Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стоит ли купаться в Каспийском море. А если да, то с какого берега


Ирина Лагунина: Экологическое состояние Каспийского моря вызывает у специалистов тревогу: в этом году из-за сильного загрязнения воды были закрыты несколько пляжей на Апшеронском полуострове в Азербайджане. То же происходит и на дагестанском побережье Каспия: большинство пляжей здесь закрыты санитарными службами . Однако бесстрашные отдыхающие все равно купаются в грязном море. По мнению экспертов, главные причины загрязнения Каспия – сброс в воду неочищенных промышленных отходов и нефти. Это пагубно сказывается не только на людях, но и на коренных обитателях уникального моря-озера: экологи говорят, что с каждым годом здесь становится все меньше тюленей и осетров. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Лето – разгар отпусков. Для многих россиян эталоном летнего отдыха считается путешествие на море. Выбор огромен, но большинству зарубежные курорты недоступны. Как тут не вспомнить о Каспии – удивительном море-озере, который когда-то славился осетрами, на берегах которого обитают тюлени, да и цены гораздо ниже сочинских… Однако специалисты предостерегают от отдыха на каспийском побережье: помимо нефтяных загрязнений, отдыхающих ждут неприятные сюрпризы вроде плавающих в море фекалий… О ситуации на дагестанской части каспийского побережья рассказывает наш корреспондент в Махачкале Магомед Мусаев…



Магомед Мусаев : Жителям Махачкалы, казалось бы, повезло. Город раскинулся на узкой полосе между отрогами Кавказских гор и самым большим в мире озером – Каспийским морем. До ближайшего пляжа можно спокойно дойти пешком. С конца семидесятых и до начала девяностых город манил к себе туристов, территории от Махачкалы до Каспийска был даже придан официальный статус санаторно-курортной зоны. После затишья боевых действий в Чечне, многие в Дагестане надеялись, что республике удастся хотя бы отчасти возродить утерянные позиции в туристическом бизнесе. Но не тут-то было. Вслед за строительством вначале санатория, а совсем недавно уже и тренировочного центра ФСБ России, бывшая санаторно-курортная зона стала стройплощадкой для лихорадочного по темпам возведения бесчисленных коттеджей и вилл всевозможных федеральных министерств и местных дагестанских чиновников. Сюда же как пчёлы на мёд налетели разнокалиберные дагестанские деятели от «теневой экономики», включая тех, чьё криминальное прошлое ни у кого не вызывает сомнений. В настоящее время ни в Махачкале, ни в Каспийске больше не существует ни одного клочка побережья, которое бы не было огорожено высоким забором. Руководство республики Дагестан неоднократно озвучивало заявления, что у многих из тех, кто «вырвал» из рук горожан побережье нет в действительности никаких на то прав и речь идёт, собственно говоря, о банальном самозахвате. Однако, всё остаётся по-прежнему. Более того, теперь на этом обласканном южным солнцем береге – в прошлом любимом месте отдыха махачкалинцев - купаться запрещено. Оно абсолютно не соответствует ни санитарным нормам, ни нормам безопасности. Махачкалинцы, даже в самый разгар купального сезона, не рвутся на пляжи и почти все отдыхающие на них – как правило, приезжие из Чечни и, отчасти, из Кабардино-Балкарии. О том, что собой представляют теперь пляжные зоны от Махачкалы до Каспийска рассказывают Ахмедов Меселав – начальник главного управленя МЧС по РД, старший госинспектор по маломерным судам и Ирина Курбанова – Исполняющая обязанности начальника санитарного надзора Управления Респотребнадзора по Республике Дагестан. Говорит Ахмедов Меселав:



Ахмедов Меселав: Народ туда приезжает только с Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии. Мы часто там бываем. На рейде патрулирование проводим, видим машины, номера. В основном, не с республики едут, из за пределов республики едут. Ну да, убирают, буйки установили, водолазы исследование дна сделали и больше не навесов, ни лежаков, ну ничего нет. Не огорожены детские пляжи там ни навесом, ни штакетником..., ни поплавков нет. Только палатки и продажа спиртных напитков, шашлыки, другое. Чисто с коммерческой целью. А вот о безопасности людей…спасательный пост, свои ведомственные там или спасательные средства, шлюпка, катер.., никаких средств нет.



Магомед Мусаев : Говорит Ирина Курбанова:



Ирина Курбанова: Но у нас неупорядоченная застройка всего побережья. Не только базами отдыха и объектами жилищного строительства, частными домами. Природное богатство – море. Естественно, у нас даже нет подъездов в некоторых ситуациях. Заграждение имеется, плата берётся. За заграждение этого кусочка моря. И всё. У нас не отмечается положительной динамики в улучшении качества воды. Из года в год у нас идёт ухудшение. У нас на сегодняшний день, если я буду оперировать цифрами июля, то у нас сорок процентов проб по республике не отвечают нормам по бактериологическим показателям, пятнадцать процентов по санитарно-химическим показателям. То есть бактериологический показатель, это - микробное загрязнение морской воды. Ещё я хочу остановиться на нашей столице – городе Махачкале, где по показателям качества воды ежегодно отмечается высокий уровень загрязнения моря в черте города Махачкалы прибрежной и фактически вот сейчас эти цифры бактериологического загрязнения составляют около девяносто процентов.



