Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с экспертами о подрыве «Невского экспресса»



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие заместитель директора аналитического центра «Сова» Галина Кожевникова и главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин.



Дмитрий Волчек: Два события этой недели – подрыв «Невского экспресса» и появление видеозаписи зверского убийства двух человек, распространенной неонацистской группировкой вместе с манифестом, в котором нацисты требуют отставки Владимира Путина, заставили экспертов заговорить о том, что началась предвыборная кампания по типу 99 года, когда серия терактов за несколько месяцев до выборов изменила расстановку политических сил, привела к началу второй чеченской войны и приходу к власти нынешнего президента России. Согласно ряду версий, теперь перед выборами будет разыграна не чеченская, а нацистская карта. Об этом мы будем сегодня говорить. Приветствую гостей программы «Итоги недели»: заместителя директора аналитического центра «Сова» Галину Кожевникову и главного редактора «Ежедневного журнала» Александра Рыклина.


Прежде всего давайте определим, есть ли основания вообще связывать подрыв «Невского экспресса» с появлением видеозаписи убийства кавказцев, а оба эти события сравнивать с тем, что происходило в 99 году?


Галина Владимировна, добрый вечер. Ваша точка зрения?



Галина Кожевникова: Вы знаете, я бы не связывала эти два события между собой, мне кажется, это все-таки некоторая случайность. Хотя, возможно, связь есть. Потому что известно, что неонацисты все чаще свои акции приурочивают к каким-то событиям. В частности, выкладка ролика была приурочена к суду, продлившего арест Максима Марцинкевича. Возможно, подрыв поезда, если это дело рук ультраправых, тоже к этому событию приурочен. Хотя я сомневаюсь.



Дмитрий Волчек: Александр Рыклин, добрый вечер. Ваша точка зрения?



Александр Рыклин: На самом деле, мне кажется, что вы вполне точно выстроили аналогию, я имею в виду аналогию с 99 годом. Она, на мой взгляд, несомненно присутствует и выглядит весьма зловеще. Есть ли непосредственная связь с подрывом «Невского экспресса» и тем чудовищным роликом, который появился в интернете на прошлой неделе? Думаю, что непосредственной связи нет. Но, тем не менее, эскалация напряженной ситуации в стране очевидна. Связь с выборами, я бы не совсем так впрямую говорил. Есть связь непосредственная с той проблемой, которая возникает перед властью, и уже возникла - это проблема транзита власти. И те перемены, которые происходить в нынешней российской власти, они, конечно, ситуацию усугубляют.



Дмитрий Волчек: Есть такая популярная у конспирологов версия о том, что за всеми попытками дестабилизации, терактами, политическими убийствами стоит так называемая «партия третьего срока». В частности, убийство Александра Литвиненко принято объяснять ее происками. И об этом, Александр, в вашем журнале пишет Юлия Латынина. Она считает, что подрыв поезда может быть своего рода сигналом Владимиру Путину со стороны силовиков, которые хотят оставить его у власти. Вы согласны с ее выводами?



Александр Рыклин: Действительно, сейчас создается такое впечатление, что в Кремле существует довольно влиятельная и мощная группировка, которая не имеет своего лидера, не имеет своего выдвиженца на первый пост в стране и ей, конечно, выгодно оставить Путина на своем посту, они не видят для себя другого выхода. И действительно кажется, что эскалация напряженности в стране, которая достигается разными способами, в том числе и такими кровавыми – это единственный для нее выход. Повязать нынешнего президента, сделать невозможным его уход, спровоцировать массовую реакцию населения, которое бы требовало оставить Путина на его посту, которое бы апеллировало непосредственно к президенту с призывом не уходить в столь тяжелое и драматичное время. Да, несомненно, такая сила есть. Но насколько это правда, я имею в виду, насколько их желание связано с теми кровавыми событиями, которые разворачиваются на наших глазах, об этом мне судить сложно.



Дмитрий Волчек: Давайте поговорим о видеозаписи: ее распространяет некая Национал-социалистическая партия «Руси», вместе с записью они распространили манифест, в котором, в частности, содержится требование, чтобы Владимир Путин сложил свои полномочия и передал всю власть в стране национал-социалистическому правительству, которое должен сформировать Дмитрий Германович Румянцев. Прежде всего, кто такой Румянцев, Галина Владимировна?



Галина Кожевникова: Румянцев действительно один из лидеров Национал-социалистического общества, он такой скинхед со стажем. Раньше он не был известен. Но само Национал-социалистическое общество относительно громко заявило о себе в 2005 году. Это такая не очень большая группировка, одна из многих скинхедовских группировок, которые заявили о себе. Довольно агрессивная, построенная по сетевому принципу. Недавно разругавшаяся с ДПНИ и там даже до мордобоя дошло, Румянцев ударил Поткина довольно сильно, лидера Движения против нелегальной иммиграции.



Дмитрий Волчек: Галина Владимировна, в российской политике ведь был один Румянцев: Олег Германович, создатель конституции страны. Это брат?



Галина Кожевникова: Нет-нет, это случайность.



Дмитрий Волчек: Вы уже упоминали дело Марцинкевича, один из лидеров национал-социалистов и соратник, насколько я понимаю, Дмитрия Румянцева. Этот Марцинкевич по кличке Тесак арестован. И кстати, его освобождения требует национал-социалистическая партия, распространившая эту жуткую видеозапись. Вы знаете это уголовное дело? Расскажите, что там произошло.



Галина Кожевникова: Марцинкевич был арестован после драки на Славянской площади, а дело на него заведено за дебош, устроенный в «Билингве» во время дебатов между Кононенко и Юлией Латыниной, когда группа, возглавляемая Марцинкевичем, попыталась сорвать дебаты, выкрикивая нацистские лозунги, угрожая участникам дебатов. После этого завели дело. Марцинкевич был объявлен в розыск. Но, как Неуловимый Джо, его никто не ловил, хотя был суд по убийству Александра Юхина, он на этот суд ходил, и люди его узнавали, подходили к милиционерам и говорили: вот посмотрите - этот человек находится в розыске. А милиционер говорил, что это не его дело. Но как только случилась драка 22 июня под окнами администрации президента, Марцинкевича немедленно арестовали. И теперь, вероятно, будут серьезные последствия. Это был некий знак, что нельзя переступать некоторую черту. Ролики с насилием размещать можно, митинги нацистские устраивать в Москве можно, а вот под окнами администрации президента драться нельзя.



Дмитрий Волчек: Виктор Алкснис предположил, что арест этого Тесака-Марцинкевича – это первая ласточка и за ним последуют новые аресты праворадикалов. Оправданы такие прогнозы?



Галина Кожевникова: Вы знаете, арест Марцинкевича –далеко не первая ласточка. Хотя из ярких скинхедских лидеров за последние годы, именно находящихся на виду, насчет арестов не вполне понятно. Известно, что давно пытаются привлечь Дмитрия Демушкина, но как-то пока ничего, все как-то рассыпается. Тесак просто не скрывался, поэтому его легче привлечь, в смысле откровенно все писал, размещал и так далее. Но возможно будет некоторое усиление давления. Собственно, мы сейчас наблюдаем по регионам некоторое усиление давления, заводятся какие-то уголовные дела против пропагандистов. Но является ли организованной кампанией перед выборами, не совсем понятно.



Дмитрий Волчек: Суд над Баркашовым.



Галина Кожевникова: Суд над Баркашовым – это некий на самом деле анекдот. Во-первых, непонятно, то ли он избил, то ли его избили. А во-вторых, он длился так долго, что эти люди в предварительном заключении успели отсидеть все, что им присудили. Это же совершенно не связано с его деятельностью никак, это какой-то анекдот.



