджана и Ирана и так далее.



Олег Кусов: Исламские страны на Кавказе в первую очередь пытаются установить отношения с Азербайджаном. Слово президенту Фонда политических исследований государств каспийского региона Вафе Гулузаде .



Вафа Гулузаде: В Азербайджане действует не только суннитская Турция, действуют и суннитские арабские страны все вместе взятые и Саудовская Аравия. С другой стороны, действует и шиитский Иран. Но в Азербайджане в целом из-за нынешней политической ситуации, в которой каждому азербайджанцу известно союзничество Ирана с Арменией, вот Иран не очень популярен. Поэтому, я считаю, что, конечно, у суннитов больше возможностей для распространения своей идеологии, чем у шиитов.



Олег Кусов: Власти Армении не так давно передали иранскому государству сохранившуюся на территории страны мечеть. Александр Искандарян утверждает, что христианской Армении мусульманское окружение не приносит больших проблем.



Александр Искандарян: Из четырех наших соседей три представляют страны, население которых традиционно исповедует ислам. Однако, ислам у них очень разный. Строить только на религиозной общности то, что Армения чувствует себя в ужасном окружении, нет, это все-таки не совсем так. Проблема есть, но все-таки внешняя политика Англии, Франции, Италии и Эфиопии, Соединенных Штатов и России определяется, мягко говоря, не только тем, что они страны, в которых население исповедует христианство. А внутри Армении мусульман практически нет. Поэтому собственно к исламу как к угрозе не относятся. Тому есть потрясающий совершенно пример: в Ереване была государством восстановлена историческая мечеть, в которой какой-то склад был в советское время. Она 16 века, персидская, очень красивая. Так как мусульман нет, то эта мечеть была передана иранцам в управление, так как Иран с нами находится рядом. Был прислан мулла и фактически в эту мечеть ходят представители посольств мусульманских стран. То есть в стране, в которой существует конфликт с азербайджанцами. То есть угрозы не ощущается, а в политике внешней все-таки Турция, Иран и Азербайджан воспринимаются не только как исламские страны, а как страны, у которых есть всякие интересы, проблемы и так далее.



Олег Кусов: Говорил ректор Кавказского института СМИ политолог Александр Искандарян.


В Азербайджане ислам пока не оказывает существенного влияния на политическую ситуацию. Слово президенту Фонда политических исследований государств каспийского региона Вафе Гулузаде .



Вафа Гулузаде: Ислам еще не проник в плоть и кровь азербайджанского народа. Многие ходят пока что в мечети, отдавая дань, с одной стороны, какой-то моде, с другой стороны, из-за идеологического вакуума, который произошел после крушения Советского Союза и идей коммунизма, социализма. Все это вместе определяет состояние ислама в Азербайджане.



Олег Кусов: Между азербайджанским и иранским обществами сохраняются духовные связи. Говорит председатель Центра по защите совести и вероисповедания Азербайджана Ильгар Ибрагим-оглу.



Ильгар Ибрагим-оглу: Есть тесная культурная, духовная связь как с Ираном, так и с Турцией, они были веками и на сегодня так же продолжаются. Есть взаимообогащение стран друг с другом, это чисто исторически с культурной, религиозной точки зрения, можно сказать, что как Турция, так и Иран имеют влияние в стране в этих вопросах. Что касается распространения на политику, в стране должно быть политическое поле, его нет как такового. Есть цензура, закрыт доступ на телевидение, закрыт доступ на радио.



Олег Кусов: Исламский фактор в Азербайджане зависит от социального положения в стране, убеждён Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Я считаю, что в политике в Азербайджане исламский фактор пока не играет никакой роли. Но, естественно, со временем, но времени потребуется достаточно для этого, он может играть существенную роль. Но вместе с тем это будет зависеть от того, по какому пути пойдет Азербайджан, будут ли в Азербайджане усиливаться процессы демократизации, будут ли проведены политические и экономические реформы, будет ли улучшено социальное положение малоимущей части населения. Вот все это вместе будет определять будущее Азербайджана. Ведь усиление позиций ислама идет в первую очередь за счет малоимущего населения. Поэтому это вопрос более социальный, здесь религия как раз связана с социальной сферой. Другие страны, которые хотели бы распространить, экспортировать свой ислам в Азербайджан, они тоже пользуются тем, что оказывают помощь самым малоимущим слоям населения, устраивают детей в религиозные школы, оказывают материальную помощь семьям и таким образом распространяют свое идеологическое влияние.



Олег Кусов: Это было мнение президента Фонда политических исследований государств каспийского региона Вафы Гулузаде.


XS
SM
MD
LG