Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экипаж «Курска» не забыт. Но о других подводниках предпочитают не вспоминать


Подводники погибают не только во время службы, но и во время обивания порогов военкоматов

Подводники погибают не только во время службы, но и во время обивания порогов военкоматов

12 августа – день памяти погибших в катастрофе атомной подводной лодки «Курск». Прошло семь лет со дня трагедии, произошедшей во время учений в Баренцевом море и унесшей жизни 118 человек.


Траурные мероприятия проходят во многих российских городах. В гарнизоне Ведяево Мурманской области, откуда в августе 2000 года «Курск» ушел в последний путь, военные моряки под звуки оркестра возложили венки к монументу погибшим подводникам. Траурная церемония состоялась и в Петербурге на Серафимовском кладбище, где находится самое большое по численности захоронение членов экипажа подлодки. В Николо-Богоявленском морском соборе всех погибших вспоминали поименно.


Свою работу продолжает Фонд памяти АПЛ «Курск», и благодаря ему трагедия не забыта.


«Сюда входят большинство родственников погибших на «Курске», - говорит председатель петербургского Клуба моряков-подводников Игорь Курдин. - Некоторое время назад мы получили с Северного флота памятный альбом экипажа «Курска» с семейными фотографиями и фотографии во время службы. Такой хороший, теплый альбом. Детям, родителям мы его передаем».


Однако по отношению к другим подводникам и членам их семей, также потерявших своих близких при исполнении долга, российское государство не спешит выполнить обязательства, и их приходится отстаивать в суде.


«По «Курску» отдельный закон, отдельный указ президента, а по всем остальным - в общем порядке, - рассказывает Курдин. - А общий порядок несправедлив. У всех остальных больше проблем, чем у родственников погибших на «Курске». Мы сейчас, к сожалению, проиграли суд, вторую инстанцию - городской суд по пересчету пенсии по случаю потери кормильца одной из семей погибшего подводника (не с «Курска»). Собираемся дойти до Верховного суда потому что, на наш взгляд, неправильно производится выплата пенсий».


Более того, о некоторых перерасчетах пенсий, сделанных государством для бывших подводников, они узнают случайно. Курдин продолжает: «В 2002 году были подняты разряды военнослужащим и, в частности, подводникам. Мы об этом узнали случайно и сейчас добились того, что нам начали выплачивать пенсию, но надо уточнять – всем ли платят по новому разряду».


При этом государство отказывается пересчитать и выплатить вдовам подводников, которым по закону начисляется по случаю потери кормильца из расчета 30% от пенсии мужей, компенсацию за те годы, когда пенсия была занижена.


«Вдовы обращаются и говорят: выплатите нам не всю компенсацию, а положенные мне 30%. Они говорят: нет, после смерти обращаться в течение четырех месяцев. Видимо, четыре месяца связь с загробным миром поддерживают, а потом душа так далеко отлетает, что связи с ней нет», - печально шутит Курдин.


Такую «благодарность» государства за отданные ему верой и правдой годы жизни могут вынести не все. Контр-адмирал Иван Поргамон зимой нынешнего года скончался, идя в очередной раз в военкомат, который, как и другим пенсионерам, отказывался без суда выплатить ему компенсацию по перерасчету пенсии.


XS
SM
MD
LG