Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Накануне выборов: для чего создана рабочая группа по информационным спорам при ЦИКе


Анна Качкаева : Сегодня мы весь день, в моих эфирах во всяком случае, будем говорить о том, что называется «накануне выборов». Утром будем говорить о том, как это связано со средствами массовой информации, а вечером гостем программы «Время гостей» будет Борис Немцов, потому что в СПС происходят разные вещи, они о «тройках» не могут договориться, да к тому же сегодня у Немцова презентация его книги. Поэтому с 7 до 8 мы тоже будем говорить об активности партий накануне нового предвыборного цикла.


Ну, а сейчас к Центризбиркому и средствам массовой информации. 15 августа Центризбирком утвердил рабочую группу по вопросам информационного обеспечения выборов. Подробно об этом написали в «Коммерсанте». Как-то все остальные журналисты в меньшей степени уделили внимание этому событию. В статье особенно подчеркивалось, что в рабочую группу не вошли представители политических партий. В экспертный орган, который займется рассмотрением жалоб о нарушениях в средствах массовой информации во время выборов, включены 24 человека, среди которых представители ЦИКа, Россвязьохранкультуры и парламента. Представители от парламента и Совета Федерации – члены «Единой России» и «Справедливой России». Этот факт, разумеется, возмутил представителей ЛДПР и КПРФ. Кроме того, в группу вошли глава «Росбалта» Наталья Черкесова, заместитель генерального директора Всероссийской государственной телерадиокомпании Андрей Быстрицкий, глава дирекции информационных программ Первого канала Кирилл Клейменов, главный редактор «Известий» Владимир Мамонтов, вице-президент «Медиа-Союза» Елена Зелинская и секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов.


Михаил Федотов, профессор, один из авторов закона «О средствах массовой информации», секретарь Союза журналистов России сегодня с нами на связи. Доброе утро, Михаил Александрович.



Михаил Федотов: Доброе утро!



Анна Качкаева : И мы сегодня поговорим о функциях, об эффективности такой рабочей группы, куда будут жаловаться на средства массовой информации, насколько деятельность этого органа оправдала себя в предыдущем предвыборном цикле, и, наконец, выясним у Михаила Александровича, ждать ли журналистам ужесточения и контроля в этом смысле во время выборов. Естественно, он за всех членов этого рабочего органа ответа дать не может. Но как опытный юрист может какой-то прогноз нам предъявить.


Вопрос вам, уважаемые слушатели, звучит сегодня так: как вы думаете, как рабочая группа по информационным спорам может способствовать проведению честных и открытых выборов?


Михаил Александрович, вы в этой группе, как я понимаю, один общественник?



Михаил Федотов: Ну, почему?



Анна Качкаева : А, да, еще Елена Зелинская.



Михаил Федотов: Ну, она может быть как представитель Общественной палаты.



Анна Качкаева : Да, она скорее всего как представитель Общественной палаты, потому что такой «Ноев ковчег» - должны быть все. Вы ведь и в прошлом составе были этой рабочей группы, как и Быстрицкий, и Зелинская, кстати.



Михаил Федотов: Да.



Анна Качкаева : И я посмотрела прошлый состав. Там было 22 человека, были представители ЦИКа, Минпечати, каналов и газет, тоже по преимуществу государственных, и вы упомянутые трое в том числе. Я сравнила два списка – новый и старый, и в общем, стало ясно возмущение партийцев, и ЛДПРовцев, и коммунистов. В прежнем списке не было представителей ни парламента, ни Совета Федерации, я даже не говорю сейчас о партиях. Почему это нововведение, на ваш взгляд, появилось сейчас?



Михаил Федотов: Я не знаю, почему оно появилось. Это же решение Центральной избирательной комиссии. И со мной они по этому вопросу, естественно, не советовались. Но я получил лишь приглашение войти в состав рабочей группы, и на это приглашение я ответил утвердительно. Поэтому я не знаю, чем они руководствовались. Но мне кажется, что введение в состав рабочей группы представителей законодательной власти – это неплохо, потому что законодатели должны понимать, как на практике реализуются их нормы, которые они создают, они их формулируют. И очень хорошо, что они смогут увидеть те пробелы и те проблемы, которые возникают при применении созданных ими правовых норм нашего законодательства о выборах. Так что в этом смысле я греха большого не вижу.



Анна Качкаева : Ну как? А почему же тогда не ввели всех представителей партий каким-то образом? Потому что получилось, что два «единоросса» и Людмила Нарусова, которая представляет «Справедливую Россию». То есть они не представляют партии, они – сенатор и депутаты, но они входят в эти партийные блоки.



Михаил Федотов: Ну, вот это мне кажется достаточно сомнительным. Потому что то, что туда не вошли представители партий, я лично только приветствую, потому что никто не судья в собственном деле. Это сказали еще древнеримские юристы. Ну, представьте себе, будет жалоба на КПРФ, а КПРФ представлена в составе рабочей группы. Как человек может голосовать в этом случае?



Анна Качкаева : Михаил Александрович, но вы сейчас сами себе противоречите.



Михаил Федотов: Я об этом и говорю, что там не должно быть их.



Анна Качкаева : Подождите, вот будет жалоба на «Единую Россию», хотя… нет, она возможно будет, но как господа Кармаев и Радик Искужин, которые члены партии власти, они как будут реагировать? Это ровно обратная ситуация.



Михаил Федотов: Я не знаю, как конкретно они будут реагировать, но я с вами абсолютно согласен. Я бы считал, что в состав этой рабочей группы должны были бы войти представители палат парламента, но на внепартийной основе, не как представители партий, не как защитники интересов определенных партий. Поэтому я бы вообще предпочел, чтобы там были люди из числа независимых депутатов.



Анна Качкаева : Ну, да. И вот, собственно, с вами, видимо, не согласен секретарь ЦИКа Николай Конкин, который заявил, что Центризбирком не может включить в состав рабочей группы представителей всех 15 существующих партий, поскольку в таком виде она будет неработоспособной, что правда.



Михаил Федотов: Правда. Я абсолютно согласен.



Анна Качкаева : Это абсолютно точно, но тогда уж не стоило включать и этих троих.



Михаил Федотов: Стоило включать этих троих, но не как представителей партий. И желательно, чтобы это были люди, свободные от партийной дисциплины. Но мы уже говорим вослед уходящему поезду.



Анна Качкаева : Ну, да, уже все случилось. И в общем, вы как член этой рабочей группы должны отдавать себе отчет, что у вас есть представители правящей партии и один представитель «Справедливой России». Это, видимо, должно как-то отражаться на вашей работе.



Михаил Федотов: Но давайте мы вспомним и другое, что в состав рабочей группы входят члены Центризбиркома, которые были избраны от различных партий.



Анна Качкаева : Это тоже правда. Но они уже все-таки стали сотрудниками ЦИКа.



Михаил Федотов: Не сотрудниками, они стали членами ЦИКа.



Анна Качкаева : Михаил Александрович, мы обсудили эту волновавшую всех деталь, а теперь вернемся к самой рабочей группе.



Михаил Федотов: Я бы предложил все-таки еще раз вернуться к составу рабочей группы.



Анна Качкаева : Хорошо, давайте.



Михаил Федотов: Потому что то, что туда не включили представителей партий, мне кажется очень логично.



Анна Качкаева : Хорошо, я тоже согласна, что лучше бы их там не было.



Михаил Федотов: Но для большей логики, для точного следования логике надо было туда и не включать представителей средств массовой информации. Я с большей симпатией отношусь к тому же Быстрицкому и к другим уважаемым коллегам, которые возглавляют средства массовой информации, и которые вошли в состав этой рабочей группы, но, по-моему, они там не должны были бы находиться. Я объясню почему. Ну, представьте себе: жалоба от какой-то партии на то, как выступила по их поводу газета «Известия». Ну, что делать Мамонтову?



Анна Качкаева : Не голосовать.



Михаил Федотов: Какое решение он будет принимать? Дальше. Вопросы, связанные с деятельностью средств массовой информации, как на это будут реагировать представители СМИ? Я вам скажу честно, я, конечно, всегда выступаю в поддержку интересов средств массовой информации, журналистов. Это было бы удивительно, если бы я этого не делал, будучи секретарем Союза журналистов России. Но на практике получается очень часто таким образом, что жалоба, например… Я помню, была жалоба на Всероссийскую государственную телерадиокомпанию по поводу передач канала «Россия», и эту жалобу мы рассматривали с участием господина Быстрицкого, который является одним из руководителей этой телерадиокомпании.



Анна Качкаева : А он что делал? Он обсуждал, или все-таки он сказал: «Я молчу, обсуждайте без меня»?



Михаил Федотов: Я не помню точно, говорил ли он, что он будет молчать. То, что он не молчал, это абсолютно точно. А как он голосовал, я уже не помню. Во всяком случае, совершенно очевидно, что вот эта формула «никто не судья в собственном деле» здесь она не была до конца проведена.



Анна Качкаева : То есть на самом деле она до конца была просто не додумана. Если и в отношении партий такая история, то есть все-таки засвеченные люди получились, хотя вроде бы они не представители партий, журналисты и руководители компаний, которые по логике тоже не должны бы были быть в этой комиссии. Так, в общем, честно говоря, можно предположить, какие решения она будет принимать в пользу того или другого.



Михаил Федотов: Я бы здесь не был так однозначен, потому что мой опыт подсказывает, что та комиссия, которая была на прошлых выборах (я просто открыл перед собой свои записки, которые я сделал в 2003 году на одном из заседаний этой рабочей группы, которое было 26 сентября 2003 года)… Вот здесь масса жалоб. И по этим жалобам принимаются очень разные решения. Я не могу сказать, что все решения были «ура-ура «Единая Россия».



Анна Качкаева : Ну, хорошо, приведите один пример, который бы ограничил «Единую Россию» или ура-ура не сказал. Я как-то не нашла.



Михаил Федотов: А я вам скажу, а я вам приведу такие примеры. Такие примеры были. Правда, решения с критикой в адрес «Единой России» были максимально сглажены, максимально такие гибкие, максимально мягкие формулировки использовались. Хотя это касалось в первую очередь не самой партии, а касалось освещения деятельности этой партии в государственных средствах массовой информации. Вот на это как раз обращалось внимание. Но это касалось, кстати говоря, не ВГТРК, а Первого канала, по-моему. А вот что касается ВГТРК, то там была очень такая интересная история, когда обратилась Компартия с жалобой на телеканал «Россия», что они в информационных блоках уделяют много внимания «Единой России» и мало внимания уделяют Компартии. И тогда телекомпания представила свой хронометраж, и как раз господин Быстрицкий это все докладывал, и из этого хронометража следовало, что на освещение предвыборной кампании Компартии в новостных программах канала «Россия» было времени выделено даже больше, чем на освещение избирательной кампании «Единой России». Вот такая получилась интересная арифметика. Кстати говоря, эта арифметика была потом подтверждена и из абсолютно независимого источника. Я имею в виду мониторинг, который проводила миссия ОБСЕ на выборах. Это традиционно они проводят уже не первый год.



Анна Качкаева : Но мы же знаем…



Михаил Федотов: Но на это представитель Компартии тогда сказал: «Да, может быть, вы действительно по времени то и больше выделяете для освещения Компартии, но в отношении того, что вы рассказываете о нашей партии, здесь нет равноправия, нет справедливости, потому что нас вы все время критикуете, нас вы, как принято говорить, все время мочите, а «Единую Россию» вы все время превозносите».



Анна Качкаева : Да, собственно, контекстно.



Михаил Федотов: На что представитель телекомпании сказал: «Но мы же не можем наших журналистов обязать изменить свою точку зрения».



Анна Качкаева : Ну, в общем, правильный ответ. (Смеется).



Михаил Федотов: Ответ правильный. Все улыбнулись. А что на это можно было ответить? Ведь действительно, существует свобода мнений, во-первых, а во-вторых, тогда в 2003 году было принято постановление Конституционного суда, которое сказало: «Для того, чтобы обвинить средство массовой информации в незаконной агитации, нужно доказать, что у средства массовой информации имелась специальная агитационная цель». Если этой цели нет, то, извините, агитации нет, есть нормальное освещение, нормальное информирование.



Анна Качкаева : Ну, это тонкая, конечно, грань.



Михаил Федотов: Безусловно.



Анна Качкаева : А вот решения рабочей группы ни к каким оргвыводам не вели.



Михаил Федотов: Нет, вели.



Анна Качкаева : Вели все-таки?



