Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургские экологи пропагандируют экологически дружественное или "зеленое" потребление


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская .



Александр Гостев : Петербургские экологи в последнее время стараются пропагандировать не просто экологически чистые продукты и здоровый образ жизни, но и экологически дружественное или зеленое потребление. Они призывают обращать внимание не только на чистоту и безвредность самих продуктов потребления, но и на то, какое влияние их производство оказывает на окружающую среду. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Казалось бы, все давно знают о том, что не стоит слишком увлекаться огромными зелеными огурцами, начиненными нитратами, или - по той же причине - ранними арбузами, что хорошо бы обращать внимание на маркировки пищевых красителей и консервантов, что есть стиральные порошки, от которых у многих начинают слезиться глаза и першит в горле. Есть люди, которые внимательно следят за этими вещами, есть те, которым все равно, но понятие экологически чистого продукта известно всем, в отличие от экологически дружественного потребления. И вот, оказывается, совершенно недостаточно удостовериться, что в огурце немного нитратов, и что стиральный порошок не слишком токсичен, говорит председатель общественной экологической организации "Друзья Балтики" Ольга Сенова.



Ольга Сенова : Ведь когда этот порошок производили, весь производственный процесс тоже каким-то образом влиял на природу. Может быть, порошок-то и не вредный, но пока его производили, так загадили всю природу вокруг, что нам уже, людям, в этой природе существовать небезопасно. И воду пить небезопасно, куда сливались отходы этого производства, тоже самое с картошкой и с огурцом. Может быть, огурец-то и с не очень большим количеством нитратов, но в земле их осталось так много, и они попали в воду, и в море. Море зарастает, и купаться в нем плохо. Или бумага. Мы пользуемся бумагой замечательной, чистой, не ядовитой, но какой вред целлюлозно-бумажный комбинат может и очень часто наносит окружающей среде, той же самой воде, откуда осуществляется наш водозабор. И получается, что важно не то, что этот товар, этот продукт безопасен для человека, а еще важно, чтобы при его производстве, при его потреблении, при его утилизации не носилось бы вреда природе, а значит и нам.



Татьяна Вольтская : Все это касается не только продуктов питания и бытовой химии, но и сферы услуг, говорит председатель совета "Центра экологических инициатив" Александр Федоров.



Александр Федоров : Существенно влияние на окружающую среду оказывает транспорт. Различные его виды в различной степени загрязняют окружающую среду, или же потребляют различное количество топлива на одного пассажира, вносит различный вклад в глобальное потепление. Поэтому все то, что говорится об экологическом дружественном потреблении, касается не только товаров, но и услуг.



Татьяна Вольтская : Как же обычный человек может повлиять на вредные производства, если с этой проблемой столько лет не могут сладить экологи?



Ольга Сенова : Если я буду покупать только стиральные порошки с низким содержанием фосфора (фосфор очень плохо влияет на водную среду, на наше Балтийское море, это одна из причин зарастания Финского залива), я, таким образом, сберегу Балтийское море.



Татьяна Вольтская : Но как же узнать об этом самом фосфоре? Для этого на коробке как минимум должен быть написан состав порошка.



Ольга Сенова : На наших порошках это не пишется, а должно писаться. Получается тогда, что мы своим покупательским требованием должны еще и стимулировать те фирмы, которые пишут состав товара. Вообще говоря, они должны писать. Мы должны, и мы хотели бы подтолкнуть наших законодателей, чтобы они приняли такие законы, чтобы на всех товарах, кроме потребительских качеств, допустим, безопасности, еще и писалась так информация, которая говорит о том, как они на природу действуют. Чтобы я, придя в магазин, обязательно могла понять, какие вредные вещества есть в этом продукте. Вот я не хочу есть продукты с геномодицифированными организмами. Но когда я прихожу в магазин и пытаюсь понять, какая картошка содержит ГМО, а какая - не содержит, какие сосиски, я этого не нахожу. Это безобразие! Потому что по европейским законам, это должно быть на маркировке.



Татьяна Вольтская : Российские экологи только начинают распространять свои брошюры с разъяснениями по этому поводу. На Западе уже давно разработана соответствующая маркировка, говорит Александр Федоров.



Александр Федоров : Европа сейчас впереди планеты всей. Они молодцы. Они честно говорят о тех отрицательных медицинских последствиях для людей, которые могут иметь место при потреблении продуктов.



Татьяна Вольтская : И все-таки первый шаг в нужном направлении в России уже сделан. Все хорошо понимают, что значит опасно для здоровья. Экологической маркировки в России нет, если бы она была, то умный покупатель мог бы предпочесть товары и услуги, не наносящие вред окружающей среде. Поэтому главная задача экологов - сделать так, чтобы эта маркировка, наконец, появилась.



XS
SM
MD
LG