Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Уолл-стрит начинает неделю на высокой ноте, - затянется ли эта нота? Как найти лучший колледж


Юрий Жигалкин: Уолл-стрит начинает неделю на высокой ноте, - затянется ли эта нота? Как найти лучший колледж? Таковы темы уик-энда рубрики «Сегодня в Америке».


Подведена ли черта бедам, обрушившимся в последние недели на глобальные финансовые рынки? В пятницу Уолл-стрит с чувством безмерного облегчения встретил известие о том, что американская Федеральная резервная система снизила кредитную ставку, под которую выдаются займы банкам. Курсы акций американских компаний взмыли впервые за неделю, эйфория успела заразить и европейские биржи.


Что ждать дальше? Мой коллега Ян Рунов задал этот вопрос профессору Мэрилендского университета Питеру Мориси.



Питер Мориси: Это был кризис доверия, который больше носит психологический характер. Паника на кредитном рынке вышла далеко за рамки системы ипотечных ссуд, выданных заёмщикам с низким уровнем кредитоспособности. Компаниям стало очень трудно получать займы на развитие бизнеса. Стало трудно получать крупные индивидуальные ипотечные кредиты - так называемые Jumbo Loans - лицам вполне кредитоспособным, заслуживающим доверия. В ответ на это рынок ценных бумаг повёл себя иррационально. Прекратилась покупка облигаций, выпущенных компаниями, то есть мало кто хотел теперь покупать даже самые надёжные долги. Меры, принятые в пятницу 17 августа Федеральным резервом, снизившим на полпроцента кредитную ставку для банков и обеспечившим этим приток денег в финансовую систему, принесли свои плоды: торги на Нью-Йоркской бирже закончились с хорошим плюсом. Теперь посмотрим, что произойдёт в понедельник и во вторник, 20 и 21 августа. Сохранится ли положительное настроение на фондовом рынке. Если рынок начнёт опять тонуть, тогда можно будет говорить о том, что мы стали свидетелями кризиса.



Ян Рунов: А если не будет тонуть?



Питер Мориси: Если не будет, паника пройдёт, американская экономика покажет пусть скромный, умеренный рост в третьем квартале и более активно пойдёт вверх в четвёртом.



Юрий Жигалкин: Таково мнение профессора Мэрилендского университета Питера Мориси. Его коллеги также призывают подождать хотя бы несколько дней, прежде чем делать выводы о состоянии здоровья финансовых рынков и глобальной экономики.


Хотя сотрудник Гуверовского института профессор экономики Михаил Бернштам видит в нынешней ситуации приметы возможных осложнений. Вот как он ответил на мой вопрос, обещает ли внезапный наплыв оптимизма на Уолл-стрит что худшее позади и будущее безоблачно?



Михаил Бернштам: К сожалению, не означает блестящего будущего. Потому что до сих пор примерно 570 миллиардов долларов заложены в ипотечных кредитах, которые могут, в общем-то, оказаться проблемными. От 200 до 500 миллиардов кредитов оказываются у держателей, которые могут оказаться неплатежеспособными и несостоятельными. Эти кредит были перепроданы банками различным финансовым учреждениям, и, как круги по воде, это разошлось по всей финансовой системе не только Америки, но и мира. И вот это такая часовая бомба на полтриллиона долларов примерно, которая все еще лежит под финансовыми учреждениями.



Юрий Жигалкин: Профессор, но ведь, казалось бы, центральные банки нейтрализовали эту проблему, предложив банкам в последние дни неограниченный дешевый кредит?



Михаил Бернштам: Почему ситуация тревожна? Вот почему. На рынке в четверг почти произошло то, что не должно было произойти и чего очень опасались. А именно, кризис начал затрагивать уже традиционную банковскую систему. Крупнейший заимодавец в ипотечном кредите «Кантри Уайт», который одновременно является обычным коммерческим банком, попросил кредитную линию на 11,5 миллиарда долларов, чтобы предупредить свою неплатежеспособность по различным ценным бумагам и срочным кредитам, которые он сам занимал. И в этой ситуации в Калифорнии начался набег уже вкладчиков на коммерческий банк этой организации «Кантри Уайт». В этой ситуации рано утром Федеральный резервный банк срочно на внеочередном собрании, до того как открылись рынки, снизил ставку рефинансирования, по которой банки одалживают кредиты у центрального банка, снизил ставку с 6,25 процента до 5,75 процента, то есть на полпроцента. Это – реакция на кризисную ситуацию.



Юрий Жигалкин: А далеко ли в такой обстановке от кризисной ситуации до кризиса?



Михаил Бернштам: Как в свое время, еще в 1954 году, очень хорошо сказал Милтон Фридман, американская финансовая система от депрессии полностью застрахована, как броней, потому что существует страхование депозитов и потому что центральный банк всегда стоит на страже: влить ликвидность, влиять наличность в банковскую систему в кризисе. Поэтому о депрессии речь не идет, о крупной рецессии речь не идет. Но речь идет о том, что кризис финансовой системы может привести к очень крупным разрушениям на финансовом рынке, которые, в свою очередь, могут вызвать небольшую, но, тем не менее, нежелательную рецессию.



Юрий Жигалкин: Сейчас, незадолго до начала нового учебного года, когда новоиспеченные студенты готовятся к занятиям, а будущие выпускники школ уже начинают подавать документы в колледжи на следующий год, самым популярным чтением среди будущих абитуриентов наверняка станет объемный список рейтингов американских колледжей, издаваемый еженедельником « U . S . News & World Report ». Эксперты журнала предоставляют абитуриентам десятки критериев, по которым они могут избрать самый подходящий для них вуз. Из списка можно узнать, например, сколько получают выпускники колледжа, сколько времени у них в среднем уходит на поиски работы, какой процент из них находит работу по специальности и, естественно, сколько будет стоить их обучение. Впрочем, многие будущие студенты не опускают глаз ниже первых двух десятков строчек – колледжей с наивысшими рейтингами. И именно это возмущает президентов десятков других вузов, заявляющих, что эти рейтинги вводят школьников и их родителей в заблуждение, что они не объективны, что дороговизна обучения не является критерием его качества.


Слово – Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: В понедельник выходит очередной ежегодный «Путеводитель по лучшим колледжам США» - специальный выпуск еженедельника « U . S . News & World Report », содержащий рейтинги всех американских вузов. Этот список публикуется почти четверть века перед началом каждого учебного года и считается одним из самых авторитетных путеводителей для желающих получить высшее образование в США. Он основан на данных ежегодных опросов, проводимых редакцией журнала в 1342 колледжах и университетах по десяткам параметров. Однако в последние годы все активнее звучат упреки в основном со стороны руководителей ряда вузов, что этот список дает не полное и даже искаженное представление о том, какие колледжи и университеты являются лучшими, а какие – лучшими из лучших.


Нынешним летом 63 гуманитарных колледжа, входящих в так называемую Аннаполисскую группу, объявили о готовности бойкотировать ту часть опроса, проводимого журналом, которая прямо не касается уровня обучения и качества студенческой жизни. Один из участников группы протеста, президент Эртемского колледжа в штате Индиана Даглас Беннетт, так объясняет мотивы этого шага.



Даглас Беннетт: Самое главное для нас в Соединенных Штатах это доступность и качество высшего образования. Этот список не привлекает, а отвлекает внимание будущего абитуриента от главного. Он не дает ясного представления о том, какое образование они получат. Он способствует созданию атмосфера ажиотажа, заставляя многих считать, что если они не поступят в один из десятки вузов, классифицируемых журналом как лучшие, то их жизни и карьере конец. Это становится безумной навязчивой мыслью для молодых людей, заставляя их не считаться даже с высокими расходами на обучение в таких вузах. Вместо того чтобы подыскать колледж, наиболее точно соответствующий его способностям и интересам, каждый остается в плену убеждения о том, что существует несколько хороших колледжей, а остальное их большинство даже не заслуживает внимания.



Аллан Давыдов: В своем обращении ко всем американским вузам члены Аннаполисской группы призвали к предоставлению составителям рейтингов только тех данных, которые соответствуют ясным общепринятым профессиональным стандартам, а не странным, по их словам, стандартам, разработанным редакцией печатного издания. Группа протеста утверждает, что список лучших вузов журнала « U . S . News & World Report » представлен в качестве высшего судьи качества колледжей, но в тоже время он затушевывает важные различия в специализации вузов, и почти не информируют о практической результативности обучения в том или ином колледже и раздувает фактор престижа в ущерб качеству учебы.



Юрий Жигалкин: Чем руководствуются американцы, выбирая колледж, насколько они обращают внимание на рейтинги журнала « U . S . News & World Report » ? Этим вопросом задался мой коллега Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Скажите, - обращаюсь я к первой собеседнице, - вы учитывали рейтинг при поступлении в колледж?



Джоан: Да, но я не выбирала по журнальному рейтингу. У меня был свой. Я знала от знакомых, что лучшая школа искусств в Нью-Йорке – это Купер-юнион.



Владимир Морозов: МОРОЗОВ. Что касается рейтинга журнала « U . S . News & World Report », то отношение к нему сложное.



Кейт: Не смотрите на рейтинг. Подскочит давление, вас охватит тревога. Люди переоценивают рейтинги вообще. Они привыкли следить за соревнованием актеров и миллиардеров – кто номер один, номер десять, номер пятнадцать.



Владимир Морозов: Но надо же иметь какую-то информацию при выборе колледжа?



Дороти: Рейтинг продукта имеет большое значение. Если покупаешь телевизор - смотришь журнал «Отчет для потребителей». Выбираешь колледж - открываешь журнал « U . S . News & World Report ». Образование - такой же товар, как, например, машина.



Владимир Морозов: Но с машиной все-таки проще. Насколько, по-вашему, достоверен рейтинг журнала?



Барбара: Колледжи сами поставляют журналу « U . S . News & World Report » всю информацию, нужную для подсчета рейтинга. Никто ее не проверяет. Это самореклама.



Владимир Морозов: Да, отчасти самореклама. Но журнал честно пытается бороться с ней и предлагает колледжам более жесткую систему отчетности.



Айрин: А разве нет другой системы оценок. Если уж все ругают рейтинг журнала « U . S . News & World Report », то надо поискать другую организацию. Более объективную.



Владимир Морозов: Такая система оценок есть. На сайте Министерства образования США - подробная информация обо всех высших учебных заведениях страны.


Свой подход вот у этой студентки.



Эби: Трудно выбрать кампус, не побывав там. Я объехала многие из них. Нью-Йоркский университет или Колумбийский такие огромные. Мне там неуютно: я родом из маленького городка. И я выбрала колледж Макалистер в штате Миннесота. Это любовь с первого взгляда. Мне там очень хорошо. Всего 1800 студентов.



Юрий Жигалкин: Репортаж вел Владимир Морозов.


Заканчивая разговор о рейтингах, невозможно обойти вниманием последний список самых богатых рэпперов, составленный журналом «Форбс». На первом месте популярный певец и исключительно удачливый предприниматель Джей Зи. В прошлом году он заработал, по подсчетам журнала, 34 миллиона долларов. Главная часть доходов – от продажи его последнего диска « Kingdom Come », не главная часть – благодаря рекламным контрактам с «Будвайзером», «Хьюлет Паккардом», «Дженерал Моторс» и его миноритарной ставке в компании владеющей баскетбольной командой «Нью-Джерси Нетс».


XS
SM
MD
LG