Михаил Федотов: Вели, конечно. Рабочая группа – это некий промежуточный механизм между аппаратом Центризбиркома и самой Центральной избирательной комиссией. Это промежуточный, вспомогательный орган. Поэтому он и сформирован таким сложным способом, поэтому там как бы каждой твари по паре, потому что он, с одной стороны, он должен быть экспертным, а с другой стороны, он должен быть вспомогательным, он должен быть совещательным органом. Как на самом деле идет работа? Приходит жалоба. Например, я держу перед глазами материалы – жалоба «Союза правых сил» на телекомпанию ТВЦ в связи с тремя передачами. Поступила эта жалоба, она поступает в Центризбирком, в Центризбиркоме есть сотрудники, которые ею занимаются, и они готовят проект решения Центральной избирательной комиссии по данному вопросу. Когда этот проект подготовлен, он передается в рабочую группу, естественно, он передается как проект решения рабочей группы. И рабочая группа начинает с этим материалом работать.


В частности, что я делал? Я приходил в Центризбирком, садился перед монитором и просматривал те передачи, в связи с которыми была подана жалоба. Я там встречал и других членов этой рабочей группы, немногих, скажем честно, но некоторых я там встречал, которые тоже приходили смотреть эти материалы. И в ходе дальнейшего обсуждения уже на заседании рабочей группы мы соглашались с проектом решения, который был подготовлен в аппарате Центризбиркома или не соглашались. Иногда мы его принимали за основу и исправляли его, дополняли, многое там меняли. А дальше уже этот проект становился решением рабочей группы и передавался в Центральную избирательную комиссию, которая в свою очередь уже принимала окончательное решение.



Анна Качкаева : Как вам кажется, в этом сезоне, в этом предвыборном цикле все, видимо, будет происходить ровно по той же схеме. А вот появление все-таки известных политических персонажей – Людмилы Нарусовой или нескольких замов по информационной политике из парламента – как-то повлияет на работу этой группы?



Михаил Федотов: Не знаю. Могу сказать только одно, что появление там Людмилы Борисовны Нарусовой, безусловно, повлияет, потому что она – человек очень энергичный. Здесь все зависит от личности, а не от должности.



Анна Качкаева : А где-то в других странах такая практика существует таких рабочих групп при Центризбиркомах?



Михаил Федотов: В разных странах все устроено очень по-разному. Во Франции вообще организацией выборов занимается Министерство внутренних дел. И кстати говоря, ни у кого это не вызывает никаких нареканий и никаких подозрений, что они ведут нечестные выборы. Никто об этом даже не заикается. А в Соединенных Штатах Америки этим занимаются власти штатов, и в каждом штате свои законы и свои порядки.



Анна Качкаева : Судя по всему, что вы отвечаете на вопрос, как организованы выборы, это означает, что все-таки никаких специальных комиссий по информационным спорам не создаются под выборы.



Михаил Федотов: А может быть, и создаются, просто я не знаю. Я просто специально этим вопросом не занимался. Вполне возможно. Понимаете, в любом случае, если есть комиссия, которая есть некий орган, который организует выборы, возникают информационные споры, естественно. Они возникают в любой стране. Они либо решаются внутри этой комиссии, в которой, естественно, может создаваться какая-то рабочая группа, либо они решаются просто в судебном порядке.



Анна Качкаева : Наши слушатели отвечают на вопрос: как вы думаете, как рабочая группа по информационным спорам может способствовать проведению честных и открытых выборов? Скепсиса очень много.


Семья Майоровых считает, что «нечего всерьез думать, что эта группа на что-то воздействует. Что прикажут сверху – так и будет».


«По опыту предыдущих выборов никакой ощутимой пользы», - пишет Олег, который был совещательным членом в ЦИКе, из Москвы.


«А в Америке нет никакого ЦИКа». Ну, это сейчас Михаил Александрович и подтвердил. «И это неплохо, - считает Александр, - нужно было бы иметь просто комиссию в каждой области».


И еще несколько скептических мнений, что вряд ли это всерьез на что-нибудь повлияет.


Михаил Александрович, как вы можете переубедить активных слушателей, избирателей и людей, которые как-то не очень верят, я думаю, вообще во всю эту систему?



Михаил Федотов: Никого переубеждать не буду, это не моя профессия. Но только я дам некоторую информацию для размышления. Работа этой комиссии, когда говорят, что как прикажут – так и сделают… Ну, хорошо, а кто мне может приказать? Кроме моей жены, больше никто. Но другое дело, что мой голос – это один голос из 24 человек.



