Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что могла бы принести России аквакультура, самая быстроразвивающаяся отрасль сельского хозяйства в мире


Ирина Лагунина: В прошлую пятницу мы рассказывали о самой быстро развивающейся отрасли сельского хозяйства - об аквакультуре. Разведение рыбы и моллюсков – это наиболее простой, дешевый и эффективный путь производства пищевого белка. Однако, как показывает опыт, развитие этой отрасли на ранних стадиях требует участия государства и продуманной законодательной базы. В России пока нет ни того, ни другого, и поэтому огромная страна с богатыми водными ресурсами и большим трудоспособным населением производит лишь 0,2% мировой продукции аквакультуры. А между тем развитие аквакультуры в приморских областях может решить не только экономические проблемы, но и экологические и социальные.


Об этом рассказывает специалист Всероссийского института Рыбного хозяйства и океанографии Ирина Яхонтова. С ней беседуют Александр Марков и Александр Костинский.



Александр Марков: Сегодня мы поговорим о том, как обстоит дело с аквакультурой в России. У нас морей очень много, пресных водоемов тоже, казалось бы, все условия существуют для того, чтобы наша страна была в числе первых по развитию аквакультуры.



Ирина Яхонтова: Она, естественно, не входит в десятку сильнейших стран в области аквакультуры, она в двадцатку входит. Но та десятка, которая лидирует, она настолько опережает ту двадцатку, в которую входит Россия, что говорить об этом даже не стоит. В России примерно 0,2% производится продукции аквакультуры от общего объема мировой продукции аквакультуры. Это очень мало. Потому что если мы возьмем Гану и Нигерию, которые ни по трудовым ресурсам, ни по водным, ни по биоразнообразию, ни по каким ресурсам мы не можем сравниться, тем не менее, та же Гана производит больше продукции аквакультуры в пересчете и на душу населения, и в общем объеме. Это, конечно, ситуация очень тяжелая. Но она обусловлена тем, что в России, в Советском Союзе развивался всегда промысел океанический, и основные силы рыбного хозяйства были брошены на то, чтобы выловить рыбу даже не прибрежную, а антарктическую рыбу, дальние рыболовецкие флотилии, китобойные флотилии.



Александр Марков: У нас пасту «Океан» продавали, криль ловили.



Ирина Яхонтова: Криль в Антарктике ловили. Но тем не менее, в России аквакультура развивалась в каком-то виде, потому что карповые пруды и карповые хозяйства в средней полосе России, в южной части, европейской части, они все-таки были. И это традиционное, скажем так, хозяйства.



Александр Костинский: То есть не только в Чехии карпы.



Ирина Яхонтова: Конечно, с Чехией нам не сравниться, где карпы просто образовали ландшафт этой страны. Но тем не менее, карповые хозяйства широко были распространены в России, в Советском Союзе. Но как во всех, видимо, отраслях в 90 годы во время кризиса, во время перестройки произошел резкий спад. И даже то, что у нас было наработано к началу 90 годов, было безвозвратно потеряно. Именно это является причиной того, что сейчас Россия так низко пала в области аквакультуры. Надо сказать, что для морской аквакультуры у нас морей достаточно мало. Потому что у нас большая часть морей лежат за Полярным кругом. Баренцево море, Карское, море Лаптевых, Восточно-сибирское, Чукотское - все эти моря слабо пригодны для культивирования организмов, замерзают, потому что тяжелые погодные условия. Для того, чтобы развивать морскую аквакультуру, пригодны юг Приморья, то есть Японское море - это очень хорошее море, но оно плохо тем, что оно далеко. И возить продукцию из Приморья в европейскую часть будет очень дорого. Поэтому вся аквакультура Приморья в основном ориентирована на экспорт, на Японию и Корею, которая съест все. И возрождение аквакультуры в Приморье уже началось, там в течение последних пяти лет хозяйства создаются.



Александр Костинский: А что там выращивают?



