Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Столыпинская реформа: диктатура права


Граф Сергей Юльевич Витте (1849 – 1915) Председатель Совета министров Российской Империи (1905—1906). Этюд Ильи Репина

Граф Сергей Юльевич Витте (1849 – 1915) Председатель Совета министров Российской Империи (1905—1906). Этюд Ильи Репина

Для реализации плана аграрной реформы, намеченного Столыпиным, необходимо было «превратить государство Российское в государство правовое». Для этого необходимо было радикально изменить юридический статус крестьянина, сделать его самостоятельным хозяином. Помочь крестьянину стать самостоятельным должен был Крестьянский банк. О первых итогах преобразований рассказывает автор монографии «Аграрные очерки России конца XIX-XX веков» доктор исторических наук, профессор РГГУ Михаил Давыдов.


– Реформа разрабатывалась под руководством Витте и была реализована Столыпиным. Столыпин говорил, что по воле монарха отечество наше должно превратиться в правовое государство. И власть, наконец, решилась освободить крестьян из-под власти общины. Столыпин говорил, что пока крестьянин беден, пока он не обладает личной земельной собственностью, пока он находится в тисках общины, он остается рабом и никакой писаный закон не даст ему гражданской свободы. Крестьянин должен сам избрать тот способ пользования землей, который его устраивает. И закон не должен учить крестьян, не должен ему навязывать готовые решения и теории. Это, конечно, шпилька в сторону предыдущего законодательства. Потому что все вроде бы исходили из высших интересов страны, и вроде бы не хотели сохранения общинного беспредела.


– Когда началась аграрная реформа?


– Она началась указом от 9 ноября 1906 года. Он уничтожил принудительное прикрепление к общине. Но чтобы крестьянин окончательно стал свободным, было необходимо дать ему возможность закрепить за собой результаты труда и сделать его полноценным собственником. До указа 9 ноября, который начал развязывать общинный узел, был еще и указ 15 октября, который уравнял крестьян в правах с остальными сословиями.


Но чтобы обеспечить землей крестьянина, решившего выйти из общины, необходимо было распахивать целину, то есть давать новые земли. И государство на это пошло. В распоряжение Крестьянского банка были отданы огромные казенные земли, принадлежавшие императорской фамилии. Это миллионы десятин и в Сибири, и в европейской России. (Десятина - это примерно 1,1 гектара). Из Киевской губернии переселение шло не только в Сибирскую губернию, но и Пензенскую. Но все компетентные люди говорят, что крестьянину, если он переселялся не в родном районе, уже практически все равно куда отправиться. Труднее всего сняться с места. Деятельность Крестьянского банка – это одно из главных направлений реформы.


Прежде всего указ 9 ноября позволял каждому крестьянину выделить свою надельную землю из общины. Хочет этого община или нет, он уже не спрашивал. Есть у крестьянина было 50 полос, а бывало и больше ста, он мог ее «укрепить в собственность».


Всего заявлений об укреплении в собственность было подало от 2,8 миллиона крестьянских дворов, то есть 25% за годы реформы. Реально получило документы 20%. Но есть интересная динамика. Пик укрепления в собственность падает на первые годы реформы, а потом начинается снижение. И на этом весьма зыбком основании Ленин когда-то написал о провале реформы. Но дело в том, что с 1910 года не надо было больше подавать заявления, закон был так устроен, что в тех общинах, в которых не было передела земли с 1861 года, земли автоматически считались перешедшими в собственность. А документы получить как-то не торопились. Я думаю, у нас у всех есть знакомые, которые до сих пор не приватизировали квартиры, это примерно та же ситуация.


– Советская историография постоянно говорила о провале аграрной реформы. Так ли это?


– Идея провала реформы как раз идет от работ Ленина. А рассматривать надо не число «укрепленцев», что, конечно, само по себе очень важно, но главное число и площадь землеустроенных хозяйств. Потому что действительно земли много не могло быть. Хотя посмотришь на карту России, кажется какая у нас большая страна. Но ясно же, что огромная часть просто непригодна для сельского хозяйства. И правительство пошло на землеустройство, то есть реструктурирование уже существующей земельной собственности.


Если у крестьянина было 50 полос, он имел право собрать их в одно место и выйти на хутор или отруб. Именно землеустройство стало основным направлением реформы. Оно делилось на две части – личное и групповое. Личное как раз создавало хутора и отруба. Но было и групповое. В России землепользование и землевладение было юридически крайне запутано, а в ряде районов просто не было официального размежевания – границы землевладений не были определены. Поэтому прежде чем перейти к единоличному землеустройству, надо было определить границы между селениями. А площади огромные – этим и занималось групповое землеустройство.


– Какие этапы прошла реформа?


– Я считаю, что реформа делится на два этапа - 1907 - 1911 годы и 1912 - 1915 годы. Хотя второй период фактически был 1912 – 1913 годы, потому что в 1914 началась война. Критерий разделения очень простой. Указ 9 ноября 1906 года стал законом только в июне 1910 года, и на его основе было разработано новое положение о землеустройстве от 29 мая 1911 года, которое вступило в силу с 15 октября 1911 года, то есть по окончанию полевого сезона. С 1912 года началась новая жизнь. Новый закон учел пятилетний опыт реформы, значительно расширил права и обязанности землеустроительных учреждений, уточнил все действия, определил круг лиц, которые могли пользоваться законом. То есть облегчил проведение реформы. И главное усилилось внимание к юридическим аспектам. Юридическая сторона реформы стала намного жестче. Появился очень важный момент – землеустроительные комиссии получили права земельных судов.


Это было очень важно особенно в юго-западном крае. Там, наконец, стали размежевывать разноправную чересполосицу. Это сдвинуло реформу там, где она буксовала в первый период.


– Как сами крестьяне относились к реформам?


– Крестьяне относились по-разному в разных районах и в разные годы. Это один их самых интересных и сложных вопросов. Женщины, кстати, очень часто были против реформы. Им не всегда хотелось разъезжаться, например, на хутора, вместе – интереснее. Крайне важный момент – это состав землеустроительных комиссий. Реформа напрямую зависела от того насколько хорошо работали землеустроители, их помощники, члены и главы комиссий. Это же сложнейшее дело – убедить крестьянский сход. Там десятки, сотни и даже тысячи людей, ведь были села и в полторы тысячи дворов. Говорить надо было так, чтобы крестьяне тебя поняли. И такие люди были. В Самарской губернии был член комиссии фон Бир, и там было подано столько заявлений, что комиссия прекращала прием заявлений о землеустройстве, потому что не успевала. Никто не рассчитывал на такой успех реформ, ни Столыпин, ни его помощники. Не хватало землемеров. И если бы не мудрое