Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Недавние снимки российского президента с обнаженным торсом на сибирской рыбалке стали у посетителей Интернета (во всяком случае русскоязычного) на пару дней чрезвычайно популярными. Радио «Эхо Москвы» посвятило теме путинского торса целую передачу. Шутка ли: нынешний президент, похоже, – первый русский правитель, позволивший себе публично обнажиться, хотя бы наполовину. Да и за пределами России таких случаев история знает немного. (Один из самых известных – Бенито Муссолини, в 20-е годы в полуголом виде помогавший итальянским крестьянам обмолачивать хлеб под прицелом фотокамер).


Да, Путин находится в отличной для мужчины в середине шестого десятка физической форме. Но не это самое интересное в его неожиданной фотосессии. Она – символ того странного раскрепощения, которое заметно в поведении президента в, очевидно, последний год его правления. Собственно, Путин и раньше не всегда был верен своему «серьезному и положительному», но несколько закрытому, застегнутому на все пуговицы образу, который культивировался лояльными СМИ с самого начала его карьеры в Кремле. То и дело у него вырывались шуточки – от вошедшего в анналы «мочить в сортире» до совета западному журналисту сделать обрезание. Бывали и спонтанные поступки вроде поцелуя мальчика Никиты в живот. Но в последние месяцы раскрепощенность президента России, похоже, вышла на новый – политический – уровень.


Возьмем, к примеру, известную речь Путина в Мюнхене. Много ли выгод принесла она России? Внешнеполитически – скорее повредила. Для российского же избирателя вряд ли стала откровением, ведь образ «России, поднимающейся с колен» (и потому противостоящей Западу) эксплуатируется Кремлем не первый год. Зато самому Владимиру Путину эта речь принесла явное удовлетворение: наконец-то он позволил себе открыто сказать Западу, что о нем думает. Чуть позже президент высказался еще откровеннее, в слабо завуалированной форме сравнив США с «третьим рейхом». Но тут уже вышел перебор, МИД был вынужден заявить, что Путина неправильно поняли. Зато перед Украиной оправдываться не пришлось – после того, как во время визита Януковича в Москву Путин откровенно издевался над политической системой соседней страны, заявляя, что не понимает, где на Украине власть, а где оппозиция. Янукович, особенно нынешний, ведущий вполне независимую политику, – живое напоминание об украинском «проколе» Кремля в 2004 году. Так чего ж не поехидничать, пусть вопреки дипломатическим обычаям, в адрес страны, вызывающей неприятные ассоциации? Президентский «дембель» близко, сдерживаться больше не нужно.


Именно в этом и заключается причина все большей раскованности Путина. Видимо, ему всегда хотелось поиграть мускулами в прямом и переносном смысле слова. Статус уходящего президента, который, однако, остается популярным и не страдает комплексом «хромой утки», позволяет это сделать. Особенно если, как можно предположить, личное будущее Путина обеспечено – в каком качестве, узнаем через несколько месяцев. Ответ на долго мучивший Запад вопрос Who is Mr Putin ? найден: подлинный Путин – это Путин 2007 года. Путин на мюнхенской трибуне и сибирской рыбалке. Путин мускулистый и самоуверенный, агрессивный и не слишком дипломатичный. Путин, очень нравящийся самому себе.


Есть только одна закавыка: окончательный портрет государственного деятеля пишут не художники или фотографы, а история. Иногда – к концу его карьеры, иногда позднее, случается – и после смерти. И нередко этот портрет бывает похож на официальные изображения не больше, чем портрет Дориана Грея – на своего обманчиво моложавого хозяина.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG