Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек дня - российский писатель Василий Аксенов



Андрей Шарый: Человек дня Радио Свобода 20 августа - российский писатель Василий Аксенов, который сегодня отмечает свой 75-летний юбилей.


Он родился в Казани в семье коммунистов, объявленных в 1937 году врагами народа. После ареста родителей воспитывался в детском доме, затем жил у родственников. Окончил Ленинградский медицинский институт, работал врачом. Профессиональный литератор с 1960 года. В 70-е годы его романы "Ожог" и "Остров Крым" запрещены по цензурным соображениям. Один из авторов правозащитного альманаха "Метрополь". В 1980 году лишен советского гражданства, которое возвращено ему через 10 лет. Жил в США, преподавал русскую литературу в университете Мэйсона в Вашингтоне. Среди книг Аксенова: "Скажи изюм", "В поисках грустного бэби", трилогия "Московская сага", "Вольтерьянцы и вольтерьянки".


О человеке дня Радио Свобода говорит литературный критик Наталья Иванова.



Наталья Иванова: Василий Павлович Аксенов среди моих любимых прозаиков один из самых любимых. Особенно это, конечно же, касается того, когда я первый раз его прочитала. Это был журнал "Юность" и этим журналом мы, еще школьники, потрясали сознание друг друга, передавая из рук в руки. "Звездный билет" - это вещь, которая повлияла на сознание не только поколения шестидесятников, но и на тех, которых можно назвать младшими шестидесятниками, и это вещь, которая останется навсегда в истории нашей литературы.


Аксенову удалось с самого начала найти свой стиль и свой художественный мир. После "Звездного билета" "Остров Крым" - это было такое тайное, полуподпольное чтение, которое было политической сатирой и политической утопией, политической антиутопией, которая очень сильно встряхивала мозги. Поразительно то, что на самом деле аксеновские антиутопии, утопии сбываются. А потом уже был прочитан "Ожог", а теперь уже в свободном месте, в свободной России и "Вольтерьянцы и вольтерьянки", и самая последняя его вещь "Москва-Ква-Ква", которая полна иронии, сарказма, сатиры. Можно со многим спорить, но, тем не менее, спорим же, читаем же.


Горем мы перекликались, когда он был вынужден уехать из России, счастьем был момент, когда мы поняли, что он сможет опять к нам приезжать. А я помню прекрасно, как в Луизиане датской на одной из первых встреч эмиграции в "Метрополе" первое лицо, которое я увидела, это было лицо Аксенова. И я поняла, что жизнь поменялась. Спасибо Василию Павловичу за все, и надеюсь дальше тоже жить рядом.



XS
SM
MD
LG