Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Попытки российских властей цензурировать Интернет могут спровоцировать социальный взрыв


Программу ведет Виктор Нехезин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова .



Виктор Нехезин : Правоохранительными органами Перми в суд передано уголовное дело, возбужденное в отношении пользователя Интернета. Дмитрия Ширинкина обвиняют в заведомо ложном сообщении о готовящемся теракте. Это уже третий за август случай привлечения к уголовной ответственности блоггера (так называют авторов персональных сетевых журналов). Тему продолжит корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова : Сетевой дневник блоггера Дмитрия Ширинкина, известного пользователям Интернета под ником tetraox, в начале этого года был признан самым популярным в Пермском крае. Теперь о Ширинкине знает весь Рунет- это тот самый tetraox, которого будут судить за «неосторожное» высказывание размещенное в собственном блогге. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Перми Ольга Юшкова.



Ольга Юшкова : Дело в отношении Дмитрия Ширинкина прокуратура Перми возбудила в мае, когда один из сотрудников регионального ОФСБ усмотрел в тексте сообщения, размещенного пермским блоггером в сетевом дневнике, признаки такого преступления - заведомо ложные сообщения о готовящемся акте терроризма. Таким сообщением оперуполномоченным ОФСБ по Пермскому краю посчитал следующую запись в Интернет-дневнике Ширинкина (цитирую в сокращении): "Я вчера купил пистолет - старый ТТ с затертыми номерами. Коробку на 150 патронов. Патроны старые, на донышке выбит 1964 год, но сохранились хорошо. Маслята, я вас ненавижу, я ненавижу Путина, ненавижу Каспарова, ненавижу Дом-2, ненавижу метро, ненавижу российскую провинцию. Я заберу с собой 2-3 десятка душ. Я пока не решил - в какой ВУЗ города я пойду. Наверное, все-таки в Политех. Я его ненавижу". "Своими умышленными действиями Ширинкин Дмитрий совершил заведомо ложное сообщение о готовящемся массовом взрыве, поджоге и иных действиях, создающих опасность, гибели людей, причинении значительного имущественного ущерба и наступления иных существенно опасных последствий" - говорится в обвинительном заключении прокуратуры. На что Дмитрий Ширинкин возразил:



Дмитрий Ширинкин : Можно назвать его памфлетом на те события, которые произошли там за месяц до этого в Вирджинии, то есть злое облечение действительности. Естественно, когда я писал этот текст, я думал о его содержании. Он был не бессмысленным. Естественно, никаких прямых угроз этого текст не содержал.



Ольга Юшкова : История с возбуждением уголовного дела вызвала широкий резонанс среди пользователей Интернета. Мнения разделились. Кто-то считает Дмитрия Ширинкина, действительно, виновным, кто-то обвиняет прокуратуру в посягательстве на свободу слова.



Марьяна Торочешникова : Начало судебных слушаний по делу Дмитрия Ширинкина запланировано на сентябрь. В сентябре же, вероятно, за слова придется ответить и блоггеру из Сыктывкара Савве Терентьеву. За публикацию критических отзывов о сотрудниках милиции его обвиняют в возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Сыктывкаре Николай Зюзев.



Николай Зюзев : Нет, не такой славы искать герой свободы слова в виртуальном мире. Тысячи электронных писем и уголовное дело только отнимают время от его главного в жизни дела - музыки.


Интернет для Саввы - это лишь еще одно средство высказаться. Вероятно, при всем могуществе языка музыки она не может выразить всего, что на уме юного человека. Так получилось, что Савва завел блогг и время от времени сбрасывал туда свои мысли, в основном, все-таки тоже о музыке. А затем за его именем в Интернете появилось то самое, ставшее знаменитым высказывание о работниках правопорядка.



Савва Терентьев : В тексте, скажем так, была градация между милиционерами, ментами и оборотнями в погонах, которые были названы там "неверными ментами". Речь шла о том, что нужно какими-то суровыми методами от "неверных ментов" как-то избавляться. "Неверные менты" - это такие менты, которые могут стоять у меня на пороге и курить в мою дверь, например, при разговоре со мной. Это сотрудники милиции, которые могут отобрать у меня паспорт, например. Это пьяные сотрудники милиции, которые тормозят тебя на улице. Это все неверные менты.



Николай Зюзев : Как говорится, для протокола, экспертиза не подтвердила, что именно Савва оставил запись. Его пароль знали многие, как у многих был и доступ к его компьютеру. Впрочем, сам он внутренне солидарен с высказыванием, поскольку оно подтверждает его собственные наблюдения.



Савва Терентьев : Я был в таких ситуациях.



Николай Зюзев : Когда почти полгода назад началось следствие, Савва и не предполагал, что его дело получит такой резонанс и такой смысл. Ведь теперь его рассматривают, как знаковое событие, от исхода которого во многом будет зависеть содержание российского Интернета и рамки допустимого в нем. Сам Савва думает, что все получилось абсолютно случайно.



Савва Терентьев : Видимо. Николай Сечкарь, который в отделе "К" обиделся и решил, что нужно возбудить уголовное дело.



Николай Зюзев : Сегодня музыкант Савва Терентьев начинает знакомиться с обвинительным делом. По 232 статье части 1 ему грозит штраф в размере от 100 до 300 минимальных окладов, либо 1,5 года исправительных работ, либо до 2 лет заключения в колонии поселения.



Марьяна Торочешникова : Возбуждение сразу нескольких уголовных дел в отношении блоггеров дало повод правозащитникам заявить о начале кампании, направленной на установление цензуры в Интернете. Многим наблюдателям эта версия кажется весьма оправданной, учитывая то, что Россия ждет парламентских и президентских выборов. Руководитель службы блоггов компании «Суп», отвечающей за русскоязычную часть "Живого Журнала" Антон Носик эту версию не поддерживает.



Антон Носик : Можно говорить о какой-то статистической тенденции, о том, что эти дела вылезают, как грибы после дождя, что за много лет существования "Живого Журнала" таких случаев не было, а сейчас каждую неделю мы слышим о каком-то новом подобном деле - это, да. Но нет никаких оснований говорить о том, что это централизовано, что это часть какого-то большого плана, или что возбуждающие эти дела органы как-то между собой координируются и консультируются.



Марьяна Торочешникова : Антон, вообще, есть сейчас предпосылки для цензурирования Рунета, на ваш взгляд?



Антон Носик : Эти прецеденты, такие как Терентьев, Ширинкин и парень из Адыгеи, они больше работают не на цензуру, как продукт деятельности каких-то органов специальных или силовых, а на самоцензуру. То есть, глядя на подобные эпизоды, многие пользователи "Живого Журнала", естественно, задумываются о том, какие у них могут наступить последствия в силу публикаций тех или иных мыслей или взглядов в своем "Живом Журнале".



Марьяна Торочешникова : Руководитель Фонда Защиты гласности Алексей Симонов считает, что попытки российских властей цензурировать Интернет могут спровоцировать социальный взрыв.



Алексей Симонов : Цензуру в Интернете вводить, как показывает мировая практика, технически возможно. Однако хуже этого придумать уже нельзя ничего. Это свидетельство полной беспомощности государства. Интернет - это последнее прибежище свободных людей. Если и здесь закрыть свисток, через которых выходит пар свободы, то рано или поздно они дождутся взрыва. Причем, это касается в первую очередь людей профессионально ориентированных, людей грамотных, владеющих Интернетом и, соответственно, выкидывающих в пространство свои мнения вне зависимости от того, читают их или не читают. Это все равно, что попытаться запретить крик души.



Марьяна Торочешникова : По данным Международной некоммерческой организации "Репортеры без границ" Интернет-пространство наиболее жестко цензурируется властями Саудовской Аравии, Беларуси, Мьянмы, Китая, Северной Кореи, Кубы, Египта, Ирана, Узбекистана, Сирии, Туниса, Туркмения и Вьетнама. Здесь, например, блокируется доступ к сайтам оппозиционных властям организаций, или возможность пользоваться Интернетом предоставляется только чиновникам.



XS
SM
MD
LG