Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бунтарское виденье мира. Памяти Исидора Изу


Исидор Изу (1925—2007). [Фото — <a href="http://www.lettrisme.org/" target=_blank>Centro Studi Lettristi</a>]

Исидор Изу (1925—2007). [Фото — <a href="http://www.lettrisme.org/" target=_blank>Centro Studi Lettristi</a>]

24 августа 1945 года в кабинет Жана Полана, главного редактора парижского издательства «Галлимар» (Les Editions Gallimard), попытался пробиться молодой человек с чемоданом в руке. Под напором неожиданного визитера секретарша сообщила, что Жана Полана нет, и тогда молодой человек, после минутного колебания, объявив, что он журналист, попросил провести его к самому Гастону Галлимару.


Едва опустившись в кресло напротив легендарного издателя, пришелец, забыв про журнализм, начал излагать свою авангардную теорию поэзии и музыки. Его выпроводили.


Визитером был двадцатилетний румынский еврей Исидор Гольдштейн (Isidore Isou; Ioan-Isidore Goldstein), прибывший в Париж накануне, после шести нелегких недель нелегального пересечения Европы.


Он родился и вырос в Ботошани (Botosani), где, а позднее в столице, и сформировался, как продолжатель и впоследствии оппонент идей дадаизма и сюрреализма. Идеалом поэта-авангардиста был для него соотечественник, один из цюрихских основателей движения Дада — Тристан Тцара. Исидиор Гольдштейн, взявший сначала псевдоним Жана-Исидиора Изу, а затем сокративший его до Исидиора Изу («Изу» — звала его мать), стал основателем нового авангардного течения — леттризма.


Lettre


В ноябре того же 45 года Исидиор Изу нашел первого единомышленника — Габриеля Померана, и в 46 году движение начало принимать форму. Как и у его предшественников, акции группы Изу начались с провокаций. Отправной точкой можно считать скандал, устроенный Изу и Помераном во время представления пьесы Тцара «Побег» в левобережном театре «Старая Голубятня»…


Вскоре первая публикация манифеста Изу «Диктатура Леттризма: тетради новой художественной власти» прояснила позицию молодого бунтовщика. Леттризм декларировал рождения нового смысла поэзии через лишения смысла самих слов, придания обновленного смысла Знаку, на первых порах — Букве, Леттр, откуда и Леттризм.


Нетрудно отыскать русских родственников Изу, поэтов зауми Крученных и Хлебникова или прозаика той же эпохи 1920-х годов — Каменского.


Творческое кредо Леттризма сводилось к «теоретической и практической систематики Буквы (Lettre) во всех сферах эстетики. Буква — основной элемент всех видов художественного творчества — визуального, звукового, пластического, архитектурного, жестуального. Леттризм это проект освобождения индивида путем распространения креативности на жизнедеятельность в целом, ее глобальную трансформацию, предполагающую отказ от разделения и специализации труда, преобразования экономического, политического, медицинского, литературно-художественного порядка».


Появление Изу на парижской артистической сцене было принято на ура. Впервые со времен футуризма, дадаизима и сюрреализма в манифесте «За новую поэзию, за новую музыку» новый бунтарь предлагал «превратить поэзии в музыку», «создать новое и целостное искусство, способное осуществить древнюю поэтическую мечту — дойти до людей поверх границ и национальных различий».


Изу и всё пребывавшие соратники, пытались создать настоящий Интернационал Леттризма. При этом Исидиор Изу, по крайней мере в кругу единомышленников, не выглядел самозванцем, а тянул свою мысль от платоновской концепции вдохновения из диалога «Ион».


Заумь и энергия


Чуть сложнее обстояло дело с цензурой. Заумь в ее французском варианте приветствовалась левобережной интеллигенцией, хотя нападки на Тцара и Бретона одновременно и порицались, и одобрялись, зато изданный на собственные деньги трактат «Изу или Механика женщины», в котором он объяснял, как он умудрился за четыре года переспать с 375-тью женщинами, был запрещен…


Бурная энергия Исидиора Изу распространялась и на живопись, и на фотографию, на скульптуру, архитектуру, но главное — на кино. В этом смысле он опередил Энди Уорхола. Он начал с десинхронизация звука и образа на пленке и дошел до перевернутых изображений, царапин и пустого экрана.


Четырехчасовой фильм под названием «Яд и Вечность» был привезен в 51 году на фестиваль в Канны. К этому времени в группу леттристов входил уже писатель и художник Ги-Эрнст Дебор, основавший через шесть лет свое движение — Ситуационизм.


Лента получила премию за «лучший авангардный фильм». Стоит добавить, что председателем жюри был Жан Кокто.


Наследие


Наследие Исидиора Изу обширно. Подчеркивание не смысла фразы, а ее мелодии, игра буквосочетаниями; почти атавистический зов назад, ко временам когда буква была первобытным звуком, т.е. криком, который предшествовал появлению слова; выявление пред-слова, пред-знака, иероглифического письма — все это легло в основу нового искусства, Метаграфики и, в какой-то мере, стало основой идей и Жиля Делёза, и Феликса Гваттари.


Ну, а довольно ранняя идея Изу, изложенная в эссе «Эстетика кино», то есть гипотеза о грядущей кончине кинематографа, превращении его в перманентный хэппенинг, в отвлеченный, чистый Жест, а Кинодиспута в самостоятельное произведение искусства --— была реализована ситуационистами.


Между 1953 и 1957 годом Изу публикует «Основания для полной трансформации Театра», «Манифест Чеканки Танца» и «Введение в эстетику Воображаемого». В 58 году «Коламбия Рекордс» выпускает первую пластинку с записями поэм леттристов.


Шестидесятый год был ознаменован создание концепции Сверх-временного Искусства. В этот же период наметились явные разногласия между Исидиором Изу и Ги Дебором — впервые Изу остро критикует Интернационал Ситуационистов, обвиняя его даже его участников в неонацизме.


Между 1963 и 1972 годами к леттристам присоединяются: Роберто Альтман, Ролан Сабатье, Алан Сати, Мишелин Ашетт, Франсуа Пуайе, Жерар-Филипп Брутан, Жан-Поль Кюртэ и Вуди Рёмер.


Движение Леттристов переживает и свои кризисы, раскалывается, пускает новые ветви (Ультралеттристы, Второй Интернационал Леттристов). В 68 году на свет появляется «Манифест Пересмотра Архитектуры», а 70 и 80 годы Изу посвящает изучению возможности революционных изменений в таких областях, как психиатрия, математика, физика и химия. В 90-х Исидиор Изу все еще верен себе и своей концепции леттризма, но он работает в одиночку, буквально в изоляции, отколовшись от бывших соратников. В последние годы он пытался по— новому понять, переосмыслить творчество Гомера, Гюго, Делакруа и Вагнера. В 1990 году был создан Новый Интернационал Леттристов, основанный на опыте прежних двух и на опыте арабской ветви Леттризма — Хуруфизма (Hurufism).


Исидиор Изу до последних дней своих сохранил бунтарское революционное виденье мира, практически — иную версию существования людей на нашей планете.


XS
SM
MD
LG