Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто говорит о разделе Косово? Обсуждение новой тактики международного сообщества


Ирина Лагунина: В конце минувшей недели сформированная Международной контактной группой тройка посредников начала консультации в Белграде и Приштине. Цель - подготовить переговоры о будущем статусе Косово. В эту тройку входят трое дипломатов, представляющих США, Россию и Евросоюз. Когда предыдущий план, разработанный финским дипломатом Мартти Ахтисаари, предусматривавший предоставление Косово независимости под международным контролем, из-за сопротивления России не мог быть принят в Совете Безопасности ООН, международное сообщество решило сделать ещё одно попытку и возобновить переговоры с Приштиной и Белградом. О первых результатах рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: До 10 декабря сербы и косовские албанцы должны найти компромисс и определить будущее Косово. Международные посредники сообщили, что не будут выступать ни с какими предложениями, а согласятся с любым решением, о котором сторонам удастся договориться. Несмотря на то, что официальный Белград, кажется, весьма доволен первым визитом тройки посредников, из заявлений сербского руководства ясно, что Сербия, по крайней мере, публично, не готова отступить от своих позиций. Министр иностранных дел Вук Еремич.



Вук Еремич: Это очень деликатный процесс и переломный момент переговоров. Наша позиция совершенно ясна, её основные положения заключаются в сохранении суверенитета и территориальной целостности Сербии, и решение можно искать только в рамках международного права. Эта позиция изменена не будет. Я считаю, что сейчас важно приступить к прямым переговорам с албанской стороной, и с большой осторожность и осмотрительностью идти на следующие шаги.



Айя Куге: Приштинские средства информации утверждают, что лидеры косовских албанцев встретили международных посредников очень холодно. Как в Косово воспринимают начало новых переговоров? Об этом мы спросили приштинского албанского журналиста Гзима Баджаку.



Гзима Баджаку: В Косово предстоящие сто двадцать дней переговоров все воспринимают как нечто навязанное, нечто ненужное, потому, что здесь бытует глубокое убеждение о том, что продолжение переговоров не принесёт никаких изменения в позициях официального Белграда и Приштины. Тройке международных посредников ясно и напрямую было сказано, что Косово не согласно продолжать переговоры о будущем статусе, - только о технических вопросах. Премьер-министр Агим Чеку в категорическом тоне заявил, что косовские албанцы не согласятся ни на что меньшее, чем было предусмотрено планом Ахтисаари. Один из албанских политических лидеров Вэтон Сурои сообщил, что в течение ста двадцати дней Косово должно подготовить все соответствующие законы, которые обеспечат провозглашение независимости в одностороннем порядке. У нас никто не верит в возможность компромисса между крайне удалёнными позициями сербской и албанской сторон, и потому, если переговоры окончатся без результата, будет провозглашена независимость. Мы все отдаём себе отчёт в том, что этот путь намного тяжелее, чем если бы в Совете Безопасности ООН была принята соответствующая резолюция. Но одновременно преобладает мнение, что из-за откладывания решения, Косово может стать большой проблемой региона и Европы. Ведь никто не хочет, чтобы Косово стало европейской Палестиной.



Айя Куге: Стало известно, что руководства Сербии и Косово обещали международным посредникам, что в случае любого разрешения проблемы силовые методы применять не будут. Многие белградские независимые аналитики считают, что новые переговоры по статусу Косово на самом деле организованны только потому, чтобы Россия, США и Евросоюз смогли разрешить свои собственные споры. Так считает и бывший сербский министр иностранных дел Горан Свиланович.



Горан Свиланович: Эти дополнительные переговоры должны достичь две цели. Первая: втянуть Москву в управление процессом переговоров. До сих пор процесс вёл Ахтисаари, а представитель России, вместе с остальными, сидел в контактной группе и комментировал ... Теперь «тройка» разделяет ответственность за исход переговоров. Я думаю, что первым успехом переговоров будет именно то, что, одной стороны, Москва, а с другой, Вашингтон Брюссель в одинаковой мере будут разделять результаты переговоров. Другая цель – в течение четырёх месяцев, до конца года, сформировать согласие по Косово внутри европейской 27-ки, которого до сих пор нет.



Айя Куге: Близкий к правительству Сербии политический обозреватель, главный редактор ведущей белградской газеты «Политика» Лильяна Смайлович, можно считать, выражает мнение правительства страны.



Лильяна Смайлович: Политика Запада зашла в тупик, и поэтому Запад теперь ищет решения, ранее провозглашавшиеся неприемлемыми. Я думаю, что позиции Белграда и Приштины останутся несовместимыми. Думаю, что у США нет конкретного плана, а Россия хочет всего лишь остановить принятие решения о независимости Косова в Совете Безопасности ООН.



