Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удастся ли жителям Кисловодска отправить мэра города в отставку? Ульяновский завод продал дом вместе с живущими в нем людьми. Почему была организована слежка за подполковником милиции Станиславом Казаковцевым из Вятки? Что мешает в срок отремонтировать самарские школы? Подмосковье: Крестьяне будут отстаивать свое право на землю в Страсбурге. Челябинская область: Кому понадобилась земля, на которой построен поселок Радомир? Псков: Почему пострадавшей на производстве Елене Вылгиной так трудно добиться справедливости? Саранск: Тяжела доля инвалида. Сочи: Зимний хоккей в субтропиках


В эфире Кисловодск, Лада Леденева:



3 августа в Кисловодске городским общественным движением «Вече» был организован пикет с требованием отставки главы города Виталия Бирюкова. О месте и времени его проведения местные власти были уведомлены заблаговременно. Участники акции планировали собраться в центре города у Колоннады на входе в Курортный парк. Однако администрация Кисловодска предложила им выбрать другое место, сославшись на историческую и культурную ценность этого памятника архитектуры.


Организаторы акции, не успевавшие за день оповестить людей о новом месте ее проведения, решили встречать их у Колоннады в назначенное время, после чего всем вместе организованно двинуться к зданию администрации города и провести пикет там.


Таким образом, акция обещала перерасти в массовое шествие. За час до ее начала к Колоннаде было стянуто более полусотни сотрудников милиции, вооруженных резиновыми дубинками, со служебными овчарками. К 16 часам в Курортном парке в нескольких метрах от Колоннады стал собираться народ. Прибывший на место лидер движения «Вече» Радий Физиков пытался организовать людей, чтобы перейти к зданию мэрии. Милиция - ему помешать.



Радий Физиков : Перестаньте бояться и подойдите, пожалуйста. Кто пришел на митинг? Кто пришел для того, чтобы защищать свои права? Незаконный сегодня не митинг, а действия милиции. Вместо того чтобы защитить нас, горожан, вы пришли в форме для того, чтобы нас разгонять. Стыдно должно быть, товарищ полковник. Вы начальник милиции – общественная безопасность.



Милиционер : Хватит, я вам сказал, Физиков, хватит!



Радий Физиков : Как это хватит?!



Жительница : Кто разрешил применение силы?! Кто разрешил?!



Лада Леденева : Кричали бабушки, которым 20-летние «стражи порядка» выкручивали руки.



Житель : Мэр? А его место в лагере. Не надо его снимать, уничтожить, а отправить туда, и пусть пилит лес. При немцах так не было. Сейчас, где прокуратура, там было гестапо. Они так не относились к людям, как эти относятся. Видали – окружили, толкают и тому подобное.



Лада Леденева : Понимая, что прорваться через живое кольцо не удастся, милиция набросилась на 17-летнего сына Радия Физикова и двух его друзей. Ни в чем не повинным парням скрутили руки за спиной и поволокли в милицейский участок.



Радий Физиков : Сына забирают. Ну что теперь?! Давайте так, давайте с этой стороны. Пусть забирают сына!



Лада Леденева : Отец пытался последовать за сыном и, лишившись прикрытия митингующих, также был схвачен. Задержали и оппозиционного журналиста, редактора кисловодской газеты «Огни Кавминвод» Виктора Седенкова. Остальная пресса (корреспонденты телеканалов и газет) продолжала работать. Милиция на вопросы не отвечала.



Милиционер : Без комментариев. Мы присягу родине давали. Мы ее выполняем.



Лада Леденева : Обезглавленная толпа из-за начавшегося ливня переместилась под крышу Колоннады. Оказавшись бок о бок с журналистами, люди засыпали их вопросами.



Житель : Одни беспорядки. Все зависит от органов милиции. Они не правоохранительные, а правонарушительные органы. Кругом взятки. Я здесь родился и вырос, но такого бардака, как сейчас, еще не было.



Жительница : Я ветеран труда. До Бирюкова налог на землю мы не платили. Сейчас обложили налогом на землю.



Жительница : Мастера мы не видим 15-20 лет. Текут подвалы.



Жительница : Я вынуждена работать, потому что на 2600 прожить невозможно. У меня двое детей. Я должна заплатить налог, заплатить за коммуналку и лекарства, которых нет. Я вынуждена их покупать. Просто бедствую. Мне уже жить не хочется! Другого выхода нет. Вот эта власть, которая не может дать человеку жить!



Лада Леденева : Несколько человек направились за задержанными, но наткнулись на милицейский кордон - 20 работников милиции выстроились в "стенку", закрыв подступ к зданию УВД. Так и простояли больше часа под проливным дождем.



Марина Физикова : Мы с младшим сыном там прогуливались. Я в этой толпе увидела своего сына. Пять человек милиционеров его хватают, и его друга, такого маленького, невысокого роста мальчик. Их схватили пять человек. Маленькому заломили руки. Ничего не делал Мираб. Они стояли около Колоннады - Жора, Мираб и Ярослав.



Лада Леденева : Рассказала мать 17-летнего Мираба Марина Физикова.


Через три часа, когда площадка у Колоннады опустела, задержанных отпустили. В отношении Радия Физикова составили административный протокол за организацию несанкционированного митинга, пообещав передать его в суд.


Впрочем, недавно и Радия Физикова, и журналиста Виктора Седенкова, а также бывшего пресс-секретаря кисловодского мэра, редактора газеты "Глас совести" Анатолия Красникова уже судили по иску администрации о защите деловой репутации. Они обнародовали в газетах сведения о завышенных, по их мнению, ценах на бензин, приобретаемых администрацией по тендерам, и данные о покупке для главы Кисловодска автомашины БМВ за 4 миллиона бюджетных рублей. По словам журналистов, эти данные они перепечатали с официального сайта администрации Кисловодска. Истец просил взыскать по 2,5 миллиона рублей с каждого из них, но судья отказал в рассмотрении иска, указав на подсудность дела Арбитражному суду.


Мэр Кисловодска Виталий Бирюков пришел к власти в 2006, когда одна из политических группировок Ставрополя, укрепляя свои предвыборные позиции, выдвинула своих представителей в главы ряда городов края. Кисловодчане возлагали на молодого мэра большие надежды. Однако он по-прежнему живет в Ставрополе и приезжает в город, по их словам, лишь раз в месяц.



Жительница : Бирюков вообще ни разу не приезжал. Откуда мы знаем, где он находится?!



Жительница : Он живет в Ставрополе. Он здесь и не бывает.



Жительница : Его вообще здесь трудно увидеть.



Жительница : В администрацию ногой не ступнуть. Я 10 раз была, 10 писем посылала и ничего.



Житель : Я простой избиратель города Кисловодска. Больше года назад я сам лично агитировал людей за этого мэра. Он очень много обещал. Прошло полтора года, а практически ничего не сделано. Пришли не те люди, не хозяева. Это не глава города, который скрывается от людей, который не разговаривает с людьми, ни с кем не встречается.



Лада Леденева : В приемной Виталия Бирюкова мне ответили, что он в очередной командировке.



Сотрудница приемной : Виталий Васильевич Бирюков в командировке.



Лада Леденева : На вопрос, как часто мэр бывает в городе, был ответ:



Сотрудница приемной : Я не уполномочена отвечать вам на такие вопросы.



Лада Леденева : 11 августа Кисловодск вновь вышел на митинг с требованием отставки главы. На этот раз его провел местный «Протестный комитет». Городские власти вновь запретили акцию под тем же предлогом, что и предыдущую. А в отношении ее организатора, лидера «Протестного комитета» Кисловодска Геннадия Попкова, составили такой же административный протокол.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



Когда у жителей дома номер 2а по улице Доватора перестали принимать квартплату, они, как честные квартиросъемщики, пошли выяснять, в чем дело. Оказалось, что владелец здания - завод тяжелых уникальных станков (УЗТС) – чтобы расплатиться с долгами по зарплате, продал дом частному предпринимателю, меньше чем за пять миллионов рублей. Продал, несмотря на то, что в доме уже 20 лет прописаны и живут 23 семьи бывших работников УЗТС. Новый хозяин вскоре перепродал здание другому бизнесмену. И оба раза Федеральная регистрационная служба без особых проблем утвердила смену собственника.


Опасаясь, что новый собственник выгонит их не улицу, жильцы пошли по инстанциям. Одно из обращений попало в комитет по правам человека областного Законодательного собрания. Говорит член этого комитета, депутат Тамара Харитонова:



Тамара Харитонова : Не имели права продавать, потому что в 1999 году Ульяновским областным государственных унитарным предприятием БТИ был составлен технический паспорт, где зафиксировано было 32 жилых помещения. Как они могли продать? Там же люди жили!



Сергей Гогин : Как могли продать? В соответствии с законом, ответили юристы завода областным законодателям.


Действительно, как показала проверка прокуратуры, здание вводилось в эксплуатацию как нежилое – по паспорту оно является пожарным депо. Потом завод устроил на третьем и четвертом этаже здания сначала гостиницу, а затем разместил своих работников. Завод не побеспокоился о том, чтобы по закону перевести помещение из нежилого в жилое. Вместо ордеров людям давали направление на заселение, на их основании милиция оформила прописку. Говорит жительница спорного дома Тамара Федотова:



Тамара Федотова : Если бы дом был признан нежилым, мы бы не платили в ЖКО. Я 17 лет любую справку в ЖКО брала. Все время жилые коммунальные услуги я платила в ЖКО. За все 20 лет сохранились все квитанции.



Сергей Гогин : Завод тяжелых станков, когда-то экспортировавший свою продукцию в десятки стран мира, сегодня не работает. Коллектив распущен, а личные карточки жильцов находится в сейфе, доступ к нему ограничен. Любая справка достается с боем. Например, сын Надежды Степаненко решил жениться, но не может оформить паспорт.



Надежда Степаненко : Он сходил. Нет, это не наш сейф, это другая организация, просите АО УЗТС, чтобы они вам разрешили. Я обратилась к юристу, когда покупали, он говорит - напишите письмо на имя директора. Я написала, чтобы нам разрешили прийти туда, в эту комнату. Это дурь! Я не знаю, как это назвать. Я написала письмо, мне ни ответа, ни привета.



Сергей Гогин : Областная прокуратура заключила, что у граждан не хватает документов для подтверждения своего права на спорные помещения. Зато Федеральной службе регистрации хватило документов для оформления купли-продажи дома - формальный статус нежилого помещения не изменялся. Теоретически, теперь новый владелец может обратиться в суд и выселить людей из квартир. Да и сами жители вовремя не позаботились о приватизации. Как говорит Тамара Федотова, и предположить не могли, что жизнь так круто изменится.



Тамара Федотова : Вот как жили мы в то время, нам казалось, что это все так и будет – мирно, спокойно. Никак не думали, что такой завод тяжелых станков объявят банкротом.



Сергей Гогин : Теперь у жителей формально нежилого дома только один путь – идти в суд и доказывать право на свои обжитые квадратные метры.



Тамара Федотова : Мы же не просим дать нам новые. Мы просим оставить нас там, где мы жили 20 лет, где сделали ремонт. Каждая семья сделала бы ремонт, если бы знали, что их не выкинут завтра на улицу. Мы просим сделку сделать недействительной, чтобы нас передали в муниципальную собственность города.



Сергей Гогин : Прокуратура все-таки признала, что жилищные права граждан нарушены, поскольку мэрия города знала, что в здании пожарного депо живут люди, но жильем их не обеспечила. Главе города направлено представление. Если учесть, что очередь на социальное жилье в Ульяновске тянется с 1973 года, реакция на представление прокурора предсказуема. По крайней мере, прокомментировать ситуацию в мэрии отказались. А вот будущее жильцов дома по улице Доватора, 2а юристы прогнозировать сегодня не берутся.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Станислав Казаковцев : Знаешь за собой, что никаких преступлений не совершал, агентом империалистической разведки не являюсь, секретов не продавал.



Екатерина Лушникова : Тем не менее, подполковник милиции Станислав Казаковцев сам стал объектом оперативной разработки. Обнаружилось это совершенно случайно.



Станислав Казаковцев : Я приехал из командировки, и моя соседка мне сказала: «Слава, пока тебя не было, из твой квартиры вышел мужчина, закрыл за собой дверь ключом и ушел». А в квартире ничего не потревожено. После такого сообщения стоишь в недоумении в дверях своей квартиры и думаешь – что же это могло значить? А затем, когда пришли с предложением поменять телефон, тогда уже сомнений практически не оставалось.



Екатерина Лушникова : Станислав Казаковцев уже не сомневался, что за ним наблюдают сотрудники Федеральной службы безопасности. Однако не мог понять - в чем его преступление? Чтобы ответить этот вопрос, Казаковцев отправил из Дагестана, где находился в служебной командировке, письмо странного содержания. И вот почему…



Станислав Казаковцев : Просто интересно было, насколько серьезно ведется вся эта разработка. Если письма контролируются, тогда все понятно. Тогда уже должно быть какое-то судебное решение, тогда можно будет идти с вопросом – что вы от меня хотите? Поэтому я написал то, что можно назвать так - бредом, фантазией.



Екатерина Лушникова : Однако к фантазиям отнеслись серьезно. На подполковника Казаковцева было заведено уголовное дело. Ему было предъявлено обвинение в подготовке заказного убийства.



Станислав Казаковцев : Приготовление к покушению на убийство, на наемное убийство, взрыва. Видимо, поводом для того, чтобы посчитать, что я готовлю взрывное устройство, послужило обнаружение в квартире шариков от шарикоподшипника. Но чтобы хоть как-то оправдать сам факт возбуждения уголовного дела, потребовалось как раз получение заключения лингвистической экспертизы. А чтобы получить такой ответ лингвистической экспертизы, следователь из отдельных частей предложений из письма составил свое предложение – многоточия, потом идут дальше слова, и заканчивается «грохнуть», «деньги» и все прочее.



Андрей Ситчихин : Для возбуждения уголовного дела у органов следствия были достаточные основания подозревать Казаковцева в приготовлении к совершению убийства.



Екатерина Лушникова : Говорит следователь областной прокуратуры Андрей Ситчихин.



Андрей Ситчихин : Как-то глупо сначала фальсифицировать, а потом проводить экспертизу или уже фальсифицировать результаты экспертизы. Экспертиза проводится в экспертном учреждении. Следователи ее назначают, и уже получают потом результаты. В ходе расследования дела было установлено, что приготовительные действия Казаковцевым Станиславом Георгиевичем не совершались. Имело место лишь выражение умысла на совершение преступления. Насколько я знаю, он помимо прочего считает, что следствие как-то оклеветало его, то есть по смыслу статьи 129 Уголовного кодекса, занималось именно распространением каких-то ложных сведений, порочащие честь и достоинство.



Станислав Казаковцев : На первоначальном этапе, только ознакомившись с материалами, я сразу стал обжаловать все эти действия. Приходит вечером, уже, видимо, уже получил нагоняй, он вызывает меня в коридор и говорит: «Что ты жалуешься, ты же знаешь, что в твоих действиях нет состава преступления». Я говорю: «Тогда прекращайте». «Почему прекращать? Мы не можем. Надо мной же начальство есть. А тут ведь с тобой все нормально. А могли во время обыска подбросить патронов еще чего-нибудь. Два дело бы пошло. Они друг другу доказывают. Все нормально!». Я говорю: «Ничего себе! Хорошо вы это придумали! Хотите облагодетельствовать тем, что мне ничего не подкинули! Радуйся, живи, тебя не убили!»



Екатерина Лушникова : Подполковник Казаковцев считает, что стал жертвой кампании по выявлению «оборотней в погонах». И не он один. Бывший его сослуживец, участковый милиционер Владимир Спасский также незаконно был привлечен к уголовной ответственности. Неприятности возникли из-за конфликта с директором овощного магазина.



Владимир Спасский : У нее с ее связями участковый начинает прижимать, что у нее связи в прокуратуре. Полчаса я ей объяснял, что территорию не убрали, надо занести в протокол. Штрафы там небольшие. Позвонил я дежурному начальнику. Как раз Казаковцев дежурил. Я говорю: «Что делать-то – развернуться и уйти?» Он говорит: «Я считаю, что – нет». Послал машину. Водитель приехал. Она схватила за стол, никак не идет. Такая женщина габаритная. Ушли, короче. Она все фамилии назвала. Утром звонок замполиту. Я психанул, написал рапорт на увольнение. Потом подумал, а что – ни фига – буду бороться. Полгода судились. Отдали на поруки трудового коллектива.



Станислав Казаковцев : Порядка 20, наверное, руководителей различных подразделений области возбуждались уголовные дела. Обвинительного приговора не было вынесено ни по одному. Но нервы-то истрепали всем. Страх какой-то такой все равно сидит в печенках, когда знаешь, что к тебе вот так могут прийти спокойно в квартиру раз, другой, третий.



Екатерина Лушникова : Станислав Казаковцев обращался в районный, областной и Верховный суд, а также в Генеральную прокуратуру и другие инстанции, требуя привлечь к ответственности сотрудников ФСБ и областной прокуратуры за незаконные действия. Однако большого успеха не добился. Сейчас подполковник Казаковцев намерен обратиться с иском в Европейский суд по правам человека.



