Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководитель научно-технического центра "Взрывоустойчивость" Адольф Мишуев о подрыве "Невского экспресса"


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие руководитель научно-технического центра «Взрывоустойчивость» Адольф Мишуев.



Арслан Саидов: В нашей программе принимает участие руководитель научно-технического центра «Взрывоустойчивость» Адольф Владимирович Мишуев.


Адольф Владимирович, вы следите за ходом следствия, как и мы, и первый мой вопрос такой. Скажите, достаточно ли информации получает общественность о ходе расследования? Нет ли оснований говорить, что часть информации утаивается, может быть, часть информации намеренно искажается? В последнее время появились какие-то сведения о том, что мощность взрывного устройства могла составлять не 2 килограмма в тротиловом эквиваленте, а намного больше. Ваше мнение?



Адольф Мишуев: Мы провели экспертизу, расчеты, исследования и пришли к выводу, что для той воронки, диаметр которой 1,5 метра, мощность заряда тротилового была порядка 4,5 килограммов. Дело в том, что сам взрыв происходил не на обычной почве, земле, а на той платформе бетонной, на которую рельсы положены. Поэтому чтобы образовалась воронка диаметром 1,5 метра, необходимо, чтобы заряд был весом 4,5 килограмма, ну, плюс-минус 300 граммов. Такие мы результаты получили.



Арслан Саидов: Но следствие утверждает, что мощность – 2 килограмма, вы говорите – 4,5…



Адольф Мишуев: 2 килограмма могли бы на почве создать такую коронку, и то не 1,5 метра, а всего 1,3. Это обычно на земле когда взрыв происходит. А здесь заряд был уложен непосредственно вблизи путей, рельсов. А такая, я бы сказал, «подушка», бетонная плита, чтобы на ней образовалась воронка диаметром 1,5 метра, заряд должен иметь массу 4,5 килограмма.



Арслан Саидов: Адольф Владимирович, использовалось ли подобное устройство некогда ранее, в других терактах, которые происходили на территории России?



Адольф Мишуев: Да, наверное, такие случаи были. Особенно характерно – это поезд Москва-Грозный, там примерно та же ситуация.



Арслан Саидов: Если подобное устройство использовалось при теракте поезда Москва-Грозный, насколько очевидно, что за этими преступлениями стоят одни и те же люди? Или разные группировки, преступные организации могут использовать похожий тип взрывного устройства.



Адольф Мишуев: Дело в том, что, действительно, в террористической системе, несмотря на иерархию и так далее, есть специалисты, которые физику взрыва понимают, разрабатывают и так далее. Непосредственные же исполнители – это люди, которые просто… ну, им говорят: «Ты должен принести туда, положить то, в такой-то момент нажать кнопку» - и так далее.



Арслан Саидов: Как вы относитесь к версии, что этот теракт был использован непрофессионально?



Адольф Мишуев: Я не могу сказать, что теракт использован непрофессионально. В общем, выполнен он профессионально. Понимаете, там термин «профессионально» применять для этих людей с сатанинской логикой, террористов, вроде позитивный термин «профессионально» звучит, я бы сказал, нелогично что ли. Тем не менее, тот замысел, которые они реализовали, он близко к оптимальному. Другое дело – в какой момент должен был бы произойти взрыв. Вот именно так, как он произошел, мы знаем, какие были последствия, но ущерб был бы гораздо больше, если бы он на 2-3 секунды был раньше.



Арслан Саидов: Это случайность, что не произошел этот взрыв на 2-3 секунды раньше, или это просчет тех людей, кто закладывал мину?



Адольф Мишуев: Не знаю, может быть разное. В сценарии могло быть и так: тот человек, который непосредственно там должен был нажать кнопку или соединить эти провода и так далее, могли, например, ему в инструкции говорить: «Как только поезд подойдет к этому месту, к этому створу, где заряд, начинайте нажимать кнопку». Но он смотрит, когда подойдет, на поезд, а в этот момент увидел – и начал. И могло пройти 2-3 секунды. А что такое 2-3 секунды для этого поезда, скорость которого была 65 метров в секунду? Значит, за 3 секунды он прошел расстояние в 200 метров, поэтому это уже будет середина поезда, а не начало, не там, где был локомотив.



Арслан Саидов: Скажите, как сложно собрать подобную мину? Нужно ли обладать какими-то выдающимися знаниями?..



Адольф Мишуев: Выдающимися – не нужно, потому что это уже стало стандартом. Мы с вами помним, что произошло на Черкизовском рынке, когда просто студенты в домашних условиях начали изготавливать взрывные устройства.



Арслан Саидов: Получается, что достать компоненты для этого взрывного устройства тоже очень легко?



Адольф Мишуев: Ну, в этой системе террористической доступ к тротилу имеется.



Арслан Саидов: Насколько подготовка подобного теракта дорогостоящее мероприятие? Сколько стоит подобная бомба и все это мероприятие?



Адольф Мишуев: Вот этот вопрос уже - сколько стоит, кому сколько заплатили - я не являюсь здесь прямым специалистом.



Арслан Саидов: Адольф Владимирович, насколько принципиальное значение имеет та разница, которую вы даете, в оценке взрыва – 4,5 килограмма тротила, и следствие – 2 килограмма?



Адольф Мишуев: Извините, пожалуйста, но следствие, видимо, использовало ту методику определения, которая не учитывает характер грунта, на котором стоит. В данном случае это был не грунт, я повторяю, а очень прочная бетонная плита. Поэтому, наверное, первые результаты – 2 килограмма.



Спасибо, Адольф Владимирович.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG