Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Радио «Свобода». У микрофона Анатолий Стреляный с передачей «Ваши письма».


«Здравствуйте, Анатолий Иванович! Русский вопрос в Казахстане, казахский вопрос в Казахстане… То, чего вы коснулись в прошлом выпуске передачи «Ваши письма» и назвали драмой как русских, так и казахов, – действительно драма. Сколько их было в истории! Невольно примеряешь исторические аналогии. Из Северной Африки выехали около девяти миллионов французов и арабов, которые не могли или не хотели оставаться в новом, независимом, Алжире – свободном, как казалось многим. Национальные вопросы не имеют решения, если не считать эмиграции и ассимиляции. Третьего не дано. В исторической перспективе русские в Казахстане, наверное, станут диаспорой, такой же, как в других «заграницах». Казахстанская нация, думаю, все-таки будет казахской, с очень сильным влиянием на нее русской культуры. Вы, Анатолий Иванович, жили в Казахстане и, конечно, знаете, что казахи очень терпимы ко всем национальностям. В бескрайней степи разрешали селиться всяким племенам, если они принимали местный язык и обычаи. Главная, свербящая, проблема – судьба казахского языка. За годы независимости он так и не стал востребован. Это обстоятельство сильно тревожит казахскую интеллигенцию. Людям крайних взглядов кажется, что сохранить родной язык можно, только избавившись от русского языка и его носителей. Если бы послесоветская власть сразу поставила изучение государственного языка в школах на должную высоту, то сегодня мы бы уже имели новое, действительно двуязычное поколение. Увы. Создается впечатление, что нынешняя «никакая» языковая политика сродни «разделяй и властвуй». Русских пугают дискриминацией, а казахов – потерей суверенитета. И те, и другие голосуют за Назарбаева как гаранта «статус кво». К чему приведет эта «страусиная» политика, не знаю. Для себя я принял позицию наблюдателя. Если пойму, что перспектив нет, то просто уеду», – пишет автор этого письма.


Я пропустил, а сейчас, пожалуй, прочитаю, как он оценивает общее положение своей (пока – своей) страны.


«Все основные законы для рыночной экономики у нас приняты. Частная собственность защищена законами, однако авторитаризм выхолащивает их суть. Суды подчиняются «булату и злату», телефонному праву – в первую очередь, и коррупции – во вторую. Весь крупный и высокодоходный бизнес либо принадлежит ближайшему окружению Назарбаева, либо вынужден делиться с ним. Правда, недавно попал в немилость зять президента. Он обвинён в рейдерстве, вымогательстве и присвоении чужого бизнеса. Можно долго перечислять, кто из президентских родственников какую отрасль «крышует». Но уголовные дела заводят не на всех из них. Можно сказать, зять – исключение. Коррупция – вот основа наших экономических реформ. А восторженные статьи в западной прессе о достижениях казахстанского руководства – зачастую рекламные. Казахстан тратит на рекламу миллиарды бюджетных средств», – говорится в письме.


Рекламируется, кроме прочего, и то, что называют «доктриной президента Назарбаева», а можно было бы называть и «доктриной президента Путина». Суть её в словах: «Сначала экономика, а потом политика». Сначала, мол, надо помочь людям выбиться из нищеты, а потом заниматься демократизацией. Это убедительные слова – во всяком случае, в минуту, когда мысленно перенесёшься на беспредельные и почти безлюдные просторы Казахстана, заглянешь в Есиль, Атбасар, кургальджинские аулы, заглянешь, чтобы, схватившись за голову, тут же броситься куда глаза глядят. Разумеется, против слов назарбаевской доктрины есть не менее убедительные слова. Со словами вообще так. На одно неотразимое легко находится другое такое же. Но, кроме слов, есть кое-что ещё. Сами казахстанские обличители «восточного деспота» Назарбаева признают, что его подданные в массе своей равнодушны к правам человека и не жаждут демократии, не торопятся становиться обществом, способным контролировать власть. Вот и вертись в этих условиях, власть, вот и вертись в этих условиях, оппозиция!.. Невольно подумаешь, что оппозиции легче. Но на самом деле не легче, если она настоящая. Говоря всю правду не только о власти, но и о народе, можно невзначай заслужить награду Назарбаева (или Путина), и тогда останется только повеситься. Одному из наших слушателей, по его словам, иногда хочется плюнуть на всё и пойти учителем в сельскую школу (забыв, что можно стать жертвой невежды-директрисы, причём, скорее, чем жертвой назарбаевской – или путинской – «гэбухи», если продолжать витийствовать в столице).