Дмитрий Волчек: Послушаем звонки в нашу студию. Александр из Москвы, добрый вечер.



Слушатель: Здравствуйте. У меня замечание и вопрос. Вряд ли это выборы. В 2000 году действительно Путину помогла чеченская война, но помогла потому, что чеченцы своим бандитизмом и терроризмом действительно достали большую часть населения России. А сейчас русские националисты основную часть населения России совсем так не достали. А вопрос у меня такой: центр «Сова» регулярно публикует, сколько людей нерусской национальности убито русскими. А интересно, какая-нибудь «Сова» или «Дрофа» сообщает, сколько за тот же срок русских было убито кавказцами или другими людьми нерусской национальности?




Галина Кожевникова: Я могу сказать, что уважаемый слушатель невнимательно читает нашу информацию. Мы сообщаем не о том, сколько нерусских или русских или кого-то убито, а мы сообщаем, сколько людей пострадало по мотивам национальной ненависти. Среди них есть как кавказцы, так и русские. Просто преступления против русских вычленить довольно сложно, и они не мотивированы ненавистью, они довольно редки и попадают в раздел «Другие».




Дмитрий Волчек: Довольно распространенная точка зрения состоит в том, что все радикальные группировки так или иначе связаны с силовыми структурами. Но вот, в частности, о контактах лидера ДПНИ Белова-Поткина с МВД много писали. Есть в Интернете целый сайт, где Румянцева, Тесака и прочих соратников называют агентами ФСБ. Многие даже считают, что такие группировки не только курируются спецслужбами, но и создаются ими. Вы, Александр, разделяете такую точку зрения?



Александр Рыклин: Да, я несомненно разделяю эту точку зрения. Вот уж во что я не верю ни секунды – это в самостоятельность всей нашей доморощенной фашистской сволочи. Ни на секунду, ни на грамм они не самостоятельны. Они плоть от плоти создание тех, кому выгодно их наличие. Потому что совершенно очевидно, что в стране есть определенные силы, которые в какой-то момент пытаются этот паровоз разгонять, а потом в какой-то момент, извините за аналогию, пытаются этот паровоз останавливать теми или иными способами, когда им это выгодно. Никогда ничего подобного в России самостоятельно за последние годы не выросло - это все доморощенное, рукотворное дело. Ложится во многом на почву, удобренную уже. Мы видели это в Кондопоге, мы видели это в других местах. Эта штука легко разогревается, а потом, к сожалению, тушится гораздо тяжелее.



Дмитрий Волчек: Галина Владимировна, что вы думаете, управляются они или самоорганизуются?



Галина Кожевникова: Я думаю, что и то, и то. Совершенно очевидны связи некоторых групп с силовыми ведомствами самыми разными. Причем связи известные, доказанные связи, в основном родственные и служебные. Например, банда Боровикова – Воеводина, ликвидированная в Петербурге, известно, что Боровиков был сыном высокопоставленного милиционера. Черкизовские подрывники: там был то ли курсант ФСБ, какой-то нижний чин ФСБ, вот на таком уровне. ДПНИ, похоже, имеет связи в МВД, Белов об этом сам неоднократно заявлял. Но на самом деле, мне кажется, что многочисленные скинхедские группировки, которые действуют в России и растут как грибы - это низовая инициатива, она никем не создается. Она может использоваться, она может как-то потом покрываться силовыми ведомствами в надежде использовать в своих целях, в надежде контролировать известные группировки, чтобы не наросло новых. Но на самом деле скинхедские группы точно никем не организовываются - это чисто низовое движение, растущее на фоне практически абсолютной безнаказанности.



Дмитрий Волчек: Давайте посмотрим, как власть действуют сейчас после появления зверского видео. Конечно, трудно судить: обо всех действиях правоохранительных органов мы не знаем. Но во всяком случаем знаем, что человека, который выложил эту запись в интернет, студента из Майкопа вчера отпустили под подписку о невыезде. Что вы думаете, Галина Владимировна, об этом и о ходе расследования?



Галина Кожевникова: Я думаю, что это не единственный человек, который выложил это видео, просто он то ли сам сдался, то ли там как-то к нему пришли, потом оформили явку с повинной. То, что отпустили под подписку, ну что же, в общем-то выкладывание видео не то преступление, за которое нужно держать в тюрьме. Я вообще считаю, что за пропаганду сажать не надо, сажать надо за насилие. За пропаганду надо отстранять от возможности пропагандировать. Я надеюсь, что удастся вычислить реального распространителя ролика, потому что об этом ролике появились сообщения на многих нацистских сайтах и источник - анонимная рассылка. Я надеюсь, что удастся выяснить реальный источник распространения.



Дмитрий Волчек: А вы, кстати, верите, что это настоящие съемки, а не имитация?



Галина Кожевникова: Знаете, я не такой специалист. Мне кажется она настоящей. Но у меня есть знакомые, которые утверждают, что нет, она не настоящая, медики говорят, что вроде ненастоящая. Я не знаю, мне сложно здесь комментировать.



Дмитрий Волчек: Александр, вы верите в подлинность?



Александр Рыклин: Сложно сказать, подлинная запись или нет. Для меня очевидно другое. Во-первых, я никак не могу согласиться с той точкой зрения, что за пропаганду не надо сажать. Это смотря за пропаганду чего. Вот за пропаганду фашизма, с моей точки зрения, сажать нужно, причем на длительные сроки. Другое дело, и это тоже для меня совершенно очевидно. Представьте себе ситуацию: вот они, предположим, нашли человека, который первым выложил в Интернет и что мы узнаем дальше? Понятно же, что они все про это знают, они знают, реальная эта запись или инсценировка, они знают, кто это делал. Этот человек не скрывал своих националистических взглядов - об этом было написано. Что, сложно выяснить, каким образом она к нему попала, даже если он не участвовал в той расправе, которая показана на этой пленке? Да нет, конечно же, наши силовики все знают, разумеется. А уж о том, каким образом все это происходило, что это на самом деле, что дальше будет с это ситуацией – тут остается только гадать. То, что его отпустили под подписку о невыезде, лично для меня свидетельство того, что в данный момент органы решают, что с этим делать и, конечно, находятся в контактах с этим человеком и там какие-то сложные идут процессы, нам непонятные и для нас совершенно непрозрачные, как, собственно, всегда бывает в этих случаях.



Дмитрий Волчек: Послушаем еще один звонок в нашу студию. Анатолий Михайлович из Москвы, добрый вечер.



Слушатель: Я хотел заметить, мне кажется, Галина Владимировна не обладает достоверной информацией, поскольку она говорит поверхностно. Со стороны, например, кавказцев, я разговаривал с ними после взрыва на «Автозаводской». Они говорили, что у них был банкет, праздновали взрыв. И очень много таких. Кроме того, сотни тысяч девушек и женщин наколоты на наркотики и проданы в различные притоны в России и за рубеж.




Галина Кожевникова: Я могу только сказать, что мы мониторим только преступления, совершенные на почве ненависти. Торговля наркотиками – это, извините, не преступление на почве ненависти. Вы же не можете доказать, что этот человек продавал кому-то наркотик только потому, что он его ненавидел или за цвет кожи. Согласитесь, это несколько анекдотично. И не любое преступление, совершенное русским против нерусского или нерусским против русского, так же является преступлением на почве ненависти. Это может быть банальная уголовщина.



Дмитрий Волчек: Мы объединили в сегодняшнем разговоре два события - подрыв «Невского экспресса», и появление видеозаписи, и я бы хотел сейчас вернуться к поезду. Есть много интересных версий, есть даже версия о том, что подрыв «Невского экспресса» - это напоминание Владимиру Якунину, чтобы он не мечтал стать преемником Владимира Путина в 2008 году. Кажется очень неправдоподобным. Александр, вы тоже выдвинули на этой неделе довольно неправдоподобную версию в своем журнале о том, что визит Владимира Путина в Туву и поведение Сергея Шойгу свидетельствует о том, что Шойгу тоже стал кандидатом в преемники. Поделитесь, пожалуйста, вашими выводами и скажите, пожалуйста, что вы думаете об этой версии, связанной с Якуниным?



Александр Рыклин: Если бы Якунин ехал бы в этом поезде, я бы еще мог представить. Но вообще мне сложно себе представить, что, например, извините ради бога, Сергей Иванов организовывает такой теракт для Владимира Якунина – это вряд ли. Я как-то не готов согласиться с такой версией. Что же касается кандидатуры Сергея Шойгу, на самом деле я и считал и считаю, что это был бы идеальный выход для Владимира Путина. Это ситуация, при которой ему не надо будет в дальнейшем нести ответственность за все, что будет происходить в стране. С моей точки зрения, желание освободиться от этой ответственности как можно быстрее – это то, чего хочет Владимир Владимирович. Другое дело, что вполне может так сложиться, что у него не будет такой возможности. Шойгу - абсолютно проверенный человек, которому он абсолютно доверяет, иначе бы Шойгу, конечно, не удержался на этом посту в течение всех этих лет. Другое дело, что я не уверен, нужно ли это прежде всего самому Сергею Шойгу. А кроме всего прочего нужно понимать, что кандидатура Шойгу ни в коем случае не устраивает все те влиятельные кремлевские кланы, к которым он не примыкает. А он, насколько мне известно, не входит ни в один из кремлевских кланов, он фигура в этом смысле совершенно самостоятельная. Но при этом, как всем известно, очень популярная в России. Это был бы очень мощный и очень выигрышный для Путина ход.



Дмитрий Волчек: Расскажите, пожалуйста, Александр, для тех, кто не читал вашу статью, на основании каких признаков вы пришли к выводу о том, что кандидатура Шойгу может быть интересна Путину.



Александр Рыклин: На самом деле я давно знаю, что их связывают вполне неформальные отношения. Но впервые эти отношения пиарятся так широко по всем центральным каналам и в газетах. Мы видели массу съемок о том, как они вместе рыбачат, как они вместе идут по взлетной полосе и при этом Шойгу ведет себя абсолютно как равный с равным, чего мы очень давно не видели в отношении высших чиновников российского руководства. Вот зачем это все понадобилось Путину? Зачем вдруг понадобилось ему таким образом вынимать фигуру Шойгу из тени, в которой он пребывал последнее время, потому что никто не думал, что Путин может неожиданно вынуть, выставить на свет, показав всему миру и всей России прежде всего, что его связывают с этим министром совсем неформальные отношения, что он не один из многих, а он очевидным образом выделенный им человек.



Дмитрий Волчек: Но если действительно ставка сделана на Шойгу, зачем была нужна вся эта многомесячная чехарда с двумя преемниками?



Александр Рыклин: Мне сложно анализировать внутренний мир подполковника ФСБ, я не готов. У них все очень сложно устроено, у них спецоперации. У нас в России теперь все спецоперации, все требует сложной оперативной подготовки, сложного комбинирования. Я, к сожалению, не являюсь специалистом в этой области и понять, что там за чем следует и мотивы тех или иных поступков крайне сложно. Потом надо понимать, что это не то, что Сергею Иванову сказали: вы знаете, вы тут побудете преемником два месяца, но на самом деле вы никакой не преемник. Это же не так происходит. И с Медведевым было не так. Медведеву никто же не говорил, что он не преемник, просто по факту очевидно, что он больше не преемник, просто он не годится совсем, у него ничего не получается, никакого ресурса не набрал на этом месте. А все его нацпроекты – курам на смех, смеется весь Белый дом над этим. Но ему никто об этом не говорил - это все происходит таким образом.


XS
SM
MD
LG