Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Головатюк о подрыве «Невского экспресса» и безопасной жизни в России



Владимир Кара-Мурза: Продолжается расследование обстоятельств террористического акта, совершенного накануне вечером, когда в результате подрыва железнодорожного полотна сошел с рельсов «Невский экспресс», шедший по маршруту Москва – Санкт-Петербург. Наш гость Андрей Головатюк, член думского комитета по обороне, полковник запаса внутренних войск МВД России, в прошлом начальник штаба отряда спецназа «Витязь», участник операции по освобождению заложников «Норд-Оста». Как скоро вы поняли, что это именно теракт, потому что в первых сообщениях сначала говорилось просто о крушении этого состава?





Андрей Головатюк

Андрей Головатюк: Первые сообщения, которые пошли, уже сразу было понятно, что поезд сам по себе не может сойти с рельсов и первая информация, которая прошла - это был взрыв. Как мы недавно слышали, передал машинист поезда, давал интервью, что он сам первый понял, что под кабиной электровоза произошел взрыв. Первый доклад, который был от машиниста и первый доклад был взрыв. И иначе как взрыв и террористический акт, это никак иначе не инкриминировалась. Поэтому самая первая информация оказалась, в конечном итоге имела место быть и подтвердилась в ходе тех оперативных и поисковых мероприятий, следственных действий, которые проводятся на месте происшествия.



Владимир Кара-Мурза: А можно ли застраховать такое важное железнодорожное направление как Москва – Санкт-Петербург от подобных терактов?



Андрей Головатюк: От терактов в принципе проблематично застраховать что-то. Потому что наша жизнь до такой степени уязвима и наша жизнедеятельность уязвима, что очень сложно в полном объеме сказать, со стопроцентной гарантией сказать, что здесь ничего не будет. Поэтому, извините, как после взрывов в 99 году в Москве мы приняли меры, стали ставить кодовые замки, стали жители смотреть, кто входит в дома, выходит из домов, что вносят, что выносят. Эти меры привели к тому, что в других городах Российской Федерации были предотвращены подобные теракты. Я считаю, что здесь помимо той работы, которую ведут спецслужбы, Министерство внутренних дел, другие структуры, прокуратура и так далее, здесь для предотвращения терактов необходима помощь населения. Извините, у каждой двери милиционера не поставишь, на каждый километр железной дороги тоже милиционера не поставишь. Конечно, здесь необходимо усиливать технические средства охраны и видеокамеры ставить. Я думаю, в дальнейшем эти меры будут приняты.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Геннадий Гудков, член думского комитета по безопасности, бывший офицер КГБ, ведет тревожную статистику террора.



Геннадий Гудков: Теракты становятся приметой не только российской действительности, мы знаем, что теракты мощнейшие на железнодорожном транспорте произошли и в Испании, что попытки организации терактов на транспорте только что были предотвращены в Великобритании. Мы с вами, к сожалению, почти каждый день видим теракты, происходящие на Ближнем Востоке, в том числе в автобусах, в других средствах передвижения. Что касается таких поездов, я пользовался неоднократно, причем ездил не только один, но со всей семьей и с маленькой внучкой. Вывод только один, что терроризм – это действительно смертельный враг, что он не полностью уничтожен, что есть источники опасности и что надо эффективно и жестко надо работать против этого общего врага, чтобы обеспечить безопасность государства и главное - жизнь наших граждан.



Владимир Кара-Мурза: Говорит ли о квалификации террористов, что они успели в четырехминутный промежуток между шедшими навстречу поездами заложить взрывное устройство?



Андрей Головатюк: Давайте мы не будем гадать, кто шел, сколько подкладывал. Потому что для того, чтобы подложить взрывное устройство, надо выкопать яму определенную. Может быть они специально следили некоторое время. Сейчас вопрос - сама цель этого террористического акта. Здесь, я думаю, наши правоохранительные органы специально воздерживаются от комментариев, потому что некоторые ярые политики стали кричать, что это снова чеченцы, снова Кавказ, оттуда все идет. Я бы воздерживался от таких комментариев. Мы помним случай, когда поезд Москва – Грозный взорвали в Подмосковье, жители Подмосковья, не имея на это никаких веских причин, просто так, чтобы, не говорю, чтобы поразвлечься, чтобы заявить о себе. Они уже осуждены судом к длительным срокам наказания. Поэтому, я считаю, что здесь тоже может быть такая ситуация, что виновными в этом теракте окажутся местные жители. Мы даже не можем отбрасывать со счетов ту версию, что это месть коррумпированных группировок на территории Новгородской области в отместку федеральным властям за то, что с должности был снят губернатор новгородской области господин Прусак.



Владимир Кара-Мурза: Виктор Илюхин, зам главы думского комитета по безопасности, никак не думал, что поездка «Невским экспрессом» может представлять опасность.



Виктор Илюхин: Вот этим «Невским экспрессом» я никогда не ездил еще. Скажу откровенно, что я никогда не задумывался, когда садился в поезда, о своей безопасности, считал, что я абсолютно защищен. То, что сделали сегодня между Ленинградом и Москвой, наверное, это демонстрация, наверное, нити должны вести на Кавказ. Я не говорю на Северный Кавказ, я говорю о том, что на Кавказ. Это Дагестан, это Адыгея. И то, что сегодня происходит, допустим, в Ингушской республике, полагаю, что это может быть отвлекающим моментом, когда мы сконцентрируем свое внимание на Ингушетии, а взрывы и самые тяжелые последствия от проявлений боевиков и экстремистов, они где-то проявятся в других регионах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Скажите, а не может быть такой ситуации, что все возьмут и спишут на подрывную деятельность господина Березовского или господина Невзлина. Как вы думаете?



Андрей Головатюк: Давайте мы не будем делать каких-то выводов. Понятно, что страна стоит на пути двух больших выборов - это и госдумовские выборы и в марте выборы президента. Поэтому нельзя исключить именно, что могут оттуда ноги расти. Потому что если мы вспомним теракт в Беслане, тот тяжелый теракт в школе, то действительно ноги росли оттуда - из-за рубежа. И как об этом сейчас заявлено, как ни горько, ни обидно говорить, западные спецслужбы знали о подготовке этого теракта и Российскую Федерацию не проинформировали. Поэтому не исключено, что может быть оттуда, одна из версий.



Владимир Кара-Мурза: Насколько квалифицированно вели себя спасатели ,пострадавшие, например, по сравнению с временем «Норд-Оста»?



Андрей Головатюк: У нас есть на чем учиться. Конечно, дураки только учатся на своих ошибках, получилось так, что нам пришлось учиться на своих ошибках. Я считаю, что спасатели, и МЧС, и бригада поезда работали очень оперативно, не допустили, во-первых, столкновение встречного поезда, ни поезда, который шел за «Невским экспрессом», помощь оказывалась проводниками поездов. Я езжу очень часто поездами и знаю, что во всех поездах инструкция по мерам безопасности и по правилам поведения при совершении террористических актов, крушения поездов и так далее. Поэтому я считаю, что вполне удовлетворительно сработали все спецслужбы, своевременно прибыли на место происшествия. И уже в четыре утра электрички с людьми, которые пострадали в результате этого теракта, стали прибывать в Санкт-Петербург. И автобусы были, и электрички. Поэтому, я считаю, все было организовано нормально. Власти сработали.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Антон Баков, член думского комитета по безопасности, кандидат технических наук, стал очевидцем целой цепочки сегодняшних происшествий.



Антон Баков: Я как раз сегодня утром полетел на самолете в Санкт-Петербурге из Москвы, а моя помощница сказала, что самый безопасный транспорт – это железнодорожный, и она поехала вчера вечером на поезде. И я очень дико переживал, потому что она на телефон не отвечала. Потом она ответила, и выяснилось, что она до шести часов не могла доехать до Петербурга. То есть получается, что действительно было прервано сообщение между Москвой и Петербургом. Я сейчас вернулся обратно, сижу в аэропорту Внуково, самолет должен был прилететь в Домодедово. Нас не выпускает и у меня сильно нарастает напряженность. То есть, конечно, мысли самые черные, потому что нам говорят, что в Домодедово все хорошо, но почему-то нас Домодедово отказалось принимать. Не знаю, если все ограничится одним этим актом, то, наверное, все рассосется.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. К сожалению, наш горький опыт говорит о том, что мы знаем, что такие чрезвычайные происшествия косяками идут. То, не дай бог, крушения самолетов, то подрывы домов почему-то сразу не в одном. Я открытым текстом спрошу собеседника: не считает ли он, что это действия спецслужб и что это на практике началась предвыборная кампания по продвижению того же Якунина?



Андрей Головатюк: Уважаемый Виктор, давайте мы не будем сгущать тучи. Мы с вами живем, слава богу, не в 1937 году, мы живем в 2007 году и все эти байки, рассказы и сказки о том, что провоцируют наши спецслужбы, не есть действительность. Поэтому я даже мысли не могу допустить, что наши спецслужбы могли подстроить. Поэтому эта тема даже не обсуждается.



Владимир Кара-Мурза: По-моему, ни для министра Левитина, ни для главы РАО РЖД.



Андрей Головатюк: Сейчас много других способов для того, чтобы любого кандидата, будь то Левитин, Якунин, Иванов, Медведев сформировать образ, чтобы за него народ пошел голосовать в марте месяце. Поэтому это неприемлемый вопрос, я считаю.



Владимир Кара-Мурза: И даже Сергей Шойгу пока никак не засветился на этом фоне. Слушаем Ивана Яковлевича, радиослушателя из Ленинградской области.



Слушатель: Здравствуйте, уважаемая передача Свобода. Здравствуйте, Владимир Алексеевич. Я вопрос задаю полковнику, который прослужил в армии. Я сам прослужил в армии 34 года с 42 года. И мне обидно, что наше руководство страной не занимается тем, чем надо, а занимается благотворительностью своей личной шкурной жизни, строят везде. Ведь почему при советской власти, при Иосифе Виссарионовиче Сталине не было таких бандитов как сейчас, не приезжал никто в Россию работать. А ведь это те же дезертиры, оттуда уезжают, не хотят служить в армии своей, а здесь тоже не с благотворительной целью приехали к нам.



Владимир Кара-Мурза: По-моему, государство из бюджета компенсировало все потери.



Андрей Головатюк: Иван Яковлевич, вопрос риторический, можно на эту тему очень долго и много рассказывать. Учитывая то, что я принадлежу к оппозиционной фракции в думе, к фракции ЛДПР, я могу очень долго на эту тему дискутировать и мы просто с вами отойдем от основной темы – это тема обеспечения безопасности. Я согласен, что в советские времена офицерам и вооруженным силам выделялось больше средств и социальное положение военнослужащих было лучше. После развала Советского Союза, после массового сокращения армии миллионы офицеров, миллионы прапорщиков, военнослужащих по контракту, сверхсрочников остались не у дел, многие не нашли себе места в гражданской жизни. Но это тема, я считаю, отдельной дискуссии. И если уважаемый ведущий пригласить, мы можем много подискутировать, по вопросам армии. Мы просто занимаемся вопросами безопасности.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Сергей Абельцев, зам главы думского комитета по безопасности, доктор юридических наук, не приемлет насилия над беззащитными пассажирами.



Сергей Абельцев: Не так давно, когда произошли чудовищные теракты в центре Лондона в автобусах, когда в Испании произошли террористические акты в пригородных поездах и там было огромное количество жертв, для меня вообще остается загадкой, что за подонки могли такое сделать. То есть сейчас период отпусков, люди едут в Санкт-Петербург, в культурную столицу нашей страны, едут для того, чтобы отдохнуть хорошо, провести время. И в период отпусков вот так поступить людьми. И сейчас, я вас уверяю, найдут этих подонков и опять появятся люди, которые начнут оправдывать их действия. Понимаете, скажут, они не согласны, они политические оппоненты. Если это политические оппоненты, выходи на парламентскую трибуну, пиши статьи в газетах, но зачем взрывать поезда?



Андрей Головатюк: Я полностью согласен с моим коллегой по фракции Сергеем Абельцевым, тут добавить нечего, он четко сказал и свою позицию, я поддерживаю его позицию по данному вопросу.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Розу, радиослушательницу из Калининградской области.



Слушательница: Добрый вечер. Вопрос вашему гостю, ответьте, пожалуйста, на мой вопрос, вопрос многоликий и краеугольный. Как на ваш взгляд, кто несет ответственность за сегодняшнюю обстановку и кто на этом пепелище зарабатывает политические очки?



Андрей Головатюк: Никто на этом политические очки себе не зарабатывает, потому что терроризм – это то зло, с которым борются все спецслужбы не только нашей страны, но и всего мира. Поэтому здесь никаких политических очков нет, здесь стоит одна задача – быстрее найти, быстрее обезвредить этих подонков, которые совершили этот террористический акт. Просьба моя, я обращаюсь с этой трибуны через радио ко всем нашим гражданам: уважаемые граждане, будьте внимательны и если вы что-то заметили, не стесняйтесь позвонить в милицию, не стесняйтесь позвонить в соответствующие спецслужбы. Потому что потом уже будет поздно. Пускай лучше милиционер лишний раз приедет и проверит то, что вам показалось подозрительным, чем потом, когда прогремит взрыв или погибнут люди, тогда будет поздно. Поэтому бдительность, бдительность и бдительность - самое главное наше оружие против террористов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Поскольку ваш гость честно признался, что он допускает мысль, то давайте я тогда с вопросом обращаться не буду. Ретроспектива какая: Дима Холодов, Галина Старовойтова, Сергей Юшенков. Три смерти - вообще глухо. Была у нас Политковская. Сквозь зубы власть сказала про каких-то чеченцев, потом заткнулась и снова глухо. Потом Пушкинская площадь, Гурьянова. Опять глухие чеченцы и снова. Зато прекрасно у нас с физиками идет, отлично идет с некоммерческими организациями. У меня вопрос не к гостю, а к тем немногим честным сотрудникам спецслужб: зачем у нас в стране существуют спецслужбы?



Владимир Кара-Мурза: Кстати, дела Галины Старовойтовой и Сергея Юшенкова закрыты.



Андрей Головатюк: Убийцы найдены, оружие найдено, спецслужбы отработали. Поэтому я уважаемому Михаилу советую, пускай он отслеживает эти ситуации. Потому что здесь сложилось так: об успехах спецслужб средства массовой информации у нас говорят немного, а о провалах спецслужб или о недочетах говорят очень много. Это право Михаила обвинять спецслужбы в некомпетентности, не обвинять в их некомпетентности. Я считаю, что у нас вполне подготовленные спецслужбы, которым под силу решать любые задачи. И почему-то Михаил не говорит о том, как были ликвидированы Басаев, Масхадов, террористы, Радуев, почему-то он не ставит в положительную работу нашим спецслужбам. А то, что не могут расследовать на данном этапе определенные убийства, я считаю, это дело времени.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к гостю Владимира. Я присоединяюсь к словам предыдущего Михаила: ни одно политическое убийство не раскрыто. Он правильно сказал. Зато изобретают закон об экстремизме, который аналог 58 сталинской статьи. Уже Пионтковского Андрея, лучшего политолога, по этой статье хотят притянуть. Сажают в психушки корреспондентов, которые рассказывают, что творится в этих психушках. И после этого будете рассказывать, что это какие-то террористы делают. Это вы все сами делаете для создания массового психоза.



Владимир Кара-Мурза: Не только Андрея Пионтковского, адвоката Павла Астахова привлекли за невинный роман «Рейдер».



Андрей Головатюк: Пока еще не привлекли, пока идет проверка этого романа. Поэтому говорить о том, что привлекли или не привлекли.



Владимир Кара-Мурза: Оскорбляет ли этот роман чувства работников правоохранительных органов?



Андрей Головатюк: Я не знаю, я не читал его. Если взять ту же самую Америку или западные страны, там любое оскорбление в адрес правоохранительных органов – это уже уголовная статья, и она преследуется независимо от того, ты уже нанес моральный ущерб правоохранительным органам. Нет там фамилий, имен, все имена вымышленные, но все равно ты вылил ушат грязи на представителей государства и там это строго карается. Там воспитывается уважение к своим правоохранительным органом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира из Нижегородской области.



Слушатель: Здравствуйте. Господин депутат, вы упомянули Беслан, взрывы домов, но вы забыли, что произошло в Лондоне. На прошлой неделе мне сосед принес газету «Аргументы и факты», там написано было, что спецслужбы Англии готовили плутониевую бомбу для взрывов в Москве, чтобы свергнуть Путина. Взорвали одну, взорвали другую, а потом ультиматум: или Путин уходит в отставку или мы будем продолжать. Что же вы забыли это самое главное?



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, какая-то версия.



Андрей Головатюк: У нас, к словам Михаила и Николая, которые перед этим звонили сюда, у нас свобода печати, у нас каждый журналист волен писать о том, что он считает нужным. Что касается Путина, чтобы он ушел в отставку, по-моему, он давно ясно дал понять, что он не собирается идти на третий срок. И эта тема, по-моему, закрыта и политиками, и им самим.



Владимир Кара-Мурза: Завтра ожидался указ президента, как вы думаете, этот теракт помешает объявлению даты выборов?



Андрей Головатюк: Я считаю, что с 15 августа по 4 сентября ожидается указ президента Российской Федерации о проведении выборов депутатов Государственной думы 2 декабря. Я считаю, что данная сложившаяся ситуация со взрывом ни в коей мере не повлияет на указ. Потому что у нас вполне сложившаяся политическая система, у нас устойчивая федеральная власть, и поэтому такое происшествие не приведет к каким-то срывам большим.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Виктор Алкснис, член думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, полковник запаса, связывает произошедшее с предстоящими выборами.



Виктор Алкснис: Я не исключаю, что это сценарий дьявольской игры с предстоящими выборами. Поскольку начался ввод войск дополнительный в Ингушетию, тут «удачно» взрыв поезда. Сейчас будут другую карту разыгрывать, не ингушскую, а русских фашистов. И все это у меня интуитивно вызывает очень нехорошие впечатления, что мы являемся зрителями сценария спектакля, мы знаем, для чего этот спектакль - это связано с предстоящими выборами. Мы можем только догадываться, кто режиссер этого спектакля и какой смысл этого спектакля.



Андрей Головатюк: Виктор Имантович, я его уважаю, но он несколько сгущает краски. Режиссеры, понятно, кто – это те люди, которые в течение десяти лет пытаются дестабилизировать обстановку в Российской Федерации, которые дают деньги боевикам на Северном Кавказе, то, что про Ингушетию и про Дагестан. Обстановка там сложная, напряженная. Мне горько говорить об этом, но буквально 3 августа офицер в моем бывшем отряде погиб в результате столкновения с боевиками в Дагестане. Здесь давайте по взрыву «Невского экспресса» не будем делать скоропалительных выводов. Ведется следствие, уже составлены фотороботы. Я думаю, что максимум через три-четыре дня или через неделю будут какие-то версии следствия, которые будут озвучены следствием. Давайте не бежать впереди паровоза, как в этих случаях говорят.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич, добрый вечер, Андрей. Я хочу возразить Андрею Михайловичу, что звонить в милицию. Я приведу в пример 2003 год, когда я позвонил в милицию и сообщил, что двое мужчин, одна женщина и с ними вместе ребенок для прикрытия фотографируют некоторые объекты. Милиции мне ответили: сейчас мы приедем, проверять приедем? Это ваше право. И когда сопоставил факты перед выборами президента 2004 год, я связался со спецслужбой и объяснил ситуацию, ровно через пять минут мне перезвонили из ССО. И когда была прослежена цепочка, были приняты соответствующие меры. Так что в милицию обращаться не стоит. Это первое. Второе, к вашему руководителю, когда ему был задан вопрос в прямом эфире, Владимиру Вольфовичу, как вы голосовали, что голосовал лично и вся фракция за разрешение некоторых действий спецслужбам, что запрещено конституцией, он это подтвердил и признал.



Андрей Головатюк: Тут вы что-то путаете. У нас конституция основной закон и у нас нет таких законов, которые бы противоречили конституции. Поэтому здесь у вас то ли неверная информация, то ли вас ввели в заблуждение. А по поводу того, что милиция не реагирует, здесь надо в корне менять, ставить все с головы на ноги. Мы должны милицию привлекать за то, что она своевременно не реагирует на заявления граждан. Граждане должны показывать свою гражданскую позицию и не должны, что от того, что не реагирует милиция, просто бросать трубку и сидеть сложа руки. Это надо с милицией конкретно разбираться, где, когда, какой наряд не выехал по заявлению гражданина. По каждому случаю надо разбираться.



Владимир Кара-Мурза: Если вспоминать случай на улице Гурьянова, как раз тогда жители дома на Каширском шоссе звонили в милицию, а через несколько дней их дом взорвали. Так что это не панацея.



Андрей Головатюк: Здесь, насколько я знаю, было проведено служебное расследование, конечно, наказание, которое понесли сотрудники милиции, вовремя не отреагировавшие на заявление граждан, не соответствуют той трагедии, то есть получилось, что наказание несоизмеримо с той трагедией, которая произошла. Но тем не менее, все равно надо звонить, все равно надо сообщать. В ФСБ есть горячая линия, в прокуратуре, поэтому все равно кто-то отреагирует.



Владимир Кара-Мурза: В Рязани наоборот жители, когда увидели, что закладывают гексоген, вызвали милицию, она арестовала злоумышленников, а оказалось, что это сотрудники ФСБ. Тоже такой был случай.



Андрей Головатюк: Там потом выяснилось, что это были учения и не гексоген, а смесь какая-то похожая, то ли мел, это были учения.



Владимир Кара-Мурза: слушаем москвича Игоря Анатольевича.



Слушатель: Добрый вечер. Андрей, мы сейчас многое не можем знать, поскольку несколько лет прошло. Я один пример могу привести. Один боец рассказывал, как они хороший бой дали и наш человек говорил: страшно было, он просил убрать из банды, еле жив остался. Перечислил их потери и ранен агент ЦРУ. Я спросил, почему же мы не можем сделать политический прецедент? Он сказал, что нельзя, иначе узнают, что там наш человек. Скажите, пожалуйста, когда будет можно говорить, много ли мы интересного узнаем, откуда идет след и как американцы борются с мировым терроризмом?



Андрей Головатюк: Каждая спецслужба хранит свои архивы. Я вам скажу, что до сих пор засекречены архивы начала Великой Отечественной войны. Мы будем праздновать 65-летие победы в Великой Отечественной войне, а до сих пор архивы засекречены. Поэтому пройдет много лет и все равно эти архивы откроются и тогда уже будет понятно и ясно, кто на какой стороне воевал и кто за какие нити дергал.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас многие сетуют на отсутствие оперативной информации о вчерашнем теракте. Можно ли было внедрить своих агентов настолько повсеместно, чтобы его предотвратить?



Андрей Головатюк: Вы знаете, эта проблема очень сложная. Потому что так сложилось в наше время, что те люди, которые, рискуя своей жизнью, внедрялись в бандформирования, в преступные группировки, просто в какие-то сообщества, которые пытались нанести ущерб конституционному строю, либо ставили вопрос о смене конституционного строя, у нас такое ощущение, как к людям второго сорта. Мы не знаем их работу. Эта конспиративная работа очень сложная и опасная для жизни. Так у нас сложилось, что это сексоты, стукачи и так далее. Мы сами должны пересматривать отношения к этим людям, которые могли бы нас проинформировать своевременно о готовящихся терактах и которые, рискуя своей жизнью, работают в преступных сообществах.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Мосгордумы Сергей Гончаров президент ассоциации ветеранов группы «Альфа», осуждает вызывающие действия террористов.



Сергей Гончаров: То, что произошло, вот этот взрыв в 9 часов, по всей видимости, это дерзкий вызов нынешней власти, пытаются бандиты показать, что есть оппозиция, которая готова пойти на такие меры, как демонстративный террористический акт. Это все-таки Москва и Санкт-Петербург - две столицы нашего государства. Я думаю, что эта ситуация довольно серьезно отзовется на нашем внутреннем положении, подготовке к выборам и в Госдуму, и президента. По всей видимости, наверное, стоит задуматься о том, что кто-то будет пытаться не сорвать, но по крайней мере, испортить настроение и исполнительной власти в преддверии этих выборов.



Андрей Головатюк: Я в принципе согласен с Сергеем Гончаровым. Потому что действительно будут портить нам нервы и таким способом, и различными другими провокационными действиями. Это всегда было, это было на выборах 96 года, это было на выборах 2000 года. Всегда стараются, сегодня уже звучал вопрос о Березовском, вы не забывайте, что полгода назад Березовский официально подтвердил свое намерение к силовому свержению власти в Российской Федерации. Это он официально заявил газете «Гардиан», насколько я помню. Поэтому здесь ничего нельзя отметать, никакие варианты. Я уже в начале передачи говорил, что давайте дождемся следствия, давайте дождемся расследования, потом уже будем делать какие-то выводы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. Вы знаете, в пятницу так Юрий Афанасьев потряс, мне казалось, что он все сказал, что ни демократии, ни перестройки в России не было, отдельные вороватые советские чиновники все присвоили себе, что народ выстроил за 70 лет. Что сейчас государство делает с Гуцериевым, никто не говорит. И получается, что воры против террористов или террористы против воров.



Андрей Головатюк: Я согласен, что в 90 годы были допущены резкие изгибы и повороты, и развороты в экономическом развитии страны. И сейчас отрадно заметить, что в принципе ситуация возвращается под контроль государства, та же самая «Роснефть» перешла под контроль государства, ЮКОС перешел под контроль государства. Поэтому те наиболее доходные отрасли, которые приносят деньги в государственную казну, потихоньку возвращаются в руки государства. Я считаю, что это переосмысление политики, и государство пытается исправить те ошибки в экономике, которые были допущены в середине 90 годов.



Владимир Кара-Мурза: Можно построить цепочку терактов против естественных монополий. Недавно под Санкт-Петербургом газопровод пострадал, а сейчас пострадало РАО РЖД. Как вы считаете, может эта борьба?



Андрей Головатюк: Я не считаю, что это конкретно против каких-то монополий. Люди, которые готовят теракты, выбирают самые уязвимые места и пытаются нанести удары. А будь РАО РЖД, будь то Газпром или электрические сети, электроподстанции, мост, здесь мы не можем сказать точно. Просто видят - есть уязвимое место. Наша задача сделать так, чтобы этих уязвимых мест было как можно меньше.



Владимир Кара-Мурза: Бывший народный депутат СССР Тельман Гдлян, бывший следователь по особо важным делам при генпрокуроре СССР, строит собственные предположения.



Тельман Гдлян: Это скорее всего не те южные бандитские группировки. Это, если говорить с политической точки зрения, скорее всего наши северные отморозки могут быть, чтобы расшатать ситуацию донельзя к моменту выборов и таким образом добиться своих целей. В принципе враг не дремлет, будут такого рода вылазки, потому что многим не нравится. Мне тоже не нравится кое-что, но это не говорит о том, что надо предпринимать такого рода действия. Это чисто уголовные элементы с политической начинкой. То ли это касается южных бандитских группировок, то ли северных – это не имеет принципиального значения.



Андрей Головатюк: Мы уже обсуждали эту версию, что это действительно могут быть местные ребята и в том числе, как я уже сказал, в отместку за то, что был снят с поста губернатор Новгородской области.



Владимир Кара-Мурза: Примечательно, что никто не берет на себя ответственность?



Андрей Головатюк: Вы знаете, у нас в Российской Федерации это не принято. Это на Западе принято, в исламских государствах, с целью популяризации террористических группировок кто-то берет на себя ответственность. У нас в Российской Федерации это не принято. Может быть дня через три-четыре какой-нибудь отморозок на Северном Кавказе заявит, что это была подготовленная акция, как это было неоднократно, что много техногенных катастроф, которые произошли на территории Российской Федерации, на себя брали те непримиримые бандиты, которые воюют на Северном Кавказе и сидят в том числе в Лондоне.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от Валентина Николаевича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. У меня, Андрей Михайлович и Володя, такая реплика: пока мы не решим проблему с миграционным движением, будем говорить так, все-таки из мусульманских республик основной поток сюда идет, мы ничего не сможем сделать. Найти среди 15 миллионов нелегалов, которые к нам сюда заезжают, какого-нибудь человека, который несет три килограмма тротила и, пройдя болотами, в безлюдном месте устанавливает заряд, невозможно.



Владимир Кара-Мурза: Год назад тоже искали кавказский след в теракте на Черкизовском рынке, оказалось, что это сделали русские националисты.



Андрей Головатюк: Конечно. Поэтому сейчас мы не можем сделать выводы, что это кавказцы сделали или чеченцы сделали. Фотороботы есть, по фотороботам проводятся следственные мероприятия. Поэтому давайте будем воздерживаться от таких резких высказываний, кого-то обвинять в этом, чтобы потом нам не оказаться в нелицеприятном виде, что обвиняли одних, а в результате окажется совсем другое. Их в течение какого-то времени найдут, они сознаются, и мы с вами просто будем в таком неприличном положении.



Владимир Кара-Мурза: Скоро годовщина в карельской Кондопоге, тогда тоже в результате приняли меры против мигрантов из других стран.



Андрей Головатюк: Миграционный вопрос вообще очень сложный. Миграционный вопрос у нас связан с острой демографической ситуацией в нашей стране. Потому что у нас кто-то должен работать, у нас кто-то должен выполнять определенные задачи. Рабочих рук не хватает в нашей стране. Снова все упирается, очень сложные вопросы. Демография – это экономика. Экономика – это то, что мы потеряли после развала Советского Союза и так далее. И вот эта цепочка в конечном счете выстраивается, что мы вынуждены брать мигрантов, чтобы выполняли работы. Посмотрите в Москве, кто сейчас пойдет за 10 тысяч работать дворником. Посмотрите, кто дворниками работает? Таджики. Кто на рынках работает? Таджики. Кто в столовых работает, обслуживающий персонал - киргизы. Уже сложился такой рынок свой, разделение труда. И поэтому на рынках торгуют азербайджанцы. Это во всем мире так. Конечно, эти вопросы надо регулировать, надо регулировать миграционные процессы, но мы уже приняли этим составом думы законы, ужесточающие миграционные процессы. Поэтому просто сейчас надо добиться контроля за выполнением законов. Вот эта главная проблема в государстве – законы есть, но их никто не выполняет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Сергей, Туголевский бор, Московская область. Я специально послушал «Маяк» как освещает события: сначала происшествие с поездом, потом предстоящее объявление Путина о выборах, потом очередное перемещение памятника в Прибалтике. Кругом враги, посередине наш благодетель-президент. Что же касается вопроса вашему гостю, учитывая, что он одновременно и член ЛДПР, и бывший работник ФСБ, никак не пойму, как к нему обращаться: дважды член ЛДПР или дважды работник ФСБ. Что же касается его ответов, то судя по тому, как он отвечает, ему для сохранения чести скоро останется один только способ – застрелиться.



Андрей Головатюк: Знаете, стреляться мне предлагала Новодворская в 2003 году, когда мы были на передаче у Соловьева «К барьеру!». Она мне предложила выйти и покаяться перед всем чеченским народом, перед всеми террористами, с которыми мы воевали. Поэтому вы меня этим вопросом и не обрадовали. Я через это прошел, это все уже было. Стреляться я не буду и не надейтесь. Я не ФСБ сотрудник, а сотрудник МВД, военнослужащий внутренних войск.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Виталия из Курганской области.



Слушатель: Здравствуйте. Извините, Владимир, какой-то неказистый у вас гость.



Андрей Головатюк: Все что ли?



Владимир Кара-Мурза: Депутат от Санкт-Петербурга Сергей Попов, член фракции «Яблоко», призывает к спокойствию.



Сергей Попов: Прежде всего я хотел бы высказать свое сочувствие пострадавшим и их родственникам. И какое счастье, что нет смертельных исходов. Но оснований для введения чрезвычайного положения в стране в данное время нет никаких. Не нужно нагнетать обстановку, нагнетать истерию. Никаких изменений законодательства в связи с данным терактом проводить не следует. Действующее российское законодательство дает правоохранительным органам достаточные средства для того, чтобы найти преступников.



Андрей Головатюк: Я полностью поддерживаю позицию моего коллеги Сергея Попова. Поэтому предыдущее высказывание, что гость какой-то неказистый. Вы что хотели бы, чтобы я тут бегал, кричал - давайте всех вешать, давайте всех расстреливать? Да не будет этого. Независимо от того, что я член фракции ЛДПР, у нас позиция нормальная, и мы просто ждем расследования, которое ведут профессионалы. И когда будет расследование, тогда уже можно будет делать какие-то выводы. Чего сейчас вилами по воде писать и воду мутить?



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Тамару Васильевну.



Слушательница: Добрый вечер. Я хотела бы сказать следующее: столько умных, хотите в кавычках, хотите без оных, мыслей и идей прозвучало, что я уже по поводу взрыва говорить не буду.



Владимир Кара-Мурза: А мы продолжаем наш разговор. Слушаем москвича Юрия Николаевича.



Слушатель: Здравствуйте. Я вот что хочу сказать: почему депутаты в лице «Единой России» и ЛДПР проводят политику, направленную на провоцирование терактов, бандитизма, коррупции и так далее?



Андрей Головатюк: Например, Юрий Николаевич?



Слушатель: Например? Да законы вы такие принимаете, направленные против интересов народа.



Андрей Головатюк: Скажите конкретно один закон, который направлен против интереса народа и который провоцирует народ к терроризму?



Слушатель: Посмотрите, как люди живут отвратительно. Вот и результат.



Андрей Головатюк: Вы сказали, что мы конкретно принимаем законы, которые народ толкает к терроризму. Юрий Николаевич делает такие заявления на всю страну, на весь мир, а сам свои слова ничем не может подтвердить. Желание вылететь в эфир, сказать, что все, что все гады, все сволочи, а конкретно никаких подтверждений нет.



Владимир Кара-Мурза: Как вы голосовали по поводу закона об экстремизме?



Андрей Головатюк: Мы голосовали за закон, за ужесточение наказания за проявления экстремизма и национализма.



Владимир Кара-Мурза: В данном случае подпадает это событие под проявление экстремизма?



Андрей Головатюк: Надо посмотреть точно, я не юрист. Но точно подпадает под террористический акт, под Уголовный кодекс - умышленное совершение террористического акта.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Фаину.



Слушательница: Добрый вечер. Мне хотелось бы вот что сказать: в начале преобразований в нашей стране миллионы людей уехали из нашей страны, а мы остались. И вот что мы имеем. Мы имеем бесконечные теракты, ужасное положение дел повсюду. Очень низкий уровень жизни. А наши депутаты, исполнительная власть занимается только пустой говорильной.



Андрей Головатюк: Фаина, я вам хочу сказать по поводу терактов, за 2006 году количество терактов по Российской Федерации уменьшилось на 70%. Это официальные данные, которые опубликовала не только Федеральная служба безопасности, но это те данные, которые опубликовали и западные средства массовой информации, поэтому здесь обвинить не в чем. На 70% по сравнению с 2005 годом терактов стало меньше.



Владимир Кара-Мурза: К сожалению, те, кто уехали в Нью-Йорк, некоторые оказались жертвами теракта 11 сентября. Слушаем москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Ваш гость очень оскорбляется, когда ведомства ФСБ МВД ругают и любит ссылаться на западные примеры. Но, конечно, они тоже не белые и пушистые, но там гораздо открытее общество. И в частности, они отвечают на те вопросы, которые общество ставит. Наше ФСБ до сих пор не ответило на вопрос, какой газ был на Дубровке.



Андрей Головатюк: Вы странный человек, ни одна из спецслужб не раскрывает своих секретов. Потому что если мы скажем, какой газ был использован на Дубровке, естественно, террористы, они тоже не дураки, они сразу найдут противодействие этому газу. Зачем нам это надо? Если вы вспомните ситуацию с захватом заложников в Беслане, то террористы уже учли опыт «Норд-Оста», и все окна были выбиты во всей школе. Это для того, чтобы все продувалось, для того, чтобы не был применен газ. Они тоже учатся, не стоят на месте.



Владимир Кара-Мурза: Радиослушатель имел в виду, что можно было сказать врачам.



Андрей Головатюк: Я согласен, что это была ошибка, за которую мы жестоко поплатились и за это никто ответственность со спецслужб и с других ведомств не снимает, я согласен с этим.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Ларису Ивановну.



Слушательница: Здравствуйте, уважаемый Владимир и гость. Я хочу сказать, какие законы приняты антинародные. Закон о продаже земли, лесов и рек, озер и морей.



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, Земельный кодекс имеется в виду.



Андрей Головатюк: Здесь мы снова вступим в политическую дискуссию, которая не относится к нашей теме. Я сейчас начну выражать позицию своей партии, меня обвинят в том, что я использую Радио Свобода для пропаганды идей ЛДПР.



Владимир Кара-Мурза: Намекает радиослушательница, что могли быть противники Земельного кодекса организаторами этого теракта.



Андрей Головатюк: Вряд ли, я сомневаюсь в этом. Потому что те, кто организовывал теракт, они, по-моему, не читали ни земельный кодекс, ни водный, ни жилищный.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, какие последствия может иметь этот теракт и удалось ли террористам хотя бы ненамного дестабилизировать ситуацию в России?



Андрей Головатюк: Я считаю, что в России в целом ситуацию не дестабилизировали. Конечно, они внесли сумятицу в работу и доставили массу неудобств пассажирам, которые следовали по маршруту Москва – Санкт-Петербург и обратно. Сейчас на 24 часа уже, насколько я владею информацией, движение практически восстановлено и с завтрашнего дня даже не только поезда Москва - Санкт-Петербург пойдут по плану, но и поезда дальнего следования, которые идут на юг и в другие города, уже пойдут нормально. В целом теракт на ситуацию в стране никакого влияния не оказал. Я просто призываю наши правоохранительные органы провести более тщательное расследование и своевременно проинформировать об этом общественность и средства массовой информации.


XS
SM
MD
LG