Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Московском Кремле завершаются длившиеся восемь месяцев археологические раскопки


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Виктор Нехезин: В Московском Кремле завершаются длившиеся восемь месяцев археологические раскопки. В культурных слоях XIII - XVII веков обнаружено более пяти тысяч предметов. Самая сенсационная находка - это берестяная грамота. Никогда прежде в Москве таких письменных источников никому разыскать не удавалось.



Лиля Пальвелева: Такие основательные и масштабные раскопки в Кремле - впервые. На так называемом Подоле, где Тайницкий сад круто спускается к кремлевской стене, сейчас вырыт котлован, на дне которого из земли выглядывают части черных бревенчатых срубов. Рядом с раскопом под тентами - коробки с находками. Есть детская глиняная погремушка, которая спустя века все еще гремит. Есть женская кожаная туфля со сложно переплетенными ремешками. Целый комплекс находок связан с местом, которое археологи называют «дом рыбака» - грузила для сетей, крючки, деревянное весло и даже глиняный горшок с изрядным количеством блестящей на солнце смолы. Около 500 лет назад ею смолили лодку.


Древние обитатели кремлевского холма - говорит директор Института археологии РАН Николай Макаров - вели жизнь благополучную и не скудную.



Николай Макаров: Важность раскопок на этой территории заключается именно в том, что мы можем реконструировать социальный облик владельцев, не имея письменных документов. Впервые установлено, что мощность культурного слоя здесь составляет 6 метров. То есть по мощности культурного слоя кремлевский Подол сопоставим с культурным слоем известных древнерусских городов, таких как Новгород, Псков, Старая Ладога. Конечно, это более молодые культурные напластования. Здесь очень слабо представлены материалы XII века, в основном это XIII , XIV , XV век. Но это тот же стратифицированный слой, который прекрасно сохраняет дерево, и поэтому мы имеем возможность проследить конструктивные особенности построек, понять, какими были дома, как они были устроены, и собрать огромное количество вещей из кожи, кости, дерева, бытовых вещей, которые исчезают, не сохраняются в сухом культурном слое.



Лиля Пальвелева: На дне раскопа откачивают воду помпы. Если бы ни влажные грунты низменного места, органика, о которой говорит Николай Макаров, не сохранилась бы. В том числе, не дошла бы до наших дней начертанная на берёсте грамота.



Николай Макаров: Она уникальна тем, что это третья московская берестяная грамота. Всего в Москве найдено только три таких документа. В Новгороде их найдено более 960, а в Москве - всего три. Причем последняя грамота - это очень большой документ, написанный чернилами. В нем сохранилось около 50 строк.



Лиля Пальвелева: Грамоту еще предстоит прочитать, но уже из тех слов, что удалось разобрать, ясно: это хозяйственный документ, возможно, чья-то опись имущества, где и кони, и слитки серебра упомянуты.


XS
SM
MD
LG