Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В московском Музее-заповеднике "Царицыно" подходят к концу реставрационные работы


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Виктор Нехезин: К дню города, который будут отмечать в Москве 1 и 2 сентября, власти планирует открыть музей-заповедник "Царицыно". Сейчас там завершается работы по реконструкции. По данным Комитета по туризму правительства Москвы, в дни празднования жители столицы смогут посетить Большой Екатерининский дворец, Кавалерские корпуса, павильоны и гроты. Приезжать в Царицыно категорически не желает вице-президент Академии художественной критики Алексей Клименко. По его словам работы, которые были проведены на территории объекта истории и культуры, "превратили музей-заповедник в муляж". "То, что происходит сейчас в Царицыно, - это преступление, под видом реставрации, памятник изуродовали и разрушили", - заявил Клименко.



Ольга Вахоничева: Реставрация в музее заповеднике Царицыно проведена грандиозная, работы до сих пор продолжаются. В них задействованы тысячи людей, в том числе и гастарбайтеры. Хотя заниматься восстановлением памятника истории и культуры федерального значения должны лицензированные специалисты. В данном случае, говорить о реставрации как о науке не приходится, считает вице-президент Академии художественной критики Алексей Клименко.



Алексей Клименко: Все работы сопровождаются бесчисленными нарушениями законодательства об охране памятников. Начнем со знаменитого кухонного корпуса, построенного Василием Ивановичем Баженовым, подлинного, цельного памятника, который в результате так называемой реставрации оказался одетым в презерватив, получил такой вот прозрачный купол, которого, естественно, никогда не было. Там такие еще сооружения для удаления дыма и прочее, которых тоже никогда не было. И вот это проблема номер один. Закон предусматривает для памятников истории и культуры только реставрацию, только работу, связанную с использованием объекта культурного наследия. В данном случае в Царицыно появились мосты кудрявые, лестницы по склонам холмов, которых никогда не было.



Ольга Вахоничева: Специалисты в области историко-культурного наследия недоумевают, как появился в Царицыно технически сложно выполненный фонтан, бьющий над прудом. Об этом и других архитектурных конфузах рассказывает Алексей Клименко.



Алексей Клименко: Екатерина Великая боялась фонтанов, ненавидела фонтаны, и поэтому фонтан и Екатерина - как-то очень странно. И вообще, один остроумный человек сказал, что после этих работ Царицыно пока именовать по-другому - Лужковым называть, поскольку это объект гордости Лужкова, и именно он лично курирует работы, и именно он настаивает на появление такого фонтана, проспектов роскошных. Там появился, например, грандиозный комплекс, так называемый "Визит-центр", которого опять-таки никогда не было. Но самое ужасное, что огромное количество объектов капитального строительства, появившееся на территории такого выдающегося памятника истории и культуры, что запрещено законом строжайшим образом, сделано в стилистике псевдоготики. То есть и трансформаторные подстанции, и весь этот центр, и ограды, и будки для полицейских-милиционеров, и так далее. Детям, которые будут приходить в Царицыно, будет очень трудно понять, что же настоящий памятник, настоящие Баженов и Козаков. Вот этот "Визит-центр" в готической стилистике или эта ограда с этими золотыми шишками и всякими гербами, курицами-мутантами?



Ольга Вахоничева: Дворец, даже будучи руиной, представлял наибольшую ценность, нежели нынешнее строение. Романтический парк в английском стиле в ходе работ превратили в подобие Версаля, чем он никогда не был, возмущается Клименко.



Алексей Клименко: Подобного рода трансформация памятника, объекта культуры в интересах населения, которое приходит сюда отдыхать, - это ведь недопустимая. Вообще, парк культуры и отдыха - вещь хорошая, но памятник природы, памятник историко-культурного и природного наследия - это совсем другое дело. Под видом реставрации, то есть воссоздания с нуля оранжерейного комплекса вырублено 3 с лишним тысячи абсолютно здоровых, прекрасных деревьев. Я видел эти пни и просто пришел в отчаяние, как, знаете, грейпфруты такие здоровые, срезанные наполовину и 200 с лишним тысяч кустарников и подлеска.



Ольга Вахоничева: Между тем, Царицынский лесопарк находится в Южном округе, в одном из самых экологически неблагополучных районов Москвы. Многочисленные пикеты москвичей, выступавших против работ в исторической части результата не принесли. Мнимые реставрационные работы уничтожили столетнюю экосистему парка и превратили шедевр архитектуры в развлекательный центр, считает депутат Московской городской Думы Сергей Митрохин.



Сергей Митрохин: Все это делается для того, чтобы во время Дня города туда был приглашен президент, другие высокопоставленные чиновники. Для того чтобы им было приятнее его отменять, вырублено огромное количество деревьев. В результате, конечно, парк изуродован. Теперь там такая чиновничья витринная показуха, прозрачные аллеи, в которых будет принять гулять чиновникам и бизнесменам. Ну, я надеюсь, что все-таки наши протесты, которые организованы московским "Яблоком" совместно с экологами и местными жителями, не прошли даром. Чиновники, конечно, получили урок, потому что многие из них достаточно нервно реагировали. Я рассчитываю на то, что все-таки впредь такие истории не будут повторяться. Если общественность будет молчать, то, конечно, все превратят в декоративные посадки.



Ольга Вахоничева: Мнение депутата о том, что исторический ансамбль павильонов и дворцов бывшей загородной резиденции императрицы Екатерины Второй восстанавливали не для народа, разделяет и искусствовед Алексей Клименко.



Алексей Клименко: Если бы Счетная палата проанализировала траты, которые были в Царицыно, я думаю, было бы найдено немало интересного. Я уже не говорю, что во дворце, в этом возрожденном дворце, где когда-то альпинисты работали, там такое количество позолоты, богатства, роскоши! У нас проблем нет в стране, чтобы тратить такие деньги на абсолютное муляжирование? Неужели не хватает одного Храма Христа Спасителя, который представляет собой такую золотую табакерку?



Ольга Вахоничева: Между тем в планах реконструкций еще один объект - царский дворец из тысячи помещений в Коломенском, от которого, не сохранились даже чертежи, остались лишь картинки. Алексей Клименко, опасается что и этот памятник истории и культуры превратят в муляж.


XS
SM
MD
LG