Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Развод" белорусской валюты и российского рубля: мнения белорусских и российских экспертов


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Игорь Карней и Карэн Агамиров.



Виктор Нехезин: В 2008 году Национальный банк Белоруссии намерен отказаться от политики привязки официального курса белорусского рубля к рублю российскому. Это предусмотрено проектом основных направлений денежно-кредитной политики страны, который в настоящее время проходит согласование в органах государственного правления. Чем вызвана смена приоритетов – рассказывает наш корреспондент в Белоруссии Игорь Карней.



Игорь Карней: По мнению специалистов Национального банка, одновременное использование в качестве промежуточных целевых показателей курса белорусского рубля к российскому рублю и доллару США затрудняет проведение оперативной курсовой политики. Исходя из этого, руководство Нацбанка предложило с начала 2008 года «отвязать» белорусский рубль от курса российского рубля и оставить привязку только к доллару. Планируется, что официальный обменный курс белорусского рубля к доллару будет колебаться в пределах плюс-минус 2,5 процента по отношению к величине курса на начало будущего года.


Экономист белорусского Института приватизации и менеджмента Елена Ракова считает решение Нацбанка разумным, однако в свете последних белорусско-российских конфликтов нельзя сбрасывать со счетов и политическую подоплеку.



Елена Ракова: В данном случае, я считаю, это нормальна финансовая политика. Поскольку российский рубль не является такой уж крепкой валютой и полностью зависим от конъюнктуры цен на нефтегазовое сырье. И, тем более, вполне возможно, что Россия будет укреплять свой рубль, поскольку приток валюты очень большой. Что противоречит белорусской политике. Поэтому в этой связи привязка исключительно к доллару или евро, на мой взгляд, вполне разумна. Есть в этом некая политическая составляющая или нет - мне сложно сказать.



Игорь Карней: Вместе с тем эксперт не исключает, что решение Нацбанка окончательно похоронит идею введения на территории России и Белоруссии единой валюты, о необходимости которой на высшем уровне говорили практически с начала 90-х.



Елена Ракова: Может быть, это еще один камешек на, скажем так, «могилу» Союзного государства. Поскольку раньше это была первая привязка, после чего дальше собирались выходить на российский рубль, общую валюту. Сейчас же очевидно: каждая страна пойдет своей дорогой, и такая привязка, в принципе, не имеет смысла.



Игорь Карней: По мнению специалистов Нацбанка, поддержание стабильного обменного курса белорусского рубля к доллару США является наиболее эффективным каналом ограничительного воздействия денежно-кредитной политики на инфляционные процессы в экономике. Это связано, прежде всего, со значительным удельным весом доллара на внутреннем валютном рынке и в структуре валютных сбережений населения.


Руководитель научно-исследовательского Центра Мизеса экономист Ярослав Романчук склонен считать, что в данном случае Белоруссия не столько «отвязывается» от набирающего силу рубля, сколько рассчитывает на спекуляции с падающим долларом.



Ярослав Романчук: Белорусские власти давно похоронили идею введения российского рубля в качестве единой валюты на территории Белоруссии. «Отвязка» от рубля по сути дела означает одно: белорусские власти рассчитывают на относительную слабость доллара и могут допустить девальвацию национальной валюты на 15-20 процентов, так чтобы население этого не заметило. Речь идет о простом, что ли, подлоге, монетарных манипуляциях и попытке сделать хорошую мину при плохой игре. Скрыть очевидный факт, что платежный баланс Белоруссии заставляет власти идти на девальвацию.



Игорь Карней: Это продуманный шаг или же какое-то сиюминутное решение?



Ярослав Романчук: Это продуманный шаг управляющего Национального банка, который понимает: сохранить привязку и основные параметры денежной политики в текущей ситуации невозможно, поэтому нужно идти на какие-то хитрости. И это одна из маленьких тактических хитростей. Но я не думаю, что она удастся, потому что попытки скрыть резкое, очевидное ухудшение платежного баланса при отсутствии иностранных инвестиций и ограниченности в кредитовании очевидны. Поэтому просто пытаются спасти честь мундира.



Игорь Карней: Председатель Национального банка Белоруссии Петр Прокопович в июле доложил президенту Александру Лукашенко о выполнении в первом полугодии основных направлений денежно-кредитной политики. Как отметил Прокопович, курс рубля остается стабильным, его девальвация к доллару составила в первом полугодии 0,2 процента. Устойчивость рубля Нацбанк связывает с «эффективной работой экономики». По словам Прокоповича, золотовалютные резервы Белоруссии в первом полугодии достигли 2,9 миллиарда долларов. Таким образом, запасы впервые вплотную приблизились к отметке в 3 миллиарда долларов, что, по словам Прокоповича, свидетельствует о стабильности курса национальной валюты.



Виктор Нехезин: Российский эксперт, депутат Госуд арственной Думы, доктор экономических наук Валерий Зубов считает, что окончательный «развод» белорусской валюты и российского рубля попросту невозможен. С Валерием Зубовым беседовал наш корреспондент Карэн Агамиров.



Валерий Зубов: Я проезжал в 1995 году границу России и Белоруссии и видел, как в свое время президент Белоруссии и премьер-министр России снесли границу, эти знаки границы. И я думал: ну, из одной деревни переехали в другую. И когда я узнаю, что вот такие изощренные финансовые схемы начинают предлагаться, типа ориентироваться не на российский рубль, а на американский доллар, к нему привязывать свою валюту, я думаю: господи, ребята, о чем вообще специалисты думают, что они там молчат, что говорят? Никому в голову в Канаде не придет привязывать свой канадский доллар, вообще как-то его там учитывать, согласовывать, соизмерять с английским фунтом, евро. Канада и Америка настолько близкие, и настолько взаимоувязаны их экономики, что, конечно, денежная единица – это всего лишь единица измерения. Она, конечно, должна быть привязана к экономике самой близкой и самой крупной по товарообороту страны.


И поэтому вот это вот – завязать белорусскую денежную единицу на американский доллар – вы знаете, это бутафория, несерьезно. Во-первых, это по смыслу экономически неправильно. Нет такого товарооборота у Белоруссии с теми странами, у которых счет идет в долларах, соизмеримого с товарооборотом с Россией, где счет идет в рублях. Нет! И это с экономической точки зрения несерьезно. Если это такая мелкая акция, дескать, нам тут с газом давайте долги возвращать, а мы теперь… Ну, вы знаете, это тот самый анекдот, когда «пусть у тещи будет одноглазый зять». То есть мы себе сделаем плохо, для того чтобы там подумали, что чего-то не так. Я думаю, что с экономической точки зрения эта идея бессмысленна, с психологической она раздражающая, думаю, и для белорусов, и для русских. И абсолютно убежден, что, в общем, ничего из этого не выйдет. Придется вернуться назад, тихо, спокойно, без громких заявлений, но назад. Природу не обманешь, и экономику тоже.



Карэн Агамиров: А последствия для Белоруссии могут быть, Валерий Михайлович?



Валерий Зубов: Никаких не будет последствий, потому что ничего этого не будет. Белорусская экономика из всех постсоветских экономик самая законсервированная. Наименьшие изменения произошли в инфраструктуре, в изменении форм собственности, а все равно это надо будет делать. Все равно надо будет проводить приватизацию, и вот в этот момент такие экзотические меры, как неправильный курс своей национальной денежной единицы, привязанной к заморской какой-то денежной единице (вообще, надо к венесуэльской какой-нибудь привязывать белорусам, этим специалистам, которые порекомендовали президенту это), они плохую службу сыграют.


XS
SM
MD
LG