Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитные организации Свердловской области намерены добиваться установления общественного контроля над деятельностью системы исполнения наказания


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец .



Александр Гостев : Несколько правозащитных организаций Свердловской области намерены добиваться установления общественного контроля над деятельностью системы исполнения наказания. Поводом послужили многочисленные жалобы заключенных и самих работников колоний на злоупотребления начальства. Рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.



Евгения Назарец : Лидер общественной организации «Правовая основа» Алексей Соколов за три с небольшим года работы собрал десятки писем от заключенных свердловских тюрем и СИЗО. Теперь он точно знает, почему «зэки» вскрывают вены, режут животы, голодают или бунтуют.



Алексей Соколов : Когда в ночное время суток приезжает новый этап, его встречают "красные" со знаком отличия на левой руке в виде красной повязки в присутствии представителей администрации. "Красные" гонят вновь прибывших в отряд-карантин, где избивают, ставят на растяжку, заставляют выполнять физические упражнения. Нанесенные повреждения вновь прибывших осужденных в карантине официально не фиксируют в медицинской части К-55. В колонии ИК-3 Коростылева Сергея, ВИЧ-инфицированный, укусила крыса. Он написал жалобу. Его за это избили. Происходит вымогательство родственников осужденных. Чтобы человека не били и не издевались, ему предлагают написать родственникам и попросить то, что скажут активисты.



Евгения Назарец : Лидер «Правовой Основы» Алексей Соколов также может объяснить, почему эти жалобы у него, а не в прокуратуре.



Алексей Соколов : Производят фальсификацию о нарушении режима содержания. Делают из осужденного злостного нарушителя. После чего его переводят на тюремный режим. Некоторые не выдерживают издевательств, пишут жалобы. Администрация же колонии жалобы не отправляет, а поручает провести "разъяснительную беседу" с жалобщиками осужденных из карательных отрядов. После такой "беседы" человек отказывается от своей жалобы. Если осужденному удается переправить жалобу нелегально в прокуратуру по надзору за исполнительными учреждениями, тогда проводится формальная проверка. Как правило, автору дается ответ - факты не подтвердились.



Евгения Назарец : Но в одной из свердловских колоний находится осужденный за разглашение государственной тайны Михаил Трепашкин. По мнению руководителя межрегионального центра защиты прав человека Владимира Шаклеина, условия пребывания известного заключенного в колонии ни чем не отличаются от обычных. Именно это может стоить Трепашкину жизни, дает понять Шаклеин.



Владимир Шаклеин : Это настоящие пыточные условия. Я был у политзаключенного Трепашкина Михаила Ивановича. В связи с тяжелейшим состоянием здоровья, ему абсолютно ежедневно нужны сильно действующие лекарства против тяжелой формы бронхиальной астмы. С 26 на 27 июля в течение суток у него кончились лекарства. Ему не выдавали. Врач не приходил. Он не мог ни лежать, ни стоять, он сидел на корточках. Потому что только в этом случае у него хватало немножко дыхания.



Евгения Назарец : Правозащитники приводят данные из журнала «Ведомости Уголовно-исполнительной системы». Даже лояльная корпоративная пресса не щадит руководство свердловского управления системы исполнения наказания. По итогам проверок за прошлый год, как следует из журнала, региональное управление «прославилось» финансовыми нарушениями на 33 миллиона рублей и нецелевым расходованием бюджетных средств еще на 9 миллионов. Лидер общественной организации «Сутяжник» Сергей Беляев оставляет несостоятельной системе очень мало шансов на самооздоровление.



Сергей Беляев : В нашу организацию поступают жалобы не только от осужденных, они поступают от сотрудников. Пишут, что им недоплачивают, что их заставляют перерабатывать. Вся эта система ведет Россию в очередную яму, которую в Европейском суде ей уже вырыли. Россия туда свалится в ближайшее время, если система ГУВСИНа не одумается и не начнет соответствующие реформы. Может быть, эти реформы состоят в том, чтобы обеспечить общественный контроль. Может быть, эта система задумается над тем, почему кадры областных управлений укомплектованы на 100 процентов, а кадры в конкретных колониях не укомплектованы, заключенные воспитывают и перевоспитывают самих заключенных, в то время как сотрудники занимаются вымогательством и обеспечением себя материальными средствами от родственников осужденных. Система прогнила. Вина в людях, которые ее возглавляют, которые ее координируют, которые в ней работают. На людей есть единственный контроль - это другие люди.



Евгения Назарец : Пока совместное выступление правозащитников о необходимости общественного контроля над системой исполнения наказания не подкреплено никакими конкретными предложениями о форме такого контроля. Это звучит скорее как вызов системе. При этом каждый из выступавших не преминул обмолвиться, мол, они сами рискуют оказаться в роли тех, чьи права сегодня пытаются защищать .



XS
SM
MD
LG