Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Сказка, а не аукцион». Коллекция Мстислава Ростроповича выставлена на Sotheby’s


Мстислав Ростропович (1927—2007)

Мстислав Ростропович (1927—2007)

18-го и 19-го сентября на лондонском аукционе Sotheby’s будет продаваться коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской.


Я попросил известного коллекционера, киносценариста и журналиста Александра Шлепянова рассказать, что он ожидает от будущих торгов.


— Александр Ильич, для начала два слова об этой семье, как о собирательской. О чем говорит их коллекция? Как коллекция их живописует?
— Кажется, это Достоевский сказал, что талантливый человек талантлив во всем. Вот это как раз тот случай, когда классик абсолютно прав. В этом собрании вы не найдете ни одной холодной, бездушной вещи. Видно, что Ростропович с Вишневской покупали то, во что влюблялись, что их радовало. Здесь и потрясающая живопись, и графика, и превосходный фарфор, и древнерусские эмали, и стекло — все, что угодно, и на всем лежит отпечаток безупречного вкуса собирателей.


— Насколько эта пара была заметна на художественном рынке?
— В высшей степени заметна, причем, уже, по крайней мере, лет сорок с лишним. Ростропович начал собирать еще тогда, когда сегодняшние коллекционеры-олигархи либо еще не появились на свет, либо бегали в коротких штанишках, либо только начинали осваивать высокое искусство фарцовки. Так что немудрено, что качество его собрания намного выше любого, составленного сегодня.


— Случалось ли им попадаться на подделках?
— Судя по этому аукциону, — нет. Во-первых, у них были прекрасные советники — большой знаток живописи Сергей Есаян, Джон Стюарт и Иван Самарин с Sotheby’s, Алексис фон Тизенгаузен с Christie’s. А во-вторых, они и сами накопили за годы собирательства такой опыт, что могли дать фору многим экспертам. Другое дело, что в их собрании сохранилось много вещей из раннего периода их собирательства. Как и все коллекционеры, Ростропович и Вишневская прошли все стадии собирательства — от «обстановочников», когда люди еще только вьют семейное гнездо, до тончайших знатоков и ценителей.
Обычный советский коллекционер был человеком безденежным, поэтому, чтобы купить хорошую вещь, он должен был продать несколько вещей средних. Таким образом, коллекция очищалась от вещей второстепенных, повышался ее класс. А Ростропович с Вишневской всегда прекрасно зарабатывали, им не нужно было ничего продавать. Поэтому на аукционе будет несколько вещей, обозначенных как Russian school, After Andropov, Studio of Borovikovsky — и так далее. Но это вовсе не фальшаки! Ни в коей мере! Просто на начальной стадии собирательства они иногда покупали вещи с неустановленным авторством. Да и доступа к международным аукционам с их строгим отбором у них еще не было. Но зато наряду с этим мы увидим в их собрании и абсолютные шедевры — Брюллова, Тропинина, Боровиковского, Рериха, Малявина, Гончарову, Ларионова, Александра Бенуа, Бориса Григорьева, Кустодиева, знаменитый репинский портрет Чуковского, еще более знаменитый портрет Феликса Юсупова работы Серова, уникальный фарфор императорского завода, вазы, люстры... Сказка, а не аукцион!


— Александр Ильич, а какова их репутация среди воротил и акул нынешнего антикварного бизнеса?
— Самая высокая! Я не раз видел, как на аукционах дилеры не сводили глаз с Вишневской, и, как только она начинала за что-то торговаться, пытались ее перебить. И другой показатель: несколько дней назад «Новая газета» написала: «Редакция и акционеры «Новой газеты», президент СССР Михаил Горбачев и депутат Госдумы РФ Александр Лебедев, а также их соратники в российском бизнесе обращаются к устроителям аукциона Sotheby’s с просьбой снять с торгов коллекцию М. Л. Ростроповича» — имея в виду купить всю коллекцию целиком и вернуть в Россию.


— И что вы об этом думаете?
— На первый взгляд, в этом есть резон. Подумать только, что вся эта изумительная коллекция, которая собиралась пятьдесят лет, стоит меньше, чем один симпатичный молодой хулиган с пляжа Капокабана, насобачившийся ловко гонять футбольный мяч. Так и хочется уговорить какого-нибудь очередного Ваксельберга или Абрамовича развязать мошну и увезти все в Москву. Но! При всем моем глубоком уважении к «Новой газете» и еще большем уважении к Михаилу Сергеевичу Горбачеву, я с ними согласиться не могу.
Если мы хотим быть частью европейской и мировой культуры, нам не надо продолжать политику большевиков и прятать все наши художественные сокровища в запасниках российских музеев. За последние четверть века мир существенно переменился — благодаря интернету. Сегодня люди узнают о том или ином художнике не столько на выставках или из работ искусствоведов, сколько из аукционных каталогов и телевизионных репортажей. Именно на аукционах складываются цены, определяется, как теперь любят говорить, рейтинг художника. Кроме того, я сильно подозреваю, что Галина Вишневская, как истинная собирательница, не выпустила пока что из рук главных шедевров своей коллекции. Останутся ли они в семье, или за первой распродажей последует вторая — не знаю. Посмотрим! И дождемся результатов аукциона 18-го сентября. Думаю, что они будут ошеломляющими.


XS
SM
MD
LG