Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Традиционные ремесла в помощь воспитанию подростков


Ирина Лагунина: Раньше было принято отдавать детей в обучение мастерам, так веками сохранялись многие ремесла. Сегодня в Петербурге действует совместная программа Александро-Невской Лавры и благотворительного фонда "Кедр" по возрождению народных ремесел и профориентации молодежи и подростков. О своеобразном эксперименте рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Когда слышишь словосочетание "народные ремесла" - сразу веет чем-то явно не сегодняшним. Жаль, конечно, что нас с детства все больше окружают вещи, отчужденные от наших рук и души, но такова жизнь, а главное, ее темп, и кто может сегодня позволить себе клеить, строгать, шить своими руками? Но потребность в традиционных ремеслах, оказывается, не исчезает с появлением компьютеров. И дело не только в эстетической стороне вышивки, кружев, резьбы по дереву, ручной росписи, но в самом процессе, который - особенно если речь идет о детях - способен и воспитывать, и лечить, и давать понятие о красоте и совершенстве мира. Я убедилась в этом воочию, побывав на традиционном детском празднике, устроенном силами Александро-Невской Лавры и регионального общественного благотворительного фонда социальной реабилитации и помощи инвалидам "Кедр". Такие праздники проводятся в рамках программы, преследующей сразу две цели - сохранение и популяризацию народных ремесел и обучение, профориентацию, содействие трудоустройству подростков и молодежи. Говорит председатель фонда "Кедр" Александра Сердитова.

Александра Сердитова: Если в начале деятельности нашей организации, мы существуем уже 13 лет, мы занимались в основном только детьми, которые имеют какие-то ограничения, то сейчас мы стремимся к тому, чтобы это было максимально интегрированным. Потому что это, конечно, идет на пользу и детям, которые имеют какие-то ограничения, и здоровым деткам. Они заводят знакомство, они дружат, они обмениваются. У детей, которые живут в государственных учреждениях, для них это раскрывается вообще дополнительно мир и общество.



Татьяна Вольтская: Здесь дети из сиротских учреждений?



Александра Сердитова: Сегодня у нас здесь 4 детский дом из Павловска, это дети с задержкой развития психического, и дети из 232 школы Адмиралтейского района.



Татьяна Вольтская: То есть домашние?



Александра Сердитова: Да. Сегодня они все у нас на таком празднике народных ремесел.



Татьяна Вольтская: «Кедр» занимается сохранением народных ремесел?



Александра Сердитова: У нас это одно из основных направлений в силу того, что учредителями нашего фонда являются профессиональные художники, члены Союза художников, различные искусствоведы в том числе. Поэтому так у нас и сложилось, что даже то, что у нас идет в рамках профориентации, в рамках социальной адаптации, все равно в той или иной мере связано с творчеством.



Татьяна Вольтская: Эти дети, вы же не первый раз видите этот праздник, как часто они у вас бывают?



Александра Сердитова: У нас есть и выездные мастер-классы, когда мы с мастерами выезжаем в школы, в интернаты и есть такие мероприятия, которые мы проводим здесь, в Александро-Невской лавре. Конечно, у нас мастер-классы проходят на всех наших творческих фестивалях – это тоже одно из направлений. Там уже номинации самые различные. И обязательно мы все-таки знакомим с народными ремеслами.

Татьяна Вольтская: В числе других мастеров с фондом сотрудничает и Евгений Таланов - учитель танцев, он преподает и в детском доме 4 в Павловске.

Евгений Таланов: Дети хорошо танцуют, неоднократные лауреаты всяких конкурсов. Танцуют буквально все, начиная от бальных танцев и кончая цирковыми номерами. Умеют жонглировать и даже умеют на одном колесе.

Татьяна Вольтская: Оля - одна из лучших учениц.

Оля: Мы приходим, он нам показывает движения, мы за ним повторяем. Я когда была маленькая, мне было 10 или 11 лет, я танцевала уже.

Татьяна Вольтская: Сейчас Оля сидит за столом и раскрашивает деревянное яйцо. И вообще, она любит многое.

Оля: Танцевать, бисером заниматься, картины, украшения всякие делаю.

Татьяна Вольтская: Летом Оля вместе с другими детьми была в монастыре на Коневце.

Оля: Это Остров надежды.

Татьяна Вольтская: Александра Сердитова поясняет.

Александра Сердитова: Это фестиваль у нас так называется. А вообще они приезжают в центр. Они отдыхают и посильно помогают монастырю в хозяйственных разных делах, лес чистят.



Татьяна Вольтская: Оля, а что ты сейчас делаешь за столом? Яйцо раскрашиваешь?



Оля: Курицу рисую.

Татьяна Вольтская: За другим столом сидят дети из 232 школы с мастером Валентиной.

Валентина: Мы делаем маленькие куколки сувенирные, подвесочки. Можно на елочку повесить, можно на грудь себе. Потешные куколки.

Татьяна Вольтская: Ларисе 12 лет, она здесь в первый раз, но вообще очень любит что-то мастерить руками.

Лариса: Да, обожаю, но у меня редко что получается хорошо.



Валентина: Получилось замечательно. Девочки талантливые.

Татьяна Вольтская: Среди них - Ева.

Ева: Я люблю поделки делать. У меня очень хорошо получается в основном, и я очень много их делаю. У меня дома очень много из всего – из бумаги, из пластилина. Сейчас мы делаем из ткани.

Татьяна Вольтская: Фонд "Кедр" и сам готовит мастеров. Говорит Вера.

Вера: Я сейчас учусь в обществе «Кедр». «Кедр» занимается очень важным делом. Очень хорошо, что они этим занимаются в рамках православия, потому что это крайне необходимо не только данным детям, но и вообще нашему обществу. Летом дети выезжают в монастырь многие помогать расписывать стены. Тихвинский монастырь, Коневец – это регулярные выезды.

Татьяна Вольтская: Но все-таки гвоздь программы сегодня - это бисер. Ребята привезли роскошную выставку - это целые картины из бисера, сложные и красивые, даже не верится, что они сделаны детскими руками. Мастер по бисероплетению - Нина Васильева.

Нина Васильева: Я работаю педагогом дополнительного образования, веду кружок бисероплетения в детском доме-интернате № 4 города Павловска. Контингент детей у нас разный, от 9 лет и до 18. Дети начинают сначала с украшений, делаем украшения в одну нить, в две нити, в несколько нитей. Затем переходим к оплетению предметов – яиц, вазочки всякие. Потом переходим на ручное тканье, делаем браслеты, обереги. Затем переходим уже к более сложному, это, я считаю, высший пилотаж – это ткачество на станке. Станок примитивный – доска, два бруска наколочено и прибиты гвозди в шахматном порядке на расстоянии один миллиметр. Натягивается нить основы и на первый гвоздь привязывается нитка. Дети у нас уже освоили пятиметровые нити, берут, чтобы было меньше узлов. И на иголку нанизывают. Работаем мы по схемам. Схема берется для вышивания крестом. Но если нам понравился какой-то рисунок и нет схемы, мы можем расчертить клетки сами в определенном размере. Допустим, картина – 155 бусинок по горизонтали и, допустим, 250 рядов. Это будет больше 30 тысяч бисеринок. Надо набрать ребенку эти 155 бусинок в одном ряду, потом этот ряд пропустить под всеми нитями основы и каждую бусинку пропустить между двух ниточек, а потом сверху закрепить так, чтобы нитка основа была под иголкой. И вот так 250 рядов. Труд это очень титанический, требует огромного внимания, огромного усилия и терпения. Первые картины дети у нас делали два, полтора года одну картину, а сейчас эти дети делают за два с половиной месяца такую картину. Ходят с удовольствием. Им очень нравится, они не замечают время. В процессе работы, я сама проанализировала, как дети развиваются, наши дети с различными заболеваниями, в том числе связанные с отставанием в развитии. Девочка у нас работала Куликова Ира, она вообще не говорила, считала только до трех и делала огромные картины. Она сейчас живет в доме, делает иконы в бисере, они этим живут. Она стала говорить, я с ней говорю по телефону, ее понимаю. И считать она, естественно, как минимум до десяти точно научилась, потому что такие картинки. Я ее так учила: на сорок бисеринок три – три – три - один, три – три – три - один. Бывает в одной картине до 65 оттенков. Вот сейчас Валя взяла картину делать – 43 оттенка. При том, что у Вали очень плохое зрение, она, посмотрите, какую мелкую работу делает, и она все большие картины делает. Девочки иногда говорят: ой, Нина Витальевна, я научилась вставлять нитку в иголку. Это не вставлять – это зрение улучшается, потому что идет все время гимнастика, то напряжение, то расслабление. Даже когда у них есть свободная минутка, они страдают от того, если выходной или праздник: а чем мы будем заниматься? Можно я возьму к себе в группу? Есть возможность, они и в группе работают. Они без работы у нас не любят, очень трудолюбивые, очень благодарны за труд. Они настолько благодарны, что, знаете, я работала в детской гимназии и пришла по совместительству сначала в детский дом. Была возможность пойти рядом с домом во Дворец юного творчества, они меня ждали шесть лет. Но, вы знаете, я не могла от этих детей отойти, я прикипела к ним душой. Поэтому я выбрала, с больными ногами я езжу в Павловск, то есть у меня на дорогу уходит пять часов.



Татьяна Вольтская: Почему действительно девочки не могут брать к себе?



Нина Васильева: Если есть возможность, если есть где стол поставить. А ведь есть дети такие, которые могут и иголку проглотить, от них надо прятать. У нас же разные дети есть. Это эти дети, они уже развиты, у них те диагнозы, которые ставили, некоторым уже убирают, снимают.

Татьяна Вольтская: Между прочим, бисероплетением занимаются и мальчики.

Татьяна Васильева: У нас много ребят начинало. Работал у нас Саша Прохоров постоянно и сейчас Матвей.



Татьяна Вольтская: Матвей, расскажи, почему ты любишь эту работу?



Матвей: Я не могу сказать, почему люблю, просто затянуло. Мне братья говорят, что это женское дело. А я говорю: какая разница, женское, не женское, главное, что заниматься, всему учиться. Саша Прохоров чуть-чуть сделал картину и его потом отправили в взрослый дом. И я потом начал доделывать и доделал. Потом я сделал картину с цветами.

Татьяна Вольтская: Это ремесло лечит и больных, и здоровых, и взрослых, и детей, и в семье, и в сиротском доме. Жаль только, что многие из детдомовских расстанутся с любимым делом, потому что у них не будет возможности жить в человеческих условиях, ведь взрослый дом - это психоневрологический интернат, но это уже другая тема. Народные ремесла стараются не забывать во многих странах. Как это происходит в Польше, рассказывает Алексей Дзиковицкий.

Алексей Дзиковицкий: Хороший ремесленник всегда в цене – эта известная поговорка стала особенно актуальная в Польше в последние годы. После вступления в Европейский союз из страны на работу в государства Западной Европы выехали сотни тысяч человек, в том числе и те, кто занимается народными промыслами. Размышляя над тем, откуда взять специалистов уже сейчас дефицитных специальностей в будущем, в Польше пришли к выводу, что надо развивать систему профтехобразования. Однако что касается народных ремесел, возможности научиться им были и есть. Народные ремесла постоянный элемент всевозможных ярмарок. Но если у кого-то возникает желание стать настоящим мастером, можно воспользоваться услугами специальных фирм, которые организовывают специальные занятия. Такие занятия по керамике проводятся в городе возле Варшавы.



Грежена Новак: Вы можете сначала посмотреть, ознакомиться с тем, как это делается, подходит ли это вам. А затем уже можно договориться с конкретным мастером. Бывают разные люди, у одних получается, у других нет. Так что нужно сначала посмотреть, интересно ли вам это, придти несколько раз.



Алексей Дзиковицкий: Говорит организатор курсов Грежена Новак. Научиться ремеслу можно так же, став подмастерьем через региональный Цех ремесел. Подмастерье подписывает договор с цехом, цех определяет его к мастеру и несколько лет работы рядом небольшие деньги ради того, чтобы получить нечто более ценное – опыт. Однако для того, чтобы молодой человек хотел заниматься народными ремеслами, он должен с ними сначала познакомиться. Ведь те, кто живет в городах, нередко не имеют никакого понятия о том, что делали их предки несколько столетий назад. Поэтому нередко в программах школьных экскурсий или отдыха в лагерях для детей встречаются встречи с мастерами народных ремесел. На такой встрече был 10-летний варшавский школьник Алекс.



Алекс: Это был музей гончарства. Мы с одноклассниками не только смотрели, но и сами лепили там. Но без помощи пани мастер не очень-то получалось. Можно сказать, совсем не получалось.



Алексей Дзиковицкий: А тебе нравится лепить?



Алекс: Да, можно различные вещи делать, практически что угодно. Мне нравится. Но научиться работать так, как мастер, думаю, нелегко, даже, наверняка, трудно.



Алексей Дзиковицкий: Интересно, что в современной Польше народными ремеслами занимаются все больше молодых людей, которые покидают города и открывают себе небольшие мастерские в деревне.


XS
SM
MD
LG