Станислав Казаковцев : Оставлять такие дела – это просто поощрять их на дальнейшее беззаконие.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Для нескольких тысяч самарских школьников учебный год может начаться с опозданием. Капитальный ремонт, начатый в самарских школах во время летних каникул, до сих пор не завершен. Строители бы и рады успеть сдать школы учителям к 1 сентября, однако, из-за недофинансирования бригады, занятые на ремонте учебных заведений, работают в полсилы. «Строители отказываются работать в кредит», - рассказывает заместитель директора самарского авиационно-технического лицея Сергей Копытин.



Сергей Копытин : Работа отделочников не устраивает. Сейчас пять туалетов на ремонте, один человек только там плитку кладет. Хотя, в общем-то, и пять человек было бы, они бы друг другу не мешали. Точно также, например, водосточные трубы, которые тоже можно вешать уже, но непонятно, почему не вешаются. Когда будут вешаться – тоже неизвестно. Начальник пятой пожарной части Суханов сказал, что школу он не откроет, если тут будут проводиться хотя бы какие-то ремонтные работы.



Сергей Хазов : Из-за недостатка средств под угрозой оказался капитальный ремонт даже в самарских школах, вошедших в национальную программу «Достойные граждане великой страны». В рамках программы, взятой под патронаж партией «Единая Россия», в 20 самарских школах планировалось провести капитальный ремонт. Однако, несмотря на кураторство со стороны «партии власти», ремонт в школах длится дольше, чем обычно. Строители сетуют на недостаток средств, а министр образования Самарской области Валерий Путько говорит о необходимости контролировать работы строительных организаций.



Валерий Путько : Сегодня мы особое внимание обратили на эти организации, потребовали от них привлечения субподрядчиков, увеличения количества рабочих на объектах. Чтобы к 25 числу все было в порядке.



Сергей Хазов : Финансирование ремонта самарских школ в этом году началось позже запланированного. На ремонт и содержание образовательных учреждений Самары потребовалось 808 миллионов рублей. Но в городской казне таких средств не оказалось, а потому депутаты Самарской городской думы приняли решение обратиться в губернскую думу с вопросом о выделении этой суммы из бюджета области. Деньги были выделены, но уже летом. Поэтому многие строительные организации-подрядчики работали на ремонте школ в кредит. «Чиновники решили направить деньги в школы, где есть сильные попечительские советы, готовые привлечь внебюджетные средства», - пояснил министр образования Самарской области Валерий Путько.



Валерий Путько : Мы вынуждены проводить торги, которые занимают где-то от 60 до 70 дней на проведение всей процедуры. Хотелось бы этот промежуток сократить. Вторая проблема – сегодня главным вопросом является цена, а уже потом – качество.



Сергей Хазов : А вот для педагогов, в отличие от чиновников самарского министерства образования, главное – качество ремонтных работ. Учителя понимают, что из-за неготовности школ могут с опозданием начать учебный год. Поэтому в некоторых школах решили не экономить. Педагоги попросили родителей помочь с оплатой работы дополнительных бригад строителей, чтобы в срок завершить ремонт в учебных заведениях. Говорит учитель Марина Чурикова.



Марина Чурикова : У меня есть надежда, что все будет выполнено, потому что сейчас работают. Но, в общем-то, они планомерно работают у нас. Объем выполняют большой каждый день. Я надеюсь.



Сергей Хазов : Родители намерены контролировать качество и сроки завершения ремонта в городских школах. Члены «Общественного родительского совета Самары» ежедневно бывают в разных школах города, наблюдая, как продвигается ремонт. По информации общественной организации, только половина самарских школ полностью готовы к первому сентября. В полусотне школ еще идут малярные и отделочные работы в спортзалах и столовых, замена труб и сантехники. Самарцев из организации «Общественный родительский совет» поразила ситуация в школе поселка СХИ, где строители пока выполнили только половину из необходимых для капитального ремонта работ. Рассказывает член «Общественного родительского совета» Ольга Петрова.



Ольга Петрова : То, что ремонт в школах не будет завершен к 1 сентября, мы как родители, возмущены, потому что наши дети придут в школу уже учиться 1 сентября. А соответственно – не будет все готово к этому моменту, и соответственно, дети будут учиться в незаконченных классах, может быть, даже объединенные классы сделают, то есть пока не завершится ремонт. Скорее всего, вся федеральная программа - это фикция.



Сергей Хазов : На прошедшей в середине августа традиционной встрече с педагогами самарский губернатор Константин Титов много говорил о достижениях самарского учительства. Однако вопрос о том - успеют ли строители завершить капитальный ремонт в школах губернии к Первому сентября? - остался без ответа.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Александр Кузнецов : Корма не заготавливаются, поля позаросли. А старую траву скот не ест. Скот поставили на зимовку! Представьте, в начале августа скот уже стоит в стойлах! Их не выгоняют, потому что негде пасти. Трава-то не косилась. Страшно смотреть – полностью заросла лесом, кустарником. Поля заболачиваются. Если у людей кто-то еще работает, гонят в отпуска.



Вера Володина : Александр Кузнецов, один из земельных пайщиков, рассказывает, что делается на Волоколамской земле, и что делают пайщики, которые продолжают бороться за свои паи.


Сейчас идет этап пикетов. С 13 августа ежедневно по пять пайщиков, представителей от разных хозяйств, стоят у зданий районной администрации и прокуратуры. На 22 августа намечен общерайонный митинг, а еще через неделю подмосковные пайщики, объединенные «Крестьянским фронтом», намерены в очередной раз идти к областному правительству. Пока на ежедневные пикеты реагируют волоколамские власти.



Александр Кузнецов : Требования все те же: землю – народу, мошенников к ответу. Сейчас даже по моему заявлению в прокуратуре, подтверждено экспертизами, что подделана и подпись моя, и заявление от моего имени написано. Экспертиза установила факт фальсификации.