Анна Качкаева : Это правда, там же есть люди государевы. Им есть кому приказать.



Михаил Федотов: Да, но понимаете какая штука, что значит люди государевы? Есть два человека из Россвязьохранкультуры. Вы как себе представляете, что из Кремля будут звонить и говорить, проголосуйте так-то и так-то? Это невозможно. Во всяком случае, насколько я представляю, эта система так не работает.



Анна Качкаева : Конечно, возможно, она так не работает. Но вот даже то, что вы сказали в первой части, что вы не многих видели около мониторов, которые смотрят присланные материалы, это означает, что системы такой, чтобы вы все собрались и все 24 человека присутствовали на заседании, нет. И вряд ли это возможно.



Михаил Федотов: Нет, это не так. Я плохо выразился, видимо. Это до заседания мы приходили и отсматривали эти материалы или прочитывали эти газетные публикации. Это горы были этих газетных публикаций. Другое дело, что действительно не все имели возможность, по времени видимо, люди занятые все, это я – свободный художник, а другие все люди занятые, они, видимо, не могли внимательно просмотреть, прочитать.



Анна Качкаева : Михаил Александрович, еще у меня вопрос. Вы – юрист, и в данном случае прошлое и то, что вы – автор закона о СМИ, безусловно, говорит о том, что вы профессионально подходите к экспертной оценке. Но большинство из этих людей, наверняка, не очень подробно знают законы, если все их еще читали в этой связи. Точно готовы очень индивидуально и субъективно интерпретировать, что такое, как вы говорили, агитация или есть ли в этом некое такое, за что можно прищучить или замочить. Это все ведь очень субъективные вещи. Все они не лингвисты, не психологи. Как происходит этот механизм? Почему принимают то или иное решение?



Михаил Федотов: Решение окончательно формируется в результате дискуссии. В этой дискуссии участвуют все желающие члены этой рабочей группы. Дискуссия абсолютно свободная и ничем не ограниченная. Во всяком случае, так было раньше. И если кому-то удается убедить всех остальных или убедить большинство членов рабочей группы в своей правоте, значит, такое решение и принимается. Решения принимаются голосованием. Честно должен сказать, что когда в 2003 году я был членом этой рабочей группы, то во многих голосованиях я оказывался в меньшинстве. Но это не означает, что я всегда был прав.



Анна Качкаева : К нам дозвонился Беслан из Чечни.



Слушатель: Я хочу высказать свое мнение. Из рассказа господина Федотова я узнал, что Компартия пожаловалась, что канал «Россия» нечестно информирует избирателей. Я хотел бы сказать, что канал «Россия» был создан как оппозиционный телевизионный канал. Именно поэтому, мне кажется, Геннадий Андреевич часто критикует этот телеканал, потому что он как-то пришел в студию, беседовал с Брилевым, и он его тоже часто критиковал…



Анна Качкаева : Беслан, постарайтесь ответить на вопрос. Мы сейчас говорим о рабочей группе по информационным спорам. Как вам кажется, ее работа способствует проведению честных и открытых выборов?



Слушатель: Я уверен, что да. И вы увидите это.



Анна Качкаева : Сергей Владимирович из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: То, что включили Михаила Александровича Федотова, это огромная победа демократии и свободы.



Анна Качкаева : Да он и в прошлой был комиссии.



Слушатель: Я знаю. Если бы туда еще включили Болдырева и еще таких людей, то комиссия бы точно работала на избирателя. Это первое. Михаил Александрович, могли бы вы каким-то образом повлиять, чтобы и информационный период предвыборной кампании, и выступление предоставлялось партиям объективно, и были бы острые передачи типа Савика Шустера? Вы – высокоинтеллигентный человек, вы, на мой взгляд, человек типа Андрея Дмитриевича Сахарова, скажите, у вас есть желание здороваться с Эрнстом, Добродеевым, которые обманывают каждый день общественное мнение страны?



Михаил Федотов: Спасибо за ваши вопросы. Я думаю, что рабочая группа будет делать все, что в ее силах для того, чтобы информационное обеспечение выборов было нормальным. Другое дело, что рабочая группа может. Мы же не можем обязать никакой телеканал, чтобы они делали передачу Савика Шустера. Это не в наших силах. Это решает сам телеканал. Более того, обратите внимание на то, что законодательство определяет принцип равного доступа кандидатов, партий к средствам массовой информации. Следить вот за этим равным доступом и будет вот эта рабочая группа. Но еще я хочу обратить внимание на один очень важный момент – то, чего не было в 2003 году. Сейчас при Центральной избирательной комиссии создана специальная группа мониторинга средств массовой информации.



Анна Качкаева : Да, ее Александр Иванченко возглавил.



Михаил Федотов: Да, возглавил ее Александр Иванченко, который был в недавнем прошлом председателем Центральной избирательной комиссии, не очень долго, но достаточно ярко. Человек яркий, независимый, умный, профессиональный. И человек, который очень дорожит своим добрым именем. Следовательно, можно полагать, что тот мониторинг, который он будет вести, под его руководством который будет вестись, это будет действительно серьезный, объективный мониторинг. И это совершенно изменит картину информационного обеспечения выборов. Я объясню почему. Когда я вам рассказывал про историю жалобы Компартии на ВГТРК по поводу телеканала «Россия», там хронометраж представляла сама телекомпания «Россия».



Анна Качкаева : Ну да, пришлось на глазок поверить.



Михаил Федотов: Да, пришлось поверить. Но, слава Богу, не обманули. Все действительно было именно так, как они и представили. Но ведь в другом случае могли быть представлены неправильные данные. А здесь уже такие неправильные данные представить невозможно, потому что будет собственный мониторинг, организованный Центральной избирательной комиссией. Конечно, важно понять, как он будет организован. Это принципиально важно.



Анна Качкаева : Да, это отдельная тема, но она уже техническая. Хочется немножко о сути поговорить. Вот в предыдущие выборы Геннадий Зюганов направлял в ЦИК и в прокуратуру жалобу с требованием возбудить административное дело против должностного лица категории «А» Путина Владимира Владимировича и оштрафовать его на 22,5 тысячи рублей за предвыборную агитацию в ходе выступления на съезде «Единой России». ЦИК в речи президента признаков агитации не нашел. Да, безусловно, впрямую Владимир Путин не агитировал за «Единую Россию», но меня этот вопрос и саму тогда интересовал. А теперь он может вполне быть осуществлен, такой же контекст на телевидении может появиться и в этот раз. Выступление Путина на съезде, прямая трансляция идет, репортажи, комментарии, то есть вроде бы выступает президент, но агитация то идет за «Единую Россию», потому что идет и партийная символика, и лидеры все это время. И вечером во всех новостях 33 раза это повторяют. Будет такая жалоба, как комиссия поступит?



Михаил Федотов: Я думаю, что она поступит не так, как она поступила прошлый раз. Потому что прошлый раз комиссия нашла некие формальные основания для того, чтобы сказать, что в действиях президента не было никакого нарушения законодательства.



Анна Качкаева : В действиях президента – конечно, нет. Он имеет право, наверное, пойти и выступить на каком-то съезде.



Михаил Федотов: Нет, нет. Там было все гораздо интереснее. В первоначальном варианте решения, который был подготовлен в аппарате Центризбиркома, говорилось, что в данном случае президент выступал не в качестве должностного лица.



Анна Качкаева : Это он ненадолго перестал быть президентом… (Смеется).



Михаил Федотов: Нет, нет. Поскольку это был, по-моему, субботний день. То есть это было в нерабочее время. На что я тогда как раз задал представителям Центризбиркома вопрос: «А кто же тогда в этот момент был у нас президентом? Или страна осталась без президента на эту субботу?»



Анна Качкаева : Логично.



Михаил Федотов: Потом этот одиозный пассаж, конечно, из текста решения был исключен. Но там нашли какие-то другие отговорки. Хотя очевидно, что это были отговорки, для меня это было совершенно очевидно.



Анна Качкаева : А вот сейчас? Вы опять это скажете, но опять будет принято это решение. Это я говорю о качестве экспертного заключения комиссии.



Михаил Федотов: Вы знаете, я думаю, что сейчас в нашем действующем законодательстве о выборах сделаны специальные лазейки для подобных ситуаций. То есть здесь уже нельзя будет сказать, что нарушено законодательство. Скорее всего, никакого разбирательства не будет.



