Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министерство обороны создало вокруг Романа Рудакова завесу секретности


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская .



Кирилл Кобрин : Родственники Романа Рудакова и петербургские правозащитники обеспокоены состоянием здоровья этого солдата срочной службы, пострадавшего от произвола в армии. В московском госпитале имени Бурденко Рудакова, покалеченный сослуживцами, ожидает сложная операция по пересадке кишечника. Последние дни состояние больного ухудшилось. По словам правозащитников. скрывается информация о перспективах его состояния здоровья, и к Рудакову не допускают родственников. Военные, как сообщает корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская, от любых комментариев отказываются.



Татьяна Вольтская : Роман Рудаков, который, как уверены его родственники и правозащитники, подорвал здоровье на срочной службе в результате избиений и издевательств сослуживцев и был отправлен в московский госпиталь имени Бурденко для проведения операции по пересадке кишечника, чувствует себя умирающим. Об этом он сказал своей младшей сестре Ольге, побывавшей у него три дня назад. Мне удалось связаться с другой сестрой Романа Светланой, которая ежедневно общается с Ольгой.



Светлана : Оля была у него пару дней назад. Она говорит - я приехала буквально на две минуты. Он лежал скрючивший, и сказал - никому я не нужен, я скоро умру. Он даже говорить не мог. Ольга говорит - я посидела три минуты и ушла. Потом она пришла к лечащему врачу и говорит: "Ну, когда это кончится, будут его лечить или нет?" Он сказал: "Мы ничего не можем сделать. Что мы сделаем?" Ольга говорит: "Может быть, вам деньги нужны? Может быть, все дело в деньгах?" Они сказали: "Не в деньгах дело". Тогда Ольга говорит: "Может быть, за границу его отправить?" "Бесполезно". Такое чувство, что он безнадежный человек. Короче, ничего и никому не надо. Он говорил, что ему становится все хуже. Тут он недавно даже плевался кровью. А сами военные как бы звонили, спрашивали врачей - как Роман. А они говорят, что все в норме, все хорошо.



Татьяна Вольтская : Сам Роман Рудаков позвонил председателю правозащитной организации "Солдатские матери Петербурга" Элле Поляковой.



Элла Полякова : Рома позвонил и сказал, что ему очень плохо, что к нему никого не пускают, что состояние здоровья у него ухудшается, плохо с печенью, что к нему персонал очень плохо относится. Врачи не говорят ничего. Я пыталась его хоть как-то поддержать: "Рома, понимаешь, мы пытаемся тебе чем-то помочь, но нас даже не допускают к тебе". Наша Оксана пыталась, будучи в Москве, навестить Рому. Ее туда не пустили. Министерство обороны запретило это делать.


Министерство обороны создало вокруг несчастного солдата Ромы Рудакова завесу секретности. Роме объясняют, что ведется следствие. Какое следствие? Тишина. Успокоились осуждением сержанта Ламонина и 10 тысяч рублей компенсацией. И все. Просто не хотят дать информацию о реальном состоянии Ромы. Потому что у него операция уникальная, надо, по-видимому, большие деньги потратить. Поэтому Рома говорит - похоже, что они ждут моей смерти.


А в воскресенье у него была Оля, младшая сестра. Она позвонила, плакала и говорит - Роме стало очень, очень плохо. Он совсем желтый. У него опять плохо с печенью. Он совсем не хочет жить.



Татьяна Вольтская : Как вы думаете, по какой причине затягивают с операцией? Нет доноров? Нет квалифицированных врачей? Нет желания?



Элла Полякова : Я не знаю по какой причине, потому что разговоры о донорах... Вы меня извините, тут надо честно сказать, что мы не в состоянии сделать эту операцию в России, тогда мы спокойно попросим весь мир о помощи. Рома говорит, что он слышал разговоры, говорили, что такую операцию умеют делать в Великобритании. Хорошо. Тогда скажите. Это будет достаточно честно, по крайней мере, мы дадим шанс жить молодому человеку.



Татьяна Вольтская : Нет ли у вас ощущения, что пресса подняла шум, правозащитники подняли шум, а потом парня просто оставили умирать?



Элла Полякова : Неизвестно, как давить. Потому что этот суд над Ламониным провели в условиях секретности. Ни адвокатов, ничего. К Роме не допускают, даже доверенность не оформить. К нему не пускают! Тем более, что у него статус сейчас непонятен. Он же отслужил. Просто к человеку не пускают никого.



Татьяна Вольтская : "Солдатские матери" уже обсуждали вопрос медицинской помощи Роману Рудакову с парламентариями Германии, Норвегии и других европейских стран. Так что, вероятно, проблема в том, чтобы как можно скорее разрушить вокруг него стену секретности, выстроенную Министерством обороны, и действовать. Пока Роман еще жив.



XS
SM
MD
LG