Вера Володина : Районный суд по заявлениям ярополецких пайщиков заседал больше года. Причем в августе прошлого года вспылили вдруг заявления пайщиков о передаче земельных паев в уставной капитал ЗАО «Яропелецкий». Прокуратура, наконец, провела экспертизу и признала заявления поддельными, правда, после судебного решения и отказывается возбуждать уголовное дело по этому факту.



Александр Кузнецов : Ничтожные договора регистрируются Регистрационной палатой, нотариально не заверенной, на куплю-продажу земли. Они их регистрируют. Если они не хотят сделать статью, как «Незаконная регистрация земли», но есть слишком много злоупотреблений должностными полномочиями. Все равно не возбуждаются.



Вера Володина : Поскольку пайщики получили кассационное решение, сегодня они готовят обращения в Страсбургский суд. Их не удовлетворяет решение районного суда.



Александр Кузнецов : Решил не в пользу людей. Признал, кстати, вот эти договора, которые нотариально незаверенные, зарегистрированные Регистрационной палатой. Это уже по Гражданскому кодексу автоматически признается незаконным такой договор. Кассационная инстанция этот договор поддержала. Туд-сюда гоняют жалобы – в областную прокуратуру, Генпрокуратуру. Спускают все вниз сюда, опять в районную, и очередная отписка. Не желают никак возбуждать уголовное дело.


Мы дали сразу по факту фальсификации доказательства в суде – это 9-10 сентября 39 человек подали заявления в прокуратуру. Это все тянулось аж до мая этого года. Они всячески затягивали проверку и прочее. Как только суд вынес решение в пользу, скажем, захватчиков, выплыли сразу экспертизы, которые подтверждают подделку. Но уголовное дело не возбуждается.



Вера Володина : Путь из Волоколамска в Страсбург уже привычен для здешних земельных пайщиков. Соседние, кашинские, пайщики проложили его первые, правда, не всё получается сразу. Иски пятерых к рассмотрению приняли, но ждут, когда к ним присоединятся остальные 368 кашинских истцов. Тогда Европейский суд приступит к рассмотрению дела.


Теперь вслед за ними намерены идти и ярополецкие - их 114. Один из них Александр Кузнецов. Он рассказал и еще о трех хозяйствах, где в общей сложности несколько сотен заявителей, которые не продавали свои земельные паи, и намерены бороться до победы. Их действия мешают планам продавцов бывших совхозных земель.



Александр Кузнецов : В Интернете на многих сайтах выставлена земля на продажу. В частности, по нашему хозяйству этот участок в 4 тысячи гектар разбили на 47 участков, чтобы легче продать было. Пока что в цене не сходятся вроде бы. По всему видно, скажем так, от противной стороны, от некоторых господ, я сам лично слышал, что они говорили, что если бы не судились, то давно бы хозяйство полностью обанкротили.



Вера Володина : Хотя за справедливостью волоколамские пайщики обращаются в Европейский суд по правам человека, иногда они все еще надеются на российские власти.



Александр Кузнецов : После выступления Генпрокурора, хотя, может быть, это даже для того, чтобы выпустить пар, но потом Счетная палата конкретно выступила, проведя проверки в шести районах Московской области и 13 регионах. Везде криминал. Все равно должна же справедливость восторжествовать.



Вера Володина : Справедливость для волоколамских пайщиков понятие такое же дороге, как и земля. Когда зимой старики стояли в пикетах у прокуратуры, Александр Николаевич говорил, что боится встречаться со стариками и смотреть им в глаза. Они вкалывали на этой земле, в этом навозе, все здоровье потеряли, а их так обманули.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинске разгорается скандал вокруг земель, расположенных у городского водохранилища. Около 100 жителей поселка Радомир собираются голодать, дабы привлечь внимание властей к своей проблеме. Их собираются выселять с земель, на которых планируется возвести элитный коттеджный поселок. Говорит житель поселка Евгений Кумпель.



Евгений Кумпель : Мы создаем на южной границе Челябинска экопоселок с названием Радомир. В этом экопоселке будут разбиты участки по одному гектару. На каждом гектаре будет жить семья, которая будет занимать небольшой экодом, даже уже занимает. Эти семьи будут высаживать лес не менее 50 процентов участка, живую изгородь по периметру, небольшой водоем, сад, огород. Все это уже сделано. Но через 5 лет нашлись люди, которые просто решили силой выгнать нас с земли, а, самое главное, совершить акт вандализма – все наши посадки (в основном, кедры), кустарники, которые занесены в Красную книгу, просто перепахать.



Александр Валиев : Конфликтная ситуация возникла из-за земель, находящихся на берегу Шершневского водохранилища. Официально они принадлежат институту ЮУНИИПОК, специализирующемуся на овощеводстве и картофелеводстве. Однако жители Радомира уверены - институт лишь номинальный владелец земель. На самом деле, по мнению экопоселенцев, на них претендуют заинтересованные чиновники, которые через институт, договоры субаренды и подставные коммерческие структуры хотят продать эту территорию под коттеджи и, несомненно, получат с этой операции хорошую прибыль. Косвенным доказательством этого могут служить неофициальные высказывания некоторых чиновников о том, что на данной территории планируется возведение очередной "Рублевки", а также тот факт, что институт ЮУНИИПОК никак не использовал эти земли, представлявшие собой до появления поселенцев обыкновенный пустырь. Рассказывает Татьяна Тихонова, пресс-секретарь поселка.



Татьяна Тихонова : В 2001 году, когда этот участок был выбран, тот лидер, который выбрал этот участок, устное соглашение заключил, с его слов, с губернатором Челябинской области Суминым. Добро было дано. Когда появился истинный владелец – государственное научное учреждение ЮУНИИПОК, начало предъявлять права на эту землю. Представители ЮУНИИПОКа предложили нам выкупить эту землю.