Ирина Яхонтова: Выращивают в основном гребешка и трепанга – самые дорогостоящие виды. Плюс еще устрицы тихоокеанские, плюс немножко мидии. Поэтому ориентироваться на то, что когда-нибудь продукция Приморья придет на рынок европейской части, скорее всего не стоит - это будет дорого. Но, тем не менее, аквакультура Приморья создает рабочие места, люди там как-то имеют смысл жизни хотя бы. А для европейской части для аквакультуры морской пригодны в первую очередь, конечно, Черное и Азовское моря. С моей точки зрения, Черное море – это идеальный водоем для развития аквакультуры. Это будет полезно и самому морю, и это будет полезно людям, которые на нем живут, и это будет полезно стране. Море благодатное, температура подходящая. Береговая линия тоже, скажем так, преодолимое препятствие в развитии аквакультуры. Береговая линия наша российская, то, что у нас осталось на Черном море, слишком прямая, нет бухт. Но есть технологии развития аквакультуры далеко берега, вне зависимости от погодных условий, в погруженных садках, да все, что угодно. То есть преодолимо. И это выгодно. Более того, это может дать толчок развитию мелких поселков, потому что сейчас мелкие поселки на Черном море живут четыре месяца в году, то есть люди там живут, они сдают помещения отдыхающим. Там безработица, там работать негде, там нет предприятий. Рыболовецкие предприятия ловят, конечно, но это достаточно дешевые рыбы и это не окупается. Безработица большая, в том числе среди женского населения большая безработица. Население деморализовано. И вот аквакультура могла бы послужить тем толчком, с которого начнется какое-то социальное возрождение нашего побережья. Технологически не сложно. Вообще мидии считаются объектом для начинающих, везде во всем мире мидии – это самый простой, самый надежный объект для выращивания.



Александр Костинский: А чем вы его кормите?



Ирина Яхонтова: Двустворчатых моллюсков кормить не надо, они питаются из толщи воды тем, что отфильтруют сами.



Александр Костинский: Просто надо в садках опустить и все?



Ирина Яхонтова: Устрицу в садках, а мидию даже в садках необязательно, она прикрепляется к веревке. То есть нужно опустить в воду веревку, через некоторое время на нее осядут личинки мидии, и они растут.



Александр Марков: А если не осядут?



Ирина Яхонтова: Личинок привлекает к веревке твердый субстрат. Они осядут. Другое дело, что надо знать, когда опустить веревку. Опусти веревку в нужное время и осядут мидии, а если ты опустишь в ненужное время, то осядет все, что угодно, кроме мидий.



Александр Костинский: То есть в действительности, если правильно с биологической точки зрения, то технологически это вообще несложно.



Ирина Яхонтова: Это будет прибыльно. Более того сейчас Черноморское побережье последние четыре-пять лет, я наблюдаю дикий бум застройки, но эти инвесторы, которые понастроили мини-гостиницы, они столкнулись с тем, что люди, которые приезжают туда отдыхать, предпочитая Черноморское побережье Турции, они хотят кушать свежую рыбу и морепродукты, они не хотят есть окорочка и шашлыки. Они хотят рыбу и мидии. И та небольшая плантация, которой владеет наш институт совместно с техническим творческим коллективом.



Александр Костинский: А что вы там выращиваете?



Ирина Яхонтова: Выращиваем мидии, немножко тихоокеанской устрицы и экспериментальный вид скафарка - это двустворчатый тип моллюсков, который обладает очень красивым розово-оранжевым мясом, чудесным совершенно, потрясающим. Эта небольшая плантация каждый год сталкивается с тем, что идет народ и спрашивает: а мидии есть, а рыба есть? Спрос очень большой.



Александр Костинский: Народ, это кто – покупатели, продавцы?



Ирина Яхонтова: Все, начиная от простых отдыхающих до владельцев гостиниц, маленьких ресторанов. Проблема в том, что невозможно организовать хозяйство, не получив кучу согласований, резолюций, разрешений.



Александр Костинский: Сколько надо?



Ирина Яхонтова: Опыт организации хозяйства, о котором я говорю, небольшого хозяйства, мы выполнили 50 с лишим предписаний и получили около 63-64 согласований для того, чтобы участок земли и участок воды получить в аренду. Теперь нужно получить на реализацию продукции разрешение.



Александр Костинский: А куда вы реализуете? Сами едите?



Александр Марков: Никуда не реализуют ,нельзя реализовывать.



Ирина Яхонтова: Нам нельзя реализовывать. Мы едим сами, конечно, хорошо. Но реализовывать действительно легальным образом невозможно, потому что нужны ветеринарные сертификаты на нее, а их не дают из-за того, что аренда продлевается каждые 11 месяцев. И если аренда земли продлевается каждые 11 месяцев, то на этой земле невозможно построить капитальное строение. А если на этой земле невозможно построить капитальное строение, то невозможно провести водопровод и канализацию, без которых не дают ветеринарное свидетельство. То есть это замкнутый круг, который может разорвать губернатор Ткачев Краснодарского края, больше, наверное, никто. Потому что мы ходим по кругу третий год, и они говорят: вы ставьте капитальное сооружение, ставьте водопровод, и мы вам сразу дадим ветеринарное свидетельство. А ставить капитальное сооружение нам нельзя, потому что у нас аренды нет.



Александр Костинский: То есть реально вы столкнулись с обычными чиновничьими барьерами.



Ирина Яхонтова: Но законодательной базы нет, а чиновники, естественно, не хотят.



Александр Марков: При том, что все условия, моллюски растут хорошо, все рентабельно?



Ирина Яхонтова: Моллюски растут хорошо, не болеют. Они вырастают за 14-16 месяцев. Если осела личинка в марте-апреле, то в следующем июне-июле она товарного размера - пять сантиметров.



Александр Марков: Во всей Европе, Греция, Болгария, Франция, Италия все это процветает.



Ирина Яхонтова: А у нас так. Потому что во всей Европе государственные, европейские и местные власти в этом заинтересованы.



Александр Костинский: У нас было в прошлом году, вы рассказывали, что вице-премьер Медведев ехал, ему очень нравятся осетры астраханские.



Ирина Яхонтова: Он был в Астрахани, там было целое совещание по вопросам аквакультуры. Было декларировано, что аквакультура войдет как одно из приоритетных направлений в развитие агропромышленного комплекса России. Это написали, это есть. Денег не прибавили ни копейки.



Александр Костинский: Но написали.



Ирина Яхонтова: Написали, за этим ничего не стоит.



Александр Костинский: Ни законодательной базы, ничего?



Ирина Яхонтова: Нет. Законодательная база сейчас разрабатывается, закон об аквакультуре, но он разрабатывается три года. А за тем, что государство продекларировало, не стоит ничего реально, никаких субсидий, никаких денежных средств не стоит. Единственное, что может быть возможно будет льготное кредитование предприятий. Мы работаем с Россельхозбанком, они программу льготного кредитования. Уже хлеб.



Александр Костинский: То есть сейчас на пути важнейшего направления, тем более вы говорите, что разведение рыбы дешевле.



Ирина Яхонтова: Не дешевле, а выгоднее, экономически выгоднее.



Александр Костинский: Странно, что такая замечательная отрасль не развивается.



Ирина Яхонтова: Более того, ведь очень много инвесторов заинтересованы этим. А как только они понимают, с чем они столкнутся, когда им начинаешь рассказывать, что им нужно получить, какие бумаги, они сразу теряют весь пыл, говорят: боже мой, мы лучше в торговлю пойдем.



Александр Костинский: А это могло возродить Черноморское побережье во многом.



Ирина Яхонтова: Конечно, это было бы тем звеном, за которое можно вытянуть очень много проблем и решить проблемы.



Александр Костинский: И на Черном море была бы рыба.



Ирина Яхонтова: И на Черном море была бы рыба. Вот эти пояса биофльтраторов, которые бы создавались, они бы способствовали улучшению воды. Я считаю, что это выход для прибрежных экосистем Черного моря.


XS
SM
MD
LG