Пишет человек, который разрешает называть его Милей. Полное имя – Эмиль, указывает и фамилию, но её я опущу. «Здравствуйте, Анатолий Иванович. Размышляю о будущем человеческой цивилизации. О достаточно отдаленном будущем. В планетарном масштабе человечество еще очень молодо. Я бы сравнил сегодняшнее наше время с младенческим периодом ребенка, когда на его не окрепший организм набрасывается масса детских болезней – свинка, корь, коклюш, ветрянка. К числу таких младенческих хворей нашей цивилизации можно отнести социальную, расовую, религиозную и всякую иную разобщенность людей, взаимную неприязнь, доходящую порой до вооруженных конфликтов. И когда я говорю о достаточно отдаленном будущем, имею в виду время, когда люди выздоровеют, преодолеют эти социальные недуги. Когда это произойдет и произойдет ли, определить трудно. Прогнозировать развитие детской патологии человечества не берусь. Я не педиатр. Бывает, что и корь становится смертельным недугом. Но я оптимист и надеюсь, через десяток поколений человечество окрепнет и займется основным делом, для которого оно и создано: начнет экспансию в Космос, планомерно осваивая пространства Вселенной. Земля – колыбель человечества. Его дом – Вселенная. Нельзя вечно жить в колыбели. Уже сейчас технологические достижения цивилизации позволяют предположить, что люди к тому времени кардинально изменят себя, и осваивать Космос будет уже не белковый младенец. А пока нас с вами не могут не волновать современные горести и невзгоды окружающих нас людей».


Спасибо за письмо, Миля! Я, кажется, даю не так уж много поводов для размышлений о том, что будет через десять поколений, и как-то не чувствую себя готовым поддержать этот разговор, но со стороны послушать что-то такое иногда бывает занятно. Кажется, Артур Кларк когда-то предсказал, что в двадцать первом веке появятся одежды из материалов, которые не будут требовать стирки, – самоочищающиеся ткани. Он включил это в число предстоящих крупнейших событий в науке и технике. И вот уже читаем, что первые образцы чего-то похожего появляются или вот-вот появятся. Обязаны они своим появлением нанотехнологиям. Дай-то Бог. Человечество перестанет загрязнять окружающую среду моющими средствами – уйдёт в прошлое время, когда людям, чтобы содержать себя во всё большей чистоте, приходилось всё больше загрязнять землю. Люди со временем могут сделаться более похожими на людей, чем сейчас, – в это верится охотно, а вот удастся ли им не растерять по дороге к совершенству свои страсти и странности, знать, конечно, хотелось бы. Без страстей и странностей они были бы пресноватыми не только на вкус людоеда. Но… Тут не знаешь, что будет c одной только Россией через год. Такие вещи решительно предсказывают обычно люди, которых называют катастрофистами, то есть, те, кто от завтрашнего дня не ждёт ничего, кроме самых больших бед и гадостей. Скучнейшие, скажу вам, субъекты. Почти такие же скучные, как неисправимые оптимисты.



Тем временем автор следующего письма озабочен будущим России в связи с такой совершенно конкретной вещью, как мировые цены на нефть. По его мнению, страна не готовится к их снижению, и с нею может случиться что-то подобное тому, с чем не смог справиться Советский Союз. «А ведь советских правителей предупреждали, – пишет автор. – Предупреждали и наши ученые, в частности, в середине 70-х годов Виктор Иванович Данилов-Данильян (позже – министр в правительстве Ельцина) на одном из партийных сборищ того времени говорил о возможном крахе советской экономики в случае падения цен на нефть. Кроме того, ЦЭМИ (Центральный экономико-математический институт), где работал Данилов-Данильян, выдал прогноз, который оказался, к сожалению, очень точным. Виктор Иванович и сейчас предупреждает о возможном очень скором повторении этого же сценария. Мы ведь так и остались «Верхней Вольтой с атомной бомбой», – говорится в письме.


Не знаю, кто первый сказал, что цены на нефть и газ неизбежно упадут, а потом опять поднимутся, но сегодня это для всех уже само собою разумеется. Виктору Ивановичу принадлежит сравнение нефти с поводком, за которым, как он выразился лет пять назад, «тащится и болтается из стороны в сторону российская экономика». Такие люди, как он и наш слушатель, чьё письмо я сейчас читал, говорят и говорят о воле – о воле руководителей страны, да и обыкновенных граждан, которая требуется, чтобы встретить грозное будущее во всеоружии. Но уж очень много воли, видимо, требуется, раз не могут её найти в себе ни верхи, ни низы.



К следующему письму просится предисловие. Кремлёвские пропагандисты своего добились: о двух вице-премьерах России, Иванове и Медведеве, россияне уже пишут на радио «Свобода». История, конечно, из ряда вон. Два высших чиновника ни с того, ни с сего, без всякого официального объявления и объяснения, почти вытеснили с экранов и газетных страниц всех остальных, а в Кремле делают вид, что ничего особенного не происходит, и что он, Кремль, тут ни при чём. Россия сколько существует, столько и напоминает собою Византию. Меняются правители, политические режимы, даже общественный строй, а Россия как была, так и остаётся плотью от плоти Византии. Но не всегда это так бросается в глаза, как в наши дни, и как раз в связи с этим спектаклем двух актёров. Вернее, трёх. Два на сцене, это Иванов с Медведевым, третий – где-то в кулисах, это Путин. Все знают, кто вытолкнул на сцену двух не очень, видимо, счастливых соперников. Все знают, что устроены смотрины. Знает и он, что все всё знают, но сохраняет полную невозмутимость. Византийское лукавство и византийская же нестеснительность. Вместо политики – интриги и намёки. Обо всём надо догадываться, ловя всевозможные признаки: с кем император сегодня поручкался, а кому – только кивнул, на кого посмотрел так, на кого – этак, подсчитывать, кого сколько раз выпускают на экран, в какое время, по каким поводам… И многие, даже вроде бы серьёзные люди, этим занимаются, говорят не о том, что эта игра унижает миллионы избирателей и позорит страну, а о том, как показывают себя игроки, какие у кого шансы. Что бы ни произошло в России в ближайшие годы, чем бы ни завершилась эта игра, её никогда не смогут забыть люди с чувством собственного достоинства. Счёт за неё будет предъявлен и Путину, и его режиму. Да уже предъявляется! Видимо, как раз отвращением объясняется резкость следующего письма. Читаю:


«Наш новый кремлевский мечтатель тов. Медведев врет, конечно, но очень интеллигентно. Даже краснеет, кажется. Видимо, еще сохранились остатки совести. Но это пройдет. Очень скоро. Если вдруг станет президентом. А краснеет потому, что не дурак. Все дураки – в Думе. А в правительстве их наличие не прослеживается. Медведев врет, что курирует первый национальный проект по жилью. Первый проект был инициирован Ельциным еще в 1992 году. Программа строительства 18 миллионов квартир в России. Этот проект был транснациональным. Финансировать его должен был Международный консорциум США, Канады, Испании и других стран. Цена квадратного метра для граждан – 100-120 долларов, создание инфраструктуры – за счёт государства. Реальность этого подтвердил губернатор Хабаровского края Ишаев. Он построил два (или три) таких дома для ветеранов. Показывали по ТВ. Но Консорциум распался, его офис – как раз напротив Кремля – закрыли, и теперь мы имеем проекты Путина-Медведева, главное в которых – не обидеть семью Лужковых-Батуриных, Тулеевых и иже с ними», – пишет автор этого письма.


Мне почему-то кажется, что в данном конкретном случае господин Медведев не врёт, а просто не знает, что проект, за который он отвечает, – не первый национальный жилищный проект, а второй. Но раз уж человек стал играть отведённую ему нравственно ущербную роль, то вот и приходится сносить самые жестокие отзывы и подозрения.



А вот и письмо о нанотехнологиях, которые несут нам самоочищающиеся ткани, и это не самая из больших перемен: остальные просто не укладываются в голове. Читаю: «Давайте вспомним, как в последние годы СССР в Кремле ожидали какого-нибудь чуда, которое спасёт нашу псевдоэкономику. Такое настроение там и сейчас. Семьдесят с лишним лет их ничему не научили. Продолжают фантазировать. На сей раз о таком чуде, как нанотехнологии. Поручили их опеке такого алхимика, как вице-премьер Иванов, и он носится с ними, как чекист с торбой. Технологии разрабатываются учеными и инженерами, но жизнь им дает бизнес. Государство может делать только то, что чекистам больше всего нужно – ракеты, бомбы. Но наступает момент, когда и здесь застой подкрадывается незаметно. Чьи «мозги» поставят на эти ракеты? Китайские? Или корейские? Снимут с чьих-то стиральных машин? Нет больше американцев Староса и Берга – отцов нашей микроэлектроники, нет и города Зеленограда. И не будет, пока не поймут, что только в союзе с частным бизнесом возможен прогресс в области высоких технологий. К примеру, мировая революция в области информационных технологий обошла нашу самую образованную, самую умную страну стороной. Японцы очень благодарны нашему Нобелевскому лауреату академику Алферову за разработку сотовой связи. А нам он пригодился лишь в деле пропаганды коммунистических идей. А ведь нужно-то немного. Я не был в Китае, – продолжает автор, – но знаю, что там частный бизнес – дело государственное. Чиновник, вредящий частнику, может за это получить «вышку». Меня бы вполне устроило, если бы господин Устинов за разорение ЮКОСа получил хотя бы лет десять. Налоги в Китае. Очень строго с этим. Но берут только с реальных доходов. И никаких виртуальных, косвенных, дающих чиновникам возможности шантажа предпринимателей. Никаких таможенных пошлин на новые технологии и оборудование. На таких условиях и я бы согласился создавать бизнес. Земельные взаимоотношения. Без решения проблемы собственности на землю никто не станет строить что-либо серьезное в России. Но у нас на дворе – время Путиных-Лужковых. Мы лишились даже самых крошечных прав собственности. Страна победивших вертухаев», – дальше автор письма подробно объясняет это выражение, но всё, по-моему, и так ясно. Скажу во второй или третий раз: на радио «Свобода» перестали писать поклонники Путина и нынешнего политического режима в России. То ли махнули на нас рукой, то ли чем-то очень смущены. Ещё когда я первый раз об этом говорил, то опасался, что меня поймут так, что я особо приглашаю путинистов к разговору, но не откликнулся ни один человек. Так что если передача выглядит односторонней, то в этом нет моей вины. Можно было бы, для равновесия, постоянно напоминать суждения путинистов, и среди них было бы даже несколько известных имён – например, тот же Шрёдер, бывший канцлер Германии, но он свою точку зрения излагает не в посланиях и не в звонках на радио «Свобода», так что уделять ему внимание в передаче, где звучат письма слушателей, было бы не совсем уместно.



В прошлой передаче было письмо в защиту Ельцина. Мы говорили о том, что путинизм таки не удержался – стал обливать грязью покойного. Сегодня прочитаю ещё одно письмо на эту тему: «Такое впечатление, Анатолий Иванович, что господа критики Ельцина в годы его правления находились на другой планете. Общеизвестно, например, что Центральный Банк был в исключительном ведении мятежного, по сути – коммуно-фашистского Верховного Совета. И появление первых «олигархов» – результат изощренного экономического саботажа. Выдвинутые хитрецом Геращенко банкиры были лишь марионетками в руках Верховного Совета. Цель была простая – завладеть всеми финансовыми ресурсами страны. Отсюда такая законодательная щедрость, как свободный доступ к золотовалютным запасам страны, пусть и очень скромным в то время, и уж очень щедрая ставка рефинансирования для «своих банкиров»: 100 процентов, с монопольным правом предоставления кредитов другим коммерческим банкам и предприятиям, но уже под 240 процентов! И где-то к середине 93-го года ресурсы «олигархов» превзошли государственные. Вспомните это, вспомните! И красно-коричневая оппозиция, фактически владея этими деньгами, пошла ва-банк. Но, получив по морде от Ельцина, потеряла все. А «олигархи» в результате получили свободу – пусть относительную, но свободу. Распорядились они ею по-разному. Одни поддержали Ельцина. Другие под конец поставили на Лужкова-Примакова. Особая песня, – читаю дальше в этом письме, – Сберегательный Банк СССР. Это был фактически акционерный банк, акционерами которого являлись исключительно граждане Союза. Банк не был банкротом, не был ликвидирован. Просто его акции обесценились в то сложное время, но не исчезли, а были фактически украдены известными ловкачами. Ельцину долго «выкручивали руки», и он согласился на приватизацию этого банка при условии, что половина прибыли нового коммерческого Сбербанка должна направляться гражданам-вкладчикам Сбербанка СССР. Во времена Ельцина это работало, но доходы были очень скромные. А когда доходы фантастически выросли, условие Ельцина было похерено. А Сбербанк стал монстром, способным многократно покрыть задолженность перед гражданами не только России, а всего СССР. Уж не говоря об их праве на контрольный пакет акций, если бы по совести».


Не знаю, кто автор этого письма. Судьба собственности и денег бывшего Советского Союза, видимо, ещё долго будет волновать некоторых людей. Здесь интересен взгляд на события 1993 года. Если всё так, как пишет наш памятливый слушатель, то становится понятнее смысл и накал борьбы, в ходе которой Ельцин решился стрелять по парламенту. Он не мог допустить, чтобы огромные деньги не им созданных «олигархов» стали работать на красно-коричневых. И они не стали работать на красно-коричневых. Вот тогда-то (вспомните, вспомните! – повторю слова нашего слушателя) Зюганов и стал проклинать «семибанкирщину». Собственно, тогда оно и вошло в российский обиход, слово «олигархи».



В этом письме мы слышали кое-что о Китае. Есть о Китае и в следующем письме:


«Ездили-ездили наши начальники в Китай! Много их там перебывало. И что выездили? Может, выведали какие-либо секреты экономического подъёма? Ведь почти все наши начальники – разведчики. А разведчиков бывших не бывает. Бывают еще историки. Наши историки. Историки и разведчики изучали там, в Китае, видимо, историю «культурной революции» времен Великого Кормчего. Иначе чем объяснить, что так споро возродили идеи китайской «культурной революции» в виде общенационального движения российских хунвэйбинов под названием «Наши»? Блестящая находка! Мои комплименты Путину. Возьмём недавнюю кампанию против Таллинна. Властям не пришлось особенно напрягаться. «Фас!» новым хунвэйбинам – и вся Москва, да и страна блокирована. Какой десант в Таллинне, возглавляемый бывшим начальником КГБ! А до того, что в это время делается по всей России с памятниками, им, хунвэйбинам, дела нет. Да и «дацзыбао» им не приготовили в бывшем ЦК ВЛКСМ».


А ведь верно подметил автор этого письмо: оно таки есть, некоторое сходство между хунвэйбинами и «нашими». Те и другие – дубина в руках власти. Но у китайских хунвэйбинов было больше огня, они и без команды «фас!» были готовы рвать и метать, а личный состав путинского «комсомола» – это юные расчётливые карьеристы, и то, что это видно невооружённым глазом, что выпирают все белые нитки, вся натужность, фальшь, показывает, чего стоит выучка тех, кого наш слушатель называет разведчиками. Вот такие они разведчики. «Нашими» предполагают освежать свой, то есть, государственный аппарат. Это кадровый резерв путинизма, если ему, путинизму, суждено продлиться. Качество этого резерва скверное. Это вам не комсомол. Во времена комсомола у молодых людей не было такого широкого выбора, как сейчас. Не уйдёшь в бизнес, не уедешь по своей воле за границу. Поэтому немало способных оседали в управленческом аппарате. Сейчас всё более-менее пригодное к продуктивной деятельности минует конторы, вот и кричат криком стареющие аппаратчики: некому работать, некому поручить составление самой простой справки!



XS
SM
MD
LG