Анна Качкаева : Сошлются на статью. Георгий из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: Анна, вы, журналисты, участвуете в мощнейшем инструменте непорядочности власти. Идет процесс формирования лохотрона, и вы выдергиваете из толпы людей, которые будут способствовать этому. Кто будет голосовать? Голосовать будут много, но можно сделать так, чтобы люди не голосовали. Они уже провели выборы, выборы проведены с отсечением определенных политических партий, определенных социальных слоев. И вы этому поспособствовали своей позицией, своим молчанием. Вы не стали стеной против вот этого беспредела.



Анна Качкаева : Вы имеете в виду журналистов?



Слушатель: А у вас был мощнейший инструмент, и вы этого не сделали только потому, что вы боитесь за свои места. Воевать все равно придется, ребятушки, на улицу люди должны выйти, и они выйдут.



Анна Качкаева : Я вам должна сказать, что где бы мы все ни работали, журналисты выходят на улицу только освещать события, если на улице это происходит. И вообще, я – большая не сторонница улиц, ничего хорошего в этой связи не происходит, если это выливается в какие-нибудь малоприятные истории. Другое дело, что спокойно и мирно выразить свою позицию, безусловно, можно, но вот журналистам это совершенно необязательно делать, у них другая работа.


Юрий Николаевич из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу сказать следующее: создание этой рабочей группы по информационному обеспечению выборов Государственной Думы служит для оправдания тех, кто будет информационно обливать грязью оппозиционные партии, а именно КПРФ и «Яблоко». А то, что там Нарусова присутствует, это значит, там будет царить фальшь и лицемерие.



Анна Качкаева : Вот, Михаил Александрович…



Михаил Федотов: Ну, это мнение. И слава Богу, что у нас еще есть возможность высказывать разные мнения и придерживаться этих мнений.



Анна Качкаева : Да, то есть это нормально. Беслан из Чечни считает, что все будет в порядке, и, конечно, комиссия поработает на пользу честных выборов, а вот Георгий с нашим предыдущим слушателем так не считают.



Михаил Федотов: Я могу вам сказать, что моя позиция будет как бы объединять в себе обе заявленные, а именно: я постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы эта рабочая группа работала максимально эффективно и полезно. А что получится? Ну, посмотрим.



Анна Качкаева : Я думаю, что действительно посмотрим. На прошлой неделе было несколько историй, связанных с интернетом, в том числе и размещение этого жуткого видеоролика с казнью людей, и в интервью журналу «Штерн» Дмитрий Медведев сказал фразу, связанную с интернетом. Его спрашивали о давлении государства на СМИ, в частности на телевидение, где, например, не могут показывать лидеров оппозиции, и он ответил, что «масс-медиа должны принимать во внимание в своем освещении событий реальных политических игроков», и добавил: «Кроме того, каждый может получить информацию о некоторых маргинальных политических группировках через интернет». Как вам кажется, какую роль в наступающем предвыборном сезоне сыграет как раз интернет или не сыграет, и ему действительно отведена роль такого забора маргинального?



Михаил Федотов: Нет, нет, я думаю, что интернет будет с каждым разом, с каждыми новыми выборами играть все большую роль. И это очевидно, потому что пока у интернета распространенность была в пределах 1% населения, это можно было не принимать во внимание. Сейчас интернетом пользуется значительное число россиян. И это означает, что интернет становится действительно очень мощным средством коммуникации, очень мощной средой, в которую люди приходят, чтобы получать информацию, независимые мнения. И здесь как раз существует ситуация, когда источников информации очень много. Безусловно, правительство создает околоправительственные структуры, проправительственные коммерческие структуры создают сайты, порталы такого содержания проправительственного, лояльного правительству, пропагандистского в конце концов. Но существуют и другие сайты, другие информационные порталы, информационные ресурсы, они конкурируют между собой. И я в этом ничего плохого как раз не вижу.



Анна Качкаева : Нет, это хорошо. Но вот опять же 9 августа в Коми прокуратура обвинила блоггера в разжигании ненависти и вражды, а также унижения человеческого достоинства, в данном случае милиционеров. То есть мы имеем такой прецедент уже. С интернетом пытаются разбираться и с помощью судов и дел. Как вы полагаете, в вашу рабочую группу в этом году попадут такие дела?



Михаил Федотов: Может быть, я не исключаю. И здесь все будет зависеть от того, насколько будут убедительны аргументы, которые будут высказываться сторонами в подобных спорах, насколько юридически убедительны. Хотя действительно, в составе этой рабочей группы юристов не так много. Но есть люди, которые очень внимательно слушают юристов. Та же самая Людмила Борисовна Нарусова – человек, который очень внимательно прислушивается к юридическим аргументам, благо все-таки ее мужем был Анатолий Александрович Собчак, один из наших выдающихся людей и выдающихся юристов в том числе, и она переняла у него чувствительность, чуткость к юридическим аргументам.



Анна Качкаева : Все-таки как вам кажется, какие юридические аргументы могут быть предъявлены той же прокуратуре или тем же недовольным в связи с блоггерами, в связи с ЖЖ? Это вообще, может быть сейчас предметом серьезных каких-то преследований?



Михаил Федотов: Я абсолютно убежден в том, что в он-лайне, то есть в интернете можно то же самое, что можно офф-лайн, то есть в реальной жизни, и нельзя то же самое, что нельзя в обычной жизни. Ну, например, клевета в интернете, в блоге или на сайте, или в виде рассылки электронной почты все равно будет клеветой. То же самое, если это будет клевета в газете или клевета на заборе. Разницы никакой. Преступление одно и то же – клевета.



Анна Качкаева : Но подождите, блог – ведь это личный дневник. Тогда в данном случае прокуратура права, разбираясь с этим блоггером?



Михаил Федотов: Нет, этот номер не проходит по той простой причине, что уже есть прецедентное решение европейских судов, где абсолютно четко сказано, что сайт в интернете не может рассматриваться как личный дом, он открыт для всех, следовательно, это средство, где есть доступ для других. Если вы создаете сайт, в который может зайти только ваша жена или ваши дети, никаких проблем, это будет ваше такое внутреннее обиталище. Но если вы делаете доступ туда открытым для всех, то это становится общественным местом в каком-то смысле.



Анна Качкаева : Ну, да, то есть вот это страшное видео, по логике, за него уже должны наказать тогда?



Михаил Федотов: Да, безусловно. Но в первую очередь, нужно наказать того, что убил этих несчастных людей.



Анна Качкаева : Ну, там не очень ясно… Это понятное дело.



Михаил Федотов: Здесь вопрос не в том, ясно или не ясно.



Анна Качкаева : То есть не очень понятно, это реальная съемка или это…



Михаил Федотов: Это называется возбуждение уголовного дела по признакам наличия преступления. Есть признаки того, что произошло преступление, убийство двух лиц. Надо возбуждать уголовное дело. Я не знаю, прокуратура сделала это или нет, или она думает над тем, какая районная прокуратура должна это возбуждать, потому что непонятно, где это произошло.



Анна Качкаева : Тоже верно, потому что с блоггером легче разобраться, он комментарий свой оставил, и понятно, что он такой существует.



Михаил Федотов: Правильно, но у блоггера один состав преступления, а у убийц – другой состав преступления. Но это не означает, что их не надо искать. Вот их в первую очередь надо искать.



Анна Качкаева : А как вы оцениваете то, что сказал Дмитрий Медведев, что политические игроки реальные в традиционных медиа, а вот маргиналы – им хорошо и в интернете, им этого достаточно?



Михаил Федотов: Ну, в интернете действительно много маргиналов.



Анна Качкаева : Но мы то понимаем, кого относить.



Михаил Федотов: Но кого относить к маргиналам – это дело каждого. Вот господину Медведеву кажется, что вот эти партии относятся к маргиналам. Мне кажется – какие-то другие партии относятся к маргиналам. Здесь точка зрения может быть разной. Но идея правильная, что для маргиналов существует интернет. С этим я абсолютно согласен.



Анна Качкаева : Несмотря на то, что вы говорите, что теперь все больше и больше интернет будет использоваться ровно в масштабных предвыборных кампаниях? Тогда они перестанут быть маргиналами.



Михаил Федотов: Безусловно, потому что интернет очень активно пользуются и «единороссы», и «эсэры», и коммунисты, и «правые», и «яблочники» - все пользуются интернетом.



Анна Качкаева : Ну да, и политики уже играют в эту игру и начинают судиться друг с другом, и пиар устраивают вокруг этого.



Михаил Федотов: В интернете много места, и там найдется место и для действительно маргинальных групп.



Анна Качкаева : Михаил Александрович, я вас благодарю за участие в нашей программе. Посмотрим, как вы будете работать, и, конечно, позовем вас еще пообщаться с нашими слушателями.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG