Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Серийные убийцы


Тамара Ляленкова: Тема сегодняшней передачи – «Серийные убийцы» – вызывает довольно неприятные ассоциации: темная подворотня, узкий луч фонаря и – вдруг отделившаяся от стены тень. Разумеется, мужская. Если силуэт женский, то сердце начинает выравнивать ритм, и слышен вздох облегчения. На этом довольно простом, подсознательном уровне любой из нас понимает, что женщина вряд ли нападет на незнакомого человека, она скорее обманет, чем убьет. Ей нужен повод, мотивация, тщательная подготовка, поскольку физически она слабее большинства мужчин. Но именно эти обстоятельства делают женщину более успешным преступником.


По мнению Майкла Келлегера, автора исследования «Наиболее редкие убийцы», женщины осторожные, точные, методичные и тихие серийные убийцы. Поэтому, как считает другой исследователь - Эрик Хики, - женщины получают возможность убивать на протяжении более долгого времени.


О российском опыте в этой сфере преступлений я попросила рассказать доктора медицинских наук Михаила Виноградова и старшего научного сотрудника Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Елену Клембовскую.



Елена Клембовская: Это преступники, которые совершили многоэпизодные правонарушения по мотивам, исключающим корыстные, совершившие убийства ранее незнакомых лиц, и интервал между совершением правонарушений превышает время, необходимое для эмоционального охлаждения.



Тамара Ляленкова: Женская агрессия отличается от мужской?



Елена Клембовская: Мужчина по своей природе, наверное, более агрессивен, и это оправданно биологически в плане развития общества. Потом, само сексуальное поведение связано с агрессией у мужчин. Даже у животных при агрессии, направленной на других самцов, возникает эрекция. У женщины все по-другому. Сравнивать женщину и мужчину в этой ситуации, наверное, не очень корректно.



Тамара Ляленкова: Жертвы мужчин, как правило, кто?



Елена Клембовская: Это зависит от того, к какому типу относится серийный убийца. Например, если это гедонист-убийца, то здесь ключевое – это его сексуальные предпочтения. Властолюбцы тоже получают удовлетворение, но духовного плана в большей степени. А лица с расстройствами влечения сексуального, довольно большая группа, если это гомосексуалист-педофил, он будет убивать мальчиков, а если это герондофил, к примеру, или некрофил… У нас был случай, когда молодой человек убивал старушек на кладбище. У каждого по-разному. Скорее всего, все зависит от того, кто эта личность, какие у него личностные особенности, психические расстройства. Потому что даже очень невинные факты могут интерпретироваться болезненным образом.


Серийный убийца – это большая редкость, то есть это эксклюзивный материал, единицы.



Тамара Ляленкова: Итак, по мнению Елены Клембовской, сотрудника Центра социальной и судебной психиатрии, практического материала для изучения особенностей женщин-маньяков просто нет. В отличие от мужчин, женщины не страдают опасными маниями.


Я попросила высказать свое мнение эксперта, доктора медицинских наук Михаила Виноградова.



Михаил Виноградов: Да, преобладают мужчины-маньяки. Хотя есть и женщины. Есть женщины-соблазнительницы, есть женщины-педофилки, все есть, но в значительно меньшем количестве. Маньяки – сейчас мы уже достаточно твердо это знаем – появляются при одном условии: если повреждаются глубинные отделы головного мозга, так называемый гипоталамус, и конкретные ядра, отвечающие за агрессивность и сексуальную агрессивность. Но когда мы говорим о поведении, которое мы определяем словом «маньяк», «мания», мы, конечно, в первую очередь имеем в виду мужчину. По многим причинам, в том числе и потому, что повреждения глубинных структур мозга вызывает агрессию, заложенную изначально в мужском организме, а в женском это надо пробуждать.


Мне, как эксперту, известны случаи, когда женщины жесточайшим образом насиловали мужчин, истязали, примерно так же, как мужчины маньяки насилуют и истязают женщин.


Мужчины, подвергшиеся насилию со стороны женщины или женщин, практически никогда не заявляют об этом в милицию, в нашей стране в том числе. Случаи изнасилованных и убитых мужчин известны еще с советских времен. В Парке Горького орудовала группа молодых девушек, которые опаивали мужчин, связывали, насиловали, убивали, - и были задержаны на четвертом или пятом убийстве. В Москве на Севастопольском проспекте поймали женщину, которая убивала пожилых нетрезвых мужчин. Молодая школьная учительница, учитель физкультуры, физически очень развитая и агрессивная, подверглась в подъезде нападению со стороны какого-то немолодого пьянчужки и, взяв в руки нож, пошла мстить людям пожилым и нетрезвым. Четыре или пять убийств она совершила, на пятом или шестом ее поймали.


Вот к вопросу о факторах, которые способствуют проявлению тех или иных агрессивных тенденций, и именно маниакальных. Многое заложено с самого рождения, с самого детства. Очень часто младшие братья подвергаются со стороны старших сестер всякого рода уничижению, обидам. Старшие сестры, купая малыша или помогая маме купать малыша, его возбуждают, а реализации этого возбуждения нет. Все начинается с самого раннего детства. И конечно, обиды внутри школьного, детского коллектива формируют агрессию. Если мы возьмем Пичужкина, его агрессию сформировали ушедший из семьи отец, вызвал раздражение и дед, который как-то не так его воспитывал. Поэтому Пичужкин убивал пожилых людей того возраста, к которому он имел претензии. Пичужкин не грабил, она не грабила – они убивали ради того, чтобы получить, в общем-то, удовольствие, одна – из мести, другой – из садистических побуждений.



Тамара Ляленкова: Удовольствие от убийства, от содеянного какого рода? Это всегда сексуальное удовольствие?



Михаил Виноградов: У маньяка мотив к убийству один: получить удовольствие от мучения жертвы, и это всегда сексуально окрашенное удовольствие. Даже если маньяк не насилует жертву, не может ее изнасиловать, все равно он получает сексуальное удовольствие от агонии жертвы, от мучений, которые он причиняет, именно сексуальное удовольствие. Если брать женщин, то скорее идет соблазнение и развращение мальчиков, нежели прямое насилие. Здесь срабатывает иная физиология. Мужчина насилует женщину, а чтобы изнасиловать мужчину, надо применить какие-то специальные приемы, чтобы мужчина был доступен для изнасилования. Поэтому в основном женщины пользуются приемами совращения, соблазнения, развращения в отношении детей. Но это имеет определенную тенденцию к росту сейчас – совращение детей в школах учителями-женщинами.



Тамара Ляленкова: Можно говорить о каких-то тенденциях относительно мужчин и женщин маньяков?



Михаил Виноградов: Если говорить о тенденциях относительно маньяков вообще, их будет становиться больше в целом, потому что резко возросла наркотизация и алкоголизация населения. Дети, рожденные от душевнобольных, могут быть здоровы, и здесь 50 на 50 – болен или здоров, а вот дети наркоманов и алкоголиков несут генетическую ущербность в себе. Поэтому количество маньяков будет возрастать. Что касается женщин-маньяков, в той же степени, что и мужчин, но женщин-маньячек все же меньше в процентном отношении, потому что агрессивных мужчин – 85 процентов и только 15 – женоподобных, и наоборот, 85 процентов женщин женственных, и только 15 процентов – мужеподобных. Исходя из этих соотношений и можно рассчитывать рост числа маньяков – мужчин и женщин.



Тамара Ляленкова: Прогноз неутешительный. Учитывая, что за последнее десятилетие количество «женских» преступлений увеличилось во много раз, можно предположить в современном обществе наличие тенденций, пробуждающих агрессию также у женщин. Действительно ли женщины реже подвержены преступным маниям или они просто более осторожные убийцы – об этом в сегодняшней передаче рассказывали доктор медицинских наук Михаил Виноградов и старший научный сотрудник Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Елена Клембовская.


XS
SM
MD
LG