Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько в России пьют сока. И кто его производит?


Ирина Лагунина: Уже два из четырех крупнейших производителей в России фруктовых и овощных соков куплены зарубежными компаниями. Не сегодня – завтра может быть продан и крупнейший из них. Рынок соков в России развивается так же, как и во многих других странах, хотя вкусовые предпочтения россиян в части соков значительно отличаются от предпочтений европейцев или американцев. Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...



Сергей Сенинский: Еще 5 лет назад российский рынок соков контролировали в основном четыре местных производителя – компании «Лебедянский», «Мултон», «Вимм-Билль-Данн» и «Нидан». Зарубежных компаний на нем не было вообще. Наш первый собеседник – в Москве – заместитель директор аналитического управления инвестиционной компании «Ренессанс-Капитал» Наталья Загвоздина:



Наталья Загвоздина: Достаточно сильно изменилась структура рынка. Номер два и номер четыре по размеру в доле рынка участники на соковом рынке сейчас принадлежат западным компаниям. Номер два – компания «Мултон» - была в середине 2005 года продана компании «Кока-Кола», но они сохранили за собой в доле рынка 21% по результатам 2006 года. Недавно была информация, что фонд прямых инвестиций Lion Capital , который находится в Великобритании, в процессе сделки по приобретению контроля компании «Нидан» – это номер четвертый по размеру рынка сейчас производителей сока в России. 17-18% доли на рынке. То есть, таким образом, если учесть сюда же долю «Пепси-Колы», которая ничего пока в России не приобретала, но со своим брэндом «Тропикана», который раньше разливался на мощностях «Нидана», владеет примерно 2% рынка, то можно сказать, что практически 45% рынка сейчас принадлежит западным компаниям.



Сергей Сенинский: В какой мере развитие событий на российском рынке фруктовых и овощных соков повторяет сценарий российского же рынка пива, на котором все ключевые производители уже скуплены зарубежными компаниями? Или здесь есть некие особенности? Аналитик финансовой корпорации «Уралсиб» Андрей Никитин:



Андрей Никитин: Тенденция в целом та же. И в конечном итоге, мы считаем, иностранные игроки будут контролировать большую часть российского рынка соков. Однако, в отличие от рынка пива, этот процесс происходит не так быстро. И главной особенностью является то, что российский рынок соков изначально был менее консолидирован, чем рынок пива. Иностранцы просто выжидали момента, когда российские компании наберут критическую массу. К настоящему времени ситуация изменилась коренным образом. Сейчас четыре крупнейших игрока контролируют порядка 83% рынка. В натуральном выражении у «Лебедянского» 32% рынка, у «Мултона» 22, у «Вимм-Билль-Данна» 15, у «Нидана» 14%. Мелкие игроки в то же время не представляют интереса для иностранных соковых компаний, так как у них небольшая рыночная доля.



Сергей Сенинский: Итак, второй по величине производитель соков в России – компания «Мултон» (выпускает соки «Добрый», Rich , Diva и Nico) - еще два года назад была куплена американской компанией Coca-Cola . Четвертый производитель – компания «Нидан» ( соки «Моя семья», «Да!» и «Чемпион») – полторы недели назад подписала соглашение о продаже британской инвестиционной компании Lion Capital . А на этой неделе появились сообщения о том, что и крупнейший из российских производителей соков – компания «Лебедянский» (торговые марки - «Фруктовый сад», «Я», «Тонус», «Привет», «Долька» и «Туса Джуса») – может быть вскоре продана главному конкуренту Coca-Cola – компании Pepsi .


Сколько соков выпивает сегодня в течение года среднестатистический россиянин? Как изменилось среднедушевое потребление соков в стране за последние, скажем, 5 лет? И сколь отличается от этих же показателей в Европе и США? Аналитик инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Виктория Гранкина:



Виктория Гранкина: Пять лет назад в России пили примерно 10-11 литров сока на душу населения, а сегодня почти в два раза больше. Если сравнить с Америкой, то в Америке пьют примерно 32 литра, а в Великобритании 34 литра. Хотя если смотреть на среднюю цифру по Восточной Европе, там пьют всего 22 литра на душу населения – это примерно на 20% выше, чем в России. Если же сравнивать Россию с Америкой, то стоит отметить, что рынок соков в Америке почти в четыре раза больше в объемах. Но если смотреть на динамику, в прошлом году он упал на 5%, а в России рынок вырос на 13%.



Сергей Сенинский: Более 80% всего рынка соков в Соединенных Штатах приходится на долю всего одного из них – апельсинового. В Европе те же 80% рынка делят между собой три сока – апельсиновый, яблочный и томатный.


И каковы «видовые» предпочтения на российском рынке соков? Наталья Загвоздина, компания «Ренессанс-Капитал»:



Наталья Загвоздина: Вообще Россия, конечно, отличается по структуре потребления соков, тем более от такого рынка, как США, где традиционно потребление апельсинового сока очень высокое и, в частности, потому что очень много апельсин и апельсинового концентрата производится на юге США. А в России очень интересная ситуация: самая большая доля рынка, 37% от объемов, приходится на соки, которые называются мультифруктовые, из разных фруктов. Я сама была удивлена, увидев статистику за 2006 год. За ним следует яблочный сок с 16% и уже потом только апельсиновый с 14% долей, за апельсиновым идет томатный, 8%, а все остальное очень мелкое. Можно сказать, что четыре основных вкуса – мультифруктовый, яблоко, апельсин и томат составляют 75% потребления.



Сергей Сенинский: Львиная доля всех продаваемых в России (и не только) фруктовых и овощных соков производятся сегодня из привозных концентратов. И путь их примерно таков: скажем, во Флориде делают концентрат из здесь же собранных апельсинов или в Бразилии – из манго, затем эти концентраты переправляются в Россию, где их разводят водой, пастеризуют и разливают по бутылкам или пакетам. А сама торговля во многом осуществляется через соответствующие биржи, в Европе они в основном в Нидерландах. Однако, в отличие от цветов, продаваемых на знаменитых голландских аукционах, сам товар, то есть концентраты соков, в нашем случае на биржевые торги не привозится. Андрей Никитин, корпорация «Уралсиб»:



Андрей Никитин: Есть, конечно, и биржи, но они в основном выполняют ценообразующие функции. Существует ряд крупных продавцов концентрата, такие, например, как американская компания «Каргил», и российские производители сока в основном закупают концентрат у них. То есть концентрат физически на биржу не попадает, отгружается напрямую производителем. Действительно, большая часть концентрата в настоящее время импортируется в Россию. Более 90% всех продаваемых соков производится из концентрата, который импортируется в Россию. Доля импорта будет преобладать, хотя российские производители, вероятно, увеличат долю отечественных концентратов томата и яблока, львиная доля которых сейчас завозится из Китая. В целом в ближайшие два-три года доля концентратов российского производства не должна превысить 20%.



Сергей Сенинский: Виктория Гранкина, компания «Тройка-Диалог»:



Виктория Гранкина: Есть действительно натуральные соки, которые не сделаны из концентрата, которые сделаны из настоящих яблок, которые выросли в России. Но это определенные брэнды, это некий нишевой продукт, скорее больше в премиальном сегменте. Если смотреть в общем по рынку, большинство, конечно – это концентрат, разбавленный водой. Больше – 90% рынка - это сок из концентратов.



Сергей Сенинский: Какие экономические факторы могут в первую очередь определять долю отечественного сырья на рынке соков? Структура спроса?



Андрей Никитин: Представляется очень маловероятным, что доля концентратов российского производства превысит 20% в следующие два-три года, так как большая часть популярных в России соков производится из концентратов, которые импортируются в Россию. У нас может быть не в такой степени, как в Северной Америке и Европе, но все-таки апельсин занимает порядка 14% рынка, при этом 37% приходится на фруктовые смеси, в которых так же присутствуют тропические фрукты и следующие - это ананас, персик, томаты и прочее.



Сергей Сенинский: Но какая-то часть соков все же будет производится из местного сырья?



Виктория Гранкина: Скорее всего это будет сырье из стран СНГ, скорее всего это не будет произведено в России, а больше будет импортироваться из южных стран. Хотя нельзя исключать, что мы будем выращивать больше фруктов в южном регионе и использовать их для соков. Мы уже знаем, что компания «Вимм-Билль-Данн» собирается использовать свое сырье для производства детского питания именно в соковом подразделении.



Сергей Сенинский: По вашим прогнозам, как можно представить себе структуру российского рынка соков, скажем, через 2-3 года? Имея в виду соотношение на нем российских и зарубежных компаний?



Наталья Загвоздина: Рынок соков имеет тенденцию в различных странах мира, чтобы было два крупных игрока. Как правило, это международные игроки. После покупки, например, компанией «Пепси» самого большого украинского производителя соков «Сандора», понятно, что эта тенденция глобализации на рынках СНГ в секторе соков видна и будет усиливаться. Я думаю, что мы увидим в конечном итоге, может быть не через два-три года, а через пять-семь эти рынки, поделенные каким-то образом между «Кока-Колой» и «Пепси».



Андрей Никитин: Из большой четверки теоретически может быть продан сейчас только «Лебедянский», так как «Мултон» уже контролируется «Кока-Колой», «Нидан» был недавно продан британскому фонду, а у «Вимм-Билль-Данна» соковый сегмент достаточно глубоко интегрирован в общую структуру бизнеса и его продажа отдельно от детского питания и молочной продукции нам не представляется возможной. По нашим прогнозам, через два-три года до 80% производителей сока в России будут иметь участие иностранного капитала в той или другой форме.



Сергей Сенинский: На сегодня зарубежные компании контролируют примерно 45% российского производства соков...


XS
SM
MD
LG