Магомед Мусаев : Даже имея столь однозначные свидетельства экспертов, дело никак не может сдвинуться с мёртвой точки. Отчуждение прибрежных земель в пользу «новых хозяев жизни», массовая вырубка зелёных насаждений в самом центре дагестанской столицы, с дальнейшим беспорядочным строительством на них объектов частного сектора, причем, не взирая ни на какие протесты горожан – всё это хорошо известный дагестанцам фирменный почерк мэра Махачкалы Саида Амирова. Постараться хоть как-то подкорректировать его неуёмную энергию, не то что посредством митингов, но даже и актов самосожжения – а такой случай уже был – махачкалинцы не в состоянии, – одна надежда на президента Республики Дагестан и высокие кремлёвские инстанции. Впрочем, у подавляющего большинства дагестанцев сложилось впечатление, что первый лишён реальных рычагов воздействия, а вторых сложившаяся ситуация вполне устраивает. Устраивает даже после того, как племянник Саида Амирова Магомед-Заур Гаджиев – он же начальник его личной охраны – был пойман с поличным в 2006 г. при попытке подрыва начинённой взрывчаткой автомашины, припаркованной у выхода из московского аэропорта Шереметьево. А между тем, пока в махачкалинской мэрии обсуждают проекты «Лазурного берега» и «Немецкой слободы», на территории которых будут жить то ли подобно индийским махараджам, то ли генерал-губернаторам Третьего Рейха, те, кто очень богат, а это, прежде всего, опять-таки родня и земляки самого мэра, для простых дагестанцев проблема качества морской воды из вопроса экологии плавно переросла в вопрос онкологии. Говорит Гаирбек Абдурахманов– директор Института Прикладной Экологии:



Гаирбек Абдурахманов: Я вам могу сказать, что ещё черед двадцать лет они то же самое будут говорить. И двадцать лет тому назад то же говорили. Я что хочу этим самым сказать? Действительно, положение такое, что этому вопросу должно быть уделено внимание Правительством России в первую очередь. Мы, если говорим о состоянии экологической ситуации в республике, то косвенным показателем является показатель заболеваемости в республике населения. По градации пятибалльной системе общая заболеваемость в Европейской части в России пять баллов имеет только Дагестан. Это самая больная республика в Европейской части России. Что касается побережья, вы представить себе не можете, по данным, которыми мы располагаем, не то, что санаторно-курортное, туда ногу опустить невозможно. Микробное заражение это - понятное дело, а тяжёлые металлы? В Каспийске, Кизляре, вот в этих прибрежных районах самый высокий показатель онкологических заболеваний. Я знаю, что это связано и с питанием морскими продуктами. И с нахождением и питанием тоже.



Магомед Мусаев : Постараться хоть что-то подкорректировать махачкалинцы не в состоянии. Одна надежда на президента республики Дагестан и высокие кремлевские инстанции. Впрочем, у подавляющего большинства дагестанцев сложилось впечатление, что первый лишен реальных рычагов воздействия, а вторых сложившаяся ситуация вполне устраивает.



Любовь Чижова: Из Дагестана передавал корреспондент Радио Свобода Магомед Мусаев. Похожая ситуация – и в Азербайджане. Местные санитарные службы также закрыли несколько пляжей из-за сильного загрязнения воды, но отдыхающих это не пугает. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Фарид Арифоглу…



Фарид Арифоглу: В нынешнее, даже по меркам Азербайджана, чрезмерно жаркое лето многие жители страны ищут спасительную прохладу на каспийском побережье. Люди выезжают на многочисленные пляжи и центры отдыха, раскинувшиеся на Апшеронском полуострове и на севере страны. На пляжах многолюдно даже в будние дни. Каково же экологическое состояние морской воды на каспийском побережье? Об этом рассказывает начальник отдела санитарного контроля республиканского Центра гигиены и эпидемиологии Зиядын Казимов.



Зиядин Казимов: Органы государственного санитарного контроля проводят постоянный мониторинг состояния морской воды и санитарно-технических условий на пляжах страны. В частности, проводятся меры по химическому, бактериологическому, токсикологическому и радиологическому контролю.



Фарид Арифоглу: Лабораторные исследования выявили инфекции и, в частности, наличие кишечных палочек на некоторых территориях. В связи с этим было принято решение о запрете купания в четырех крупных пляжных зонах, расположенных на Апшеронском полуострове. Однако несмотря на установление предупреждающих табличек, массовое купание на этих пляжах продолжается, с сожалением констатировал господин Казымов. В свою очередь руководитель Центра экологического права Самир Исаев считает, что одних информационно-просветительских мероприятий для предотвращения купания людей в опасных зонах недостаточно. На его взгляд, есть необходимость в осуществлении так же мер административного характера.



Самир Исаев: Должны конкретные посты ставиться и пляж должен быть закрыт на самом деле, не только на словах.



Фарид Арифоглу: По мнению господина Исаева, экологическая ситуация на многих пляжах страны и, в частности, Апшеронского полуострова и Сумгаита остается сложной.



Самир Исаев: Дело в том, что есть очень серьезные объективные причины, способствующие этому. Это в первую очередь отсутствие нормальных очистительных сооружений на Апшеронском полуострове, в основном в городах Баку и Сумгаите.



Фарид Арифоглу: Степень загрязнения морской воды, по мнению эксперта, зачастую достигает удручающих масштабов.



Самир Исаев: Во многих местах вода загрязнена буквально фекальными загрязнителями.



Фарид Арифоглу: Купание в такой воде опасно для здоровья людей. Выход из ситуации, как полагает эксперт, в скорейшем сооружении на Каспии современных очистительных установок.



Любовь Чижова: Это был корреспондент Радио Свобода в Азербайджане Фарид Арифоглу… По мнению координатора проектов по морям и береговой зоне Всемирного Фонда Дикой Природы Василия Спиридонова, Каспий в основном загрязняют отходами от производства нефти и стойкими органическими соединениями тяжелых металлов. Это все – дело рук человека. Но есть еще одна причина, по которой состояние моря-озера оценивается как крайне тяжелое – это попадание в него чужеродных видов микроорганизмов, которые пожирают все, что им попадается. Впрочем, эти существа попали в Каспий тоже по вине человека – в результате активных нефтеперевозок….



Василий Спиридонов: В свое время в Каспии оказалось очень много видов вселенцев, которые очень сильно трансформировали всю экосистему. Когда-то в Каспий заселяли специальные виды, рассчитывая увеличить кормовую базу, это было еще в советское время. Это, может быть, имело какие-то положительные стороны для увеличения запасов рыб, но с другой стороны привело к вселению в Каспий целого ряда видов донных организмов из Черного моря, которые там как-то прижились, почувствовали себя очень хорошо и в значительной степени изменили донные сообщества. Но это еще были цветочки, потому что ягодки начались, можно сказать, в нашем веке, когда с балансными водами танкеров, которые нефть через Волго-Донской канал, был завезен гребневик. Поедает практически все, что может выловить из толщи воды, то есть это фитопланктоны, водоросли, личинки, сразу упали уловы кильки, снизилась биомасса бентоса. Конечно, там много интересного, потому что это действительно огромный бассейн, населенный разнообразной фауной, она может быть не очень богата по числу видов, но там живет много видов, которые характерны только для этого бассейна. Там есть изолированная популяция тюленей, пожалуй, большинство людей ассоциируют Каспий – это те самые осетровые, численность которых в последнее время сократилась в несколько десятков раз из-за совершенно неумеренного и неукротимого браконьерства.



Любовь Чижова: На Каспии водятся тюлени?



Василий Спиридонов: Рыбу они находят для себя. Популяция очень сильно сократилась в последние годы. При этом этой весной, например, были сообщения о массовой гибели тюленей, когда находили сотни их на берегу мертвых. Похожий случай был, причем гораздо массовая гибель происходила в начале 2000-х годов. Объяснение, на мой взгляд, довольно убедительное состоит в том, что нет какой-то единственной причины. Непосредственная причина, которая вызывает эту эпизоотия, что-то вроде чумы хищных, необязательно чума хищных, это может быть какая-то другая болезнь, это могут быть заболевания, вызываемые паразитическими червями. А причина того, что они распространяются – это скученность. Если, допустим, мы имеем теплую зиму, когда они размножаются, после размножения нужно где-то перелинять. И собственно, линька происходит не на льду, а происходит на островах, где их скапливается очень много и где, естественно, вероятность заражения сильно возрастает.



Любовь Чижова: А человек несет какую-то ответственность за состояние фауны Каспия?



Василий Спиридонов: Безусловно, несет. Потому что не все, что в Каспии происходит, как-то связано с человеком, но в таких событиях, как, например, массовая гибель тюленей, роль человека безусловно присутствует. Другое дело, что за такие вещи очень трудно кому-то выдвинуть конкретное обвинение, чтобы можно было в суде, например, сказать: вот такие-то и такие-то компании, такие-то, такие-то службы виноваты в том, что на Каспии погибло несколько сотен тюленей. То есть речь идет о том, что общее состояние, общее воздействие, общий пресс, он действительно очень велик. По сути дела для того, чтобы как-то изменить ситуацию, государства каспийского бассейна делают, прямо скажем, немного. Потому что, конечно, они больше озабочены своей выгодой, тем, как разделить Каспий, тем, кому достанется нефть, которую можно добывать со дна этого бассейна.



Любовь Чижова: Говорил Василий Спиридонов из Всемирного Фонда Дикой Природы. По его мнению, экосистема Каспия серьезно меняется, но ни одна из шести стран побережья всерьез этим не обеспокоена. Существует Каспийская экологическая программа, которая финансируется глобальным экономическим фондом, но никаких проектов по спасению Каспия пока не реализовано.


XS
SM
MD
LG