Айя Куге: Лильяна Смайлович упомянула о том, что Запад теперь ищет решения, которые ранее провозглашались неприемлемыми. Её слова относятся к нашумевшей в последние дни идее раздела Косово, чтобы сербы и албанцы получили каждый свою часть. Ещё в 2005 году Международная контактная группа выдвинула принцип, что Косово делить нельзя, и до сих пор этот вариант обсуждению не подлежал. Но на днях представитель Европы в тройке посредников, немецкий дипломат Ишингер заявил журналистам, что приемлемым теперь является любое решение, даже раздел области, если Белград и Приштина того захотят. Эти его слова были восприняты как инициатива делить Косово, и этой, ранее «запретной» темой начали заниматься все. Официальный Белград пока молчит, но представитель Демократической партии Сербии премьер-министра Воислава Коштуницы Бранислав Ристивоевич выступил остро.



Бранислав Ристивоевич: У нас нет абсолютно никаких причин отдавать даже пядь своей территории. Для нас любой раздел Косово и Метохии неприемлем. Не только те 15% территории, которые составляют Косово, но и вообще ни кусочка не отдадим взамен на международную интеграцию. Наша держава для нас выше и важнее всего.



Айя Куге: Но белградский внешнеполитический аналитик Иван Вейвода не исключает, что руководство на самом деле рассматривает и эту идею тоже.



Иван Вейвода: Хотя публично ничего не говориться, но эти решения наверняка обдумываются – особенно в нынешней ситуации, когда всё похоже на последний круг, в котором - в разумные сроки - надо достичь результата. Официальная позиция Белграда известна - отвергается всё - но я уверен, что рассматривается не только эта идея, но и остальные сценарии, включая конфедерацию Сербии и Косово. Там, где происходит стратегическое планирование решения, на столе все возможности, обдумывается каждый шаг. А что касается раздела Косово, главным аргументом против такого сценария является возможный эффект лавины - опасность того, что все бросятся переделывать карты в других местах.



Айя Куге: Идея раздела Косово старая. У нее в Сербии немало сторонников. Но ведущие сербские политики её отбрасывают не по причине опасности наверняка грозящего, непредсказуемого нового раздела целого региона и дестабилизации Балкан, а потому, что придерживаются принципа, что нельзя нарушать территориальную целостность Сербии. Косовские албанцы следуют тому же принципу – нельзя нарушать целостность Косово. На словах их правящие политики категорически против раздела, заявляя, что если будет поднят этот вопрос, они покинут переговоры. Но за кулисами всё выглядит чуть иначе: в Приштине размышляют о том, что территорию можно разделить, но при условии, если к Косово будет присоединена южная часть Сербии, Прешевская долина, где большинство населения албанцы, а северная – где проживают большинство косовских сербов, осталась бы в Сербии.


Албанский аналитик из Приштины Белюль Бечай.



Белюль Бечай: Это, конечно, не самый желанный сценарий, но при условии, если не будет принят план Ахтисаари, не исключаю даже такую возможность. Ведь достаточно задать вопрос: а есть ли другое решение? Если посмотреть реально, хотим мы это признавать или нет, фактически Косово сегодня уже разделено. Северная часть, Косовская Митровица, во всём привязана к Сербии. Мы постоянно говорим о территориальной целостности Косова, но со времени прихода миротворческих сил единство территории в действительности не существует. И если принять этот факт, если уважать реальный уже существующий практический и формальный раздел, то почему бы не согласиться с тем, что нам, албанцам, северная часть Косовской Митровицы не принадлежит. Если найти решение, которое отвечает и другой стороне, можем достичь соглашения, которое сократит нам путь в Европейский союз. Ведь мы не можем вступить в Евросоюз как враги.



Айя Куге: Председатель Сербско-американского центра в Белграде Светозар Стоянович считает, что поздно уже говорить о разделе Косово, но он предлагает другое решение, довольно популярное в кругах сербской интеллигенции.



Светозар Стоянович: Это бы было определённое функционально-административное деление, а не раздел в территориальном смысле. Оно бы означало создание в Косово двух административных частей, но в рамках Сербии. Албанцы имеют правительство, парламент, президента, то есть своё устройство, хотя бы временно подчинённое Евросоюзу, его миссии. А та часть, где составляют большинство сербы, была бы прямым образом подчинена Белграду. И получилось бы, что большей частью Косово управляет ЕС, а меньшей - Белград, но обе составляющих в юридическом смысле остались бы частью автономного края в Сербии.



Айя Куге: Международные посредники ожидают, что на уже начавшихся переговорах о будущем статусе Косово сербы и албанцы выступят с реальными инициативами и что им удастся достичь двусторонней договорённости. В противном случае исход почти известен: косовские албанцы в одностороннем порядке провозгласят независимость, а сербы в ответ сообщат, что северный район Косово остаётся в составе Сербии.


XS
SM
MD
LG