Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коллекция патефонных пластинок Гитлера


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Дмитрий Волчек: На прошедшей неделе немецкий журнал «Шпигель» рассказал о неожиданно всплывшей из небытия в России личной коллекции патефонных пластинок, принадлежавших Адольфу Гитлеру. Находка удивила многих своей идеологической невыдержанностью. Рассказывает Юрий Векслер.



Юрий Векслер: В середине мая 45-го в Берлине три офицера советской разведки, среди них военный переводчик капитан Лев Безыменский, получили задание провести инспекцию рейхсканцелярии Гитлера. В качестве сувенира меломан Безыменский взял и привез в Москву обнаруженную им личную коллекцию патефонных пластинок Гитлера с наклейками «Штаб-квартира фюрера». После войны Безыменский стал известным журналистом и историком. Он молчал о своем трофее до самой смерти и хранил свою коллекцию на чердаке дачи в Николиной горе. Западные комментаторы пишут, что он опасался обвинений в мародерстве. Возможно, в первое время это и было так, но скорее Безыменский вел себя как страстный коллекционер. Как явствует из составленного им описания коллекции, давал слушать отдельные пластинки своим друзьям-музыкантам - дирижеру Кириллу Кондрашину и пианистам Эмилю Гиллесу и Якову Заку. После недавней смерти Льва Безыменского его дочь познакомила с коллекцией корреспондентов журнала «Шпигель». И тут обнаружились маленькие сенсации. То, что Гитлер важнейшими из искусств считал архитектуру и музыку – это общеизвестно. Известна его особая любовь к музыке Вагнера и Бетховена. Но в своей юности в Вене Гитлер каждый вечер проводил либо в филармонии, либо в опере, а значит слушал самую разную музыку. Став канцлером, Гитлер посещал вагнеровскую Мекку Байройт, но возможности его бывать на концертах стали значительно меньше как из-за нехватки времени, так и из-за идеологического использования любых появлений фюрера на публике. А вот любовь к музыке осталась. По воспоминаниям приближенных, слушание патефонных пластинок было излюбленным отдыхом фюрера. И коллекция пластинок, которые Гитлер слушал наедине с собой, удивило разнообразием, тем, что личные предпочтения фюрера не во всем совпадали с официальной пропагандой нацистов в области искусства. В коллекции, например, много записей произведений русских композиторов – Чайковского, Бородина, Рахманинова. Среди самых заигранных пластинок записи Шаляпина, в частности, сцена смерти Бориса Годунова из оперы Мусоргского. Еще больше удивили пластинки, записанные музыкантами еврейского происхождения. В своей книге «Майн Кампф», вышедшей в 1925 году, Гитлер утверждал, что евреи ничем не проявили себя ни в архитектуре, ни в музыке, поэтому, придя к власти, он и его соратники изъяли из репертуара столь любимые немцами произведения Мендельсона, Малера, оперы и оперетты с либретто еврейских авторов, написанные немецкими композиторами-евреями шлягеры 20 годов. По этой же причине была запрещена музыка авангардистов Арнольда Щернберга и Берга. Но в своей личной коллекции Гитлер делал исключения для музыкантов-исполнителей еврейского происхождения и слушал сонаты Бетховена в исполнении пианиста Артура Шнабеля, а так же записи скрипача Бронислава Губермана, играющего на одной из пластинок коллекции Гитлера Концерт для скрипки с оркестром Чайковского.


XS
SM
MD
LG