Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский представитель в косовской "тройке": "Мы побуждаем сербов и албанцев искать новые идеи"



Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие специальный представитель министра иностранных дел по Балканам, российский представитель в "тройке" урегулирования Александр Боцан-Харченко .



Андрей Шарый: Международные посредники из так называемой "тройки", в состав которой входят дипломаты из США, Европейского Союза и России, готовят новые сербско-албанские переговоры по статусу Косова. Раздельные встречи политиков из Сербии и Приштины с международными посредниками для обсуждения вариантов урегулирования кризиса состоятся 30 августа в Вене. Гость рубрики "Перспектива" в программе "Время Свободы" сегодня - специальный представитель министра иностранных дел по Балканам, российский представитель в "тройке" урегулирования Александр Боцан-Харченко.



Александр Боцан-Харченко: Конструктивный выход из косовского тупика - нахождение компромисса, переговорной развязки по статусу края между Белградом и Приштиной. Это, конечно, очень сложно, но мы исходим из такой философии: ничего невозможного нет. Отталкиваясь от этого, мы подключились к работе, активно поддержав новый переговорный раунд. Целью "тройки", основной, ключевой целью, является поощрение сторон к компромиссу, к соглашению по статусу Косова.



Андрей Шарый: Есть ли в тех новых предложениях, о которых говорят в Белграде, какие-то идеи, о которых косовские албанцы еще не слышали, которые могли бы быть предметом конкретных переговоров? Или позиция Белграда такая же, какой она была прежде?



Александр Боцан-Харченко: Откровенно говоря, никто не ожидал с ходу каких-то новинок, каких-то прорывных идей. Сербская сторона достаточно эффективно, наглядно, как я полагаю, суммировала все предложения, которые были. Эти предложения остаются в рамках концепции расширенной автономии или контролируемой автономии Косово. При этом они насыщаются новыми элементами, которые усиливают самоуправление или уровень "автономности" края, включая даже некоторые элементы касательно выступления края во внешних связях. Таким образом, какая-то динамика есть.



Андрей Шарый: Если косовские албанцы, как кажется сейчас, не согласятся на какие бы то ни было конструктивные переговоры с Белградом, о чем, собственно, заявили недавно, как дальше будет действовать "тройка"? Кстати, говорят, что в Приштине 10 августа, когда "тройка" впервые в таком формате посетила зону конфликта, вас принимали довольно холодно...



Александр Боцан-Харченко: У нас никаких иллюзий до поездки (я имею в виду всю "тройку") не было. Сказать, что имело место какое-то разочарование, кроме фиксации расхождений между сторонами, я не могу. Никакого "холодного приема" мы в Приштине не встретили. Прием был вполне нормальный, дружественная атмосфера, совершенно нормальный разговор, деловой, спокойный. Но позиция излагалась та, на которой косовские албанцы стоят, которая сводится к поддержке плана Ахтисаари. Но "тройка" активно побуждает - в этом ее задача - стороны искать и предлагать новые идеи, которые бы содержали шанс для ответа другой стороны. Мы получили заверения, почувствовали готовность обеих сторон при всех расхождениях в подходах участвовать серьезно и конструктивно в переговорном процессе. Такая общая политическая готовность имеется, которая подкреплена и согласием встретиться вновь 30 августа в Вене. Пока это будут раздельные встречи со сторонами, но целью "тройки" является вывод Белграда и Приштины на прямой диалог.



Андрей Шарый: Допускаете ли вы, что будет рассматриваться идея раздела Косово, о чем говорил представитель "тройки" от Европейского Союза, немецкий дипломат Ишингер. Это же не новая идея, еще в конце 80-х годов, тогдашний посол США в СФРЮ Уоррен Циммерман предлагал идею разделения Косово. Возможно ли возвращение к этой идее?



Александр Боцан-Харченко: Эта идея, вы правы, существовала. "Тройка" не предлагает никаких вариантов, "тройка" не навязывает решений, "тройка" стимулирует стороны к компромиссу, к свежим идеям. И в принципе "тройка" примет любой вариант, который будет приемлем и по которому договорятся сами стороны.



Андрей Шарый: Александр, вы много лет уже занимаетесь Югославией и следили пристально за началом конфликта. У вас нет ощущения, что отделение Косово и провозглашение независимости Косово - это фатальный процесс, поскольку продолжается и завершается процесс распада бывшей федерации?



Александр Боцан-Харченко: Зная все обстоятельства распада Югославии, я тем не менее не хочу о каком-то фатализме говорить и настраиваю себя самым активном образом на то, что может быть найден компромисс и переговорное решение между Белградом и Приштиной. Иначе, если программировать в себе какой-то фатализм, нечего участвовать в переговорах.



Андрей Шарый: Многие эксперты и многие дипломаты говорят о том, что Косово фактически потеряно для Сербии и что при условии защиты прав сербского меньшинства, гарантий прав человека, бережного отношения к сербским историческим объектам, можно было бы допустить международный суверенитет Косово. Вам такая идея не представляется верной?



Александр Боцан-Харченко: Главное - это соглашение между Белградом и Приштиной. Любое соглашение и по статусу, и по всем другим аспектам, которые относятся к стандартам и жизни и защите сербской общины в крае. Самое главное - это соглашение между Белградом и Приштиной. Если оно будет, то в рамках такого соглашения будет легче найти решение по обеспечению прав сербов, по защите сербов в Косово, по защите культурного и религиозного наследия. Важно найти эффективные механизмы для воплощения в жизнь этих решений, чтобы сохранить мультиэтническое Косово. А это главная цель мирового сообщества.



Андрей Шарый: Как организована работа внутри "тройки"? Как вы сотрудничаете со своими коллегами из Европейского Союза и США?



Александр Боцан-Харченко: В постоянном режиме идут консультации внутри "тройки". До своей поездки на Балканы мы встречались в Лондоне - с Контактной группой и в рамках самой "тройки". Работу пришлось начинать быстро, без раскачки. На мой взгляд, мы сумели выработать общую линию, которая учитывает в должной мере российские принципиальные элементы. У меня впечатление, что эта общая линия вполне устраивает и моих партнеров по "тройке". Помогают персональные отношения, которые у нас имели место еще до работы в "тройке" - и с Ишингером, и с Визнером. "Тройка" может показать и, наверное, уже показывает себя, как способный к сбалансированному и эффективному посредничеству механизм. 30-го августа предстоят встречи в Вене. Дальше будем по результатам определяться. Но в любом случае мы настроены на самую интенсивную работу. Что касается более долгосрочной перспективы, "тройка" имеет поручение представить доклад о своей деятельности Генеральному секретарю ООН к 10 декабря. Что будет дальше, это уже будут решать более высокие инстанции.


XS
SM
MD
LG