Александр Валиев : Безусловно, сейчас экопоселение Радомир выглядит самозахватом городских земель. На деле его жители еще несколько лет назад пытались выкупить у института эту территорию по цене 100 тысяч рублей за гектар, но оказалось, что у ЮУНИИПОК неправильно оформлены документы, и сделка не состоялась. Спустя год за гектар просили уже миллион. С тех пор Радомир везде получает отказы. Их накопилось несколько толстых папок. Поселенцы не претендуют на эту землю как на собственность. Они готовы владеть каждый своим гектаром без права продажи. Говорит Татьяна Тихонова.



Татьяна Тихонова : Судьба поселка Радомир, она принципиальна потому, что за ним стоит судьба нескольких сотен поселков с родовыми поместьями, которые на данный момент в большинстве своем существуют незаконно или полузаконно. И мы хотим, чтобы действующие в России законы соответствовали потребностям народа.



Александр Валиев : В настоящий момент в Радомире проживает 136 человек, поселок насчитывает 50 строений. Многие из его жителей пришли строиться в поселок, потому что в городе им фактических негде жить. В 2006 году ЮУНИИПОК подал на нескольких экопоселенцев иск за самовольный захват земель. Суд постановил снести две постройки. И, несмотря на то, что они все еще стоят, жители готовы к тому, что бульдозеры могут прийти к ним в любой момент. Между тем, позиция института ЮУНИИПОК весьма категорична. Вот что мне сказал юрист этого учреждения.



Юрист : Попытка оспорить решение районного суда в областном суде не привела к успеху для них. Таким образом, земли практически были юридически освобождены от тех, кто пытается занять эту землю. Однако на практике все обстоит несколько сложнее. Лица, которые там обосновались, делают попытки оставаться на этой земле. Но, однако, я считаю, что юридически, поскольку они понимают, что земля не может им принадлежать, война не может продолжаться бесконечно, мы живем в правовом государстве, таким образом, полагаю, что люди, понимая все это, и по решению суда, и добровольно, должны освободить данную землю.



Александр Валиев : Однако жители поселка Радомир сдаваться не собирается. Если встреча с главным федеральным инспектором по Челябинской области не принесет плодов, голодовка, которая продолжалась три дня, но прервалась по просьбе властей, будет возобновлена.



В эфире Псков, Анна Липина:



Елена Вылгина : Я в течение 10 лет работала в банке в кассе, а последние 3 года в кассе пересчета денежных средств.



Анна Липина : 4 года псковичка Елена Вылгина пытается добиться справедливости. Дело в том, что, работая в течение 10 лет в банке, Елена Вылгина получила профессиональное заболевание.



Елена Вылгина : Работа эта проходила в помещении 13,5 метров, где нас работало 5 человек, и помещение не имело искусственной вентиляции. Особенность нашей работы заключалась в том, что в течение 8 часов пересчитывались деньги счетными машинками. Машинки открытого типа, считались деньги постоянно, и очень большая пыль в воздухе была. И даже до такой степени машинки засорялись, что кассиры останавливали машинки и кисточкой смахивали. В других организациях – там, во-первых, большое помещение с соблюдением санитарных норм для работающих, и, во-вторых, каждая машинка имела вытяжку, чтобы пыль не попадала на человек.



Анна Липина : Руководство банка, по словам Елены Вылгиной, не создало должные условия для своих сотрудников.



Елена Вылгина : Помещение тесное, без вентиляции, на окнах решетки ,как требуют инструкции кассовые, форточки не открывались, дверь наглухо закрыта, то есть мы сидели по 8 часов, не имея возможности проветривания. А мы задыхались, и никого это не волновало. Кондиционера, говорили, что банк не имеет возможности поставить.



Анна Липина : В результате таких условий труда на своем рабочем месте Елена Вылгина заболела, потом перенесла операцию на лор-органах.



Елена Вылгина : Прозвучало слово, что аллергия, и к профпатологу надо обратиться. Оказалась у меня аллергия на пыль бумажную. И та установила мне диагноз профессионального заболевания хронического.



Анна Липина : Как известно, подобный диагноз дает право на дополнительные ежемесячные выплаты, также возможен перевод на другой участок работы с сохранением зарплаты и бесплатное лечение.



Елена Вылгина : У меня до сих пор не получилось ничего, хотя прошло четыре года. У меня застопорилось на самом первом этапе - не была составлена правильно санитарно-гигиеническая характеристика моих условий труда. Этот документ идет в Петербург в Центр профпатологий, который на основании осмотра больного лично, ставит заключительный диагноз профзаболевания.



Анна Липина : После посещения Центра профпатологий Елена получила на руки бумаги, в которых не было ни единого слова о профзаболевании. А тем временем руководство банка вынуждало строптивую сотрудницу уволиться, налагая на нее материальные взыскания. Елена Вылгина подала в мировой суд. Суд она выиграла, поскольку приказы о депремировании и выговоры были подписаны задним числом. Но после этого заболела. Комиссия инспекции по труду, куда тоже обращалась Елена, признала ее рабочее место не соответствующим санитарным нормам. Директор банка был привлечен к административной ответственности.



Елена Вылгина : Но меня уволили. В тот же день, когда я пришла на работу со справкой о третьей группе инвалидности (это рабочая группа инвалидности), меня уволили по инициативе администрации по состоянию здоровья. И я осталась на улице.



Анна Липина : Елене Вылгиной в борьбе за свои права помогает правозащитник Венедикт Достовалов.



Венедикт Достовалов : Задыхались все пятеро в этих 13,5 квадратных метрах, и только один человек стал отстаивать свои права, и за это потерял уважение своих коллег. Наша задача сейчас - выбить из Петербурга заключительный диагноз через суд. Они обязаны ответить. Мы сейчас будем готовить повторный запрос в этот Центр профпатологий и самому Зурабову.



Анна Липина : Но главное для нее теперь уже, как говорит сама Елена, - не материальные выплаты по полученному профзаболеванию, а справедливость.



Елена Вылгина : Стоит тебе заболеть, как тебе показывают на дверь, что в твоих услугах не нуждаются. И поговорка была любимая в нашем банке и у директора - "Банк - не собес". Стоит кому-то заболеть, вызывали и говорили – мы в ваших услугах не нуждаемся. Еще была коронная фраза – «Идите в народное хозяйство». И люди в один день писали заявления, потому что уволить человека, работающего с деньгами, даже за 10 копеек недостачи или излишка - это не проблема. Тем более, что в нашем трудовом законодательстве причиной увольнения по инициативе администрации указано - за однократное грубое нарушение таких вещей. 10 лет я работала с самого первого дня, и 9 лет я была хорошей. Вот я заболела и стала пытаться сделать с условиями труда, меня уволили тут же.



Анна Липина : По данным Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Псковской области, в прошлом году в регионе было зарегистрировано всего 43 факта профзаболеваний.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Столица Мордовии не является городом, благожелательным к инвалидам. Об этом прямо заявляет руководитель республиканской общественной организации инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата Дмитрий Газарян.



Дмитрий Газарян : Захотел на коляске человек заехать в магазин, купить продуктов. Некому пойти! Он один! Он там шею свернет. Высота пандуса должна иметь соотношение 8 процентов в длине, то есть на 1 метр длины все лишь на всего 8 сантиметров подъема. Это нормальный пандус. Если, допустим, высота 2 метра, если не больше, пандус для него 16 метров не менее! Чтобы человек спокойно или женщина с ребенком в коляске могла заехать в аптеку и приобрести лекарства.



Игорь Телин : Ситуацию надо менять, решили в обществе инвалидов и обратились с заявлением в прокуратуру Ленинского района города Саранска. В соответствии с законами бюрократического механизма прокуратура отреагировала на заявление, провела проверку и неожиданно выяснила, что - да, действительно в городе есть такая проблема у маломобильных групп населения, что описана в обращении.



Сотрудница прокуратуры : Отдельные объекты торговли, которые были указаны заявителем в его обращении, не имеют средств доступности инвалидов – это пандусов и опорных устройств. В то же время федеральное законодательство возлагает на организации, независимо от форм собственности, обязанность по обеспечению условий инвалидом для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры.



Игорь Телин : Получается так, что раньше прокуратура – надзорный орган, который должен контролировать соблюдение закона в интересах граждан, - нарушения не замечал. Тем не менее, инвалида говорят – ладно, что было раньше, то было, главное, что и как изменится. В прокуратуре обещали отреагировать.



Сотрудница прокуратуры : Прокуратура района обратилась в июне месяце в Ленинский районный суд с заявлениями о возложении обязанности на индивидуальных предпринимателей и юридических лиц выполнить строительные работы по устройству пандусов и опорных устройств.



Игорь Телин : Было это в июне месяце, на календаре август – в городе, по крайней мере, центральной ее части, именно здесь зона ответственности прокуратуры Ленинского района, не изменилось ничего. Новые пандусы у магазинов и аптек не появились, а если где-то таковые и имеются, то въехать по ним ну просто совсем невозможно – угол наклона не тот.


Еще одна проблема инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата связана с протезированием. Пресловутый 122-й Федеральный Закон превратил процесс приобретения людьми с ограниченными возможностями спецобуви, протезов, костылей и других необходимых вещей в настоящее хождение по мукам. Еще с сороковых годов прошлого века, со времен войны в Саранске была организована протезно-ортопедическая мастерская. До принятия закона у инвалидов не было никаких проблем. Обращались сюда, и без задержек получали жизненно необходимые им аксессуары. Теперь же все иначе.


Для того чтобы не имеющему ноги человеку, например, получить костыли, ему надо – обратиться в поликлинику, пройти там обследование. Сдав массу анализов, затем со справкой о том, что у него действительно нет ноги, пройти медико-социальную экспертизу, где решат, а так ли ему необходимы костыли. Если - да, то с новой справкой ему надо отправиться в Фонд социального страхования, где получить направление в протезно-ортопедическую мастерскую. А, кроме того, необходимо получить еще и гарантийное письмо о том, что деньги за изготовление костылей будут переведены на счет предприятия. И все это должен проделать человек, у которого нет ноги. Если учитывать, что большинство из названных выше учреждений находятся в разных районах города, то всю процедуру иначе как хождением по мукам и не назовешь, говорит Алексей Кудряшов, собственно, приведенный пример – именно о нем.



Алексей Кудряшов : Ладно, я еще молодой, еще есть силы передвигаться. А для того, чтобы, допустим, пенсионерке, которой 50, 60 лет, пройти все эти инстанции, сколько нужно сил!



Игорь Телин : Люди постарше, впрочем, стараются все-таки воспользоваться положенной им льготой. Обойдя все инстанции, сдав анализы, получив огромное количество справок, обращаются в мастерскую. Там мастера снимают размеры, говорят о сроках исполнения заказа. И когда приходит время получать обувь, оказывается, что сделать это не так просто.



Инвалид : Мне уже сшили обувь. Она лежит уже, но я получить ее не могу, так как соцстрах не перечислил деньги работников ортопедического предприятия.



Игорь Телин : Почему такое происходит? С этим вопросом инвалиды обращаются в территориальный фонд социального страхования, руководитель которого Людмила Иванова – человек, безусловно, авторитетный в социальной жизни Мордовии, пытается объяснить им ситуацию.



Людмила Иванова : Так вот, в 2005 году региональное отделение оплатило заявок, от всех поданных заявок на 98 процентов, в прошлом году наш процент оплаты составил 74 процента. А на сегодняшний день – уже практически 30 процентов.



Игорь Телин : Вся проблема – финансирование. При его сокращении и происходят задержки оплаты необходимых инвалидам технических средств. Таковы факты, вздыхает Людмила Иванова, но ведь инвалидам при ходьбе надо опираться на что-то иное, а не на эти самые факты.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Самым популярным видом спорта в Сочи сегодня стал хоккей на льду. Летом в жарких субтропиках гоняют шайбу юноши и мужчины в возрасте от 17-ти до 53-х лет.



Андрей Дольский : Все удивлены, конечно. Для субтропиков хоккей - это экзотика какая-то.



Геннадий Шляхов : Андрей Дольский, вместе с другими любителями в Сочи начал играть в хоккей всего месяц назад - в самый разгар курортного сезона. Но мечтал об этом с той самой поры, как в городе появился каток с искусственным льдом. В декабре прошлого года, когда российский курорт, а также Зальцбург и южнокорейкий Пхенчанг только боролись за право проведения Зимней Олимпиады 2014 года, в Сочи привезли и развернули на одном из школьных стадионов под шатровым куполом каток с искусственным льдом.



Андрей Дольский : Первое моё посещение – я порядка четырех часов я простоял под проливным дождём, чтобы попасть сюда. И за час катания получил массу удовольствия. И вот с открытия дворца, как начались тренировки, хожу и занимаюсь.



Геннадий Шляхов : Андрей Дольский в Сочи живёт сравнительно недавно. Переехал на юг из Челябинской области.



Андрей Дольский : В хоккей я начал заниматься с 5-6 летнего возраста. У меня во дворе дома, где я проживал в Челябинской области, была хоккейная коробка. И в начале зимы мама мне принесла старые конёчки, пришила своими руками запятники из войлока, и так я первый раз встал на коньки. И порядка 20 лет я занимался.



Геннадий Шляхов : Павел Волошин, ещё один любитель поиграть в хоккей с шайбой, впервые встал на коньки в Сочи, куда он переехал из Алма-Аты.



Павел Волошин : Первый раз нормально научился кататься, когда здесь каток открыли в Сочи. Полгода, меньше даже стою на коньках. Когда я на каток вышел, я на коньках ещё плохо стою, а играть охота, ну и в ворота встал. Понравилось.



Геннадий Шляхов : Самый молодой из сочинской команды хоккеистов Павел Волошин место в воротах занял не случайно. Он пошёл по стопам отца - Василия Александровича Волошина.



Василий Волошин : Я вратарь. С детства Третьяк мой кумир. Спал и видел себя Третьяком, но так как захолустье, далеко от города, ни в какую команду, школу попасть не смог. Последний раз играл в 1977 году за "Арматурник" в Уральске в Западном Казахстане и всё.



Геннадий Шляхов : Василий Александрович Волошин самый старший по возрасту игрок в команде сочинских любителей поиграть в хоккей. Это он придумал название команде, которую "сочинской" можно назвать лишь условно.



Василий Волошин : Я называю нас "Легион 23",



Геннадий Шляхов : Двадцать три - это цифровой код Краснодарского края, к которому приписан весь сочинский автотранспорт.



Василий Волошин : Я из Алма-Аты, ребята из Челябинска, из Норильска, с Москвы, с Питера.



Геннадий Шляхов : Есть среди хоккеистов и сочинец - Владимир Татаренко. Пока что, один единственный на пятнадцать игроков коренной житель южного курорта.



Владимир Татаренко : Хоккей у меня начался еще в детском возрасте. Я ещё помню в школе, когда стояли в классах стулья с закруглёнными спинками, вот мы их воровали, распиливали пополам, делали клюшки. После этого, собственно, и начался хоккей.



Звучит песня



Геннадий Шляхов : То был сочинский хоккей на роликовых коньках и с теннисным мячом вместо шайбы. В середине семидесятых годов прошлого столетия едва ли не все мальчишки курортного города играли в хоккей на асфальтированных дворовых площадках.


Катализатором в процессе популяризации хоккея в южном городе, там, где даже снег выпадает не каждый год, стала оборонная промышленность Советского Союза. В те годы в Сочи в коробках без всякой маркировки продавали роликовые коньки с замечательной резиной и ювелирно изготовленными подшипниками. Единственный недостаток - коньки были без ботинок. Эту проблему каждый решал самостоятельно, в основном путём переговоров с родителями. Как правило, в жертву шли старые зимние ботинки.С клюшками дело обстояло проще. Мебель для транспортировки в те годы обивали деревянными досками. Так что недостатка в подручных материалах не было. Пила, рубанок, наждачка. Полчаса работы - и клюшка готова.


Увлечение хоккеем на роликовых коньках в Сочи продолжалось недолго - года три. Потом как-то незаметно пошло на спад. Быть может поэтому, профессионалы из Сочи не только в НХЛ, но и в российской хоккейной лиге не появились, хотя приобретённые навыки кое-кому пригодились. Тому же Владимиру Татаренко из Сочи. Он играл в хоккей на льду в Москве, где учился в физико-техническом институте, потом - в Киеве, где работал. Сегодня в Сочи, где родился и живёт и играет в хоккей.


Сложнее всего со спортивной формой - щитками, шлемами, клюшками. Не продают их в Сочи. Приходится заказывать в других городах России, а то и делать на месте из подручных материалов. Рассказывает вратарь Василий Волошин.



Василий Волошин : Если вратаря одеть, то это надо больше ста тысяч, чтобы одеть вратаря. Поэтому всё шили здесь в мастерских. Кто шьёт сидение - мастерская по пошиву чехлов, сидений, - я там сшил две вратарские формы. Правда, вылилось в копеечку. Для простого водителя, как я - это не по карману.



Геннадий Шляхов : Берут на катке с каждого из хоккеистов, как с обычного посетителя - сто рублей за час. Трижды в неделю в десять вечера, разбившись на две команды, сочинская сборная любителей игры в хоккей оттачивает мастерство на катке с искусственным льдом. Через две недели первая ответственная игра с командой из Туапсинского района, где нашлись такие же, как в Сочи, любители игры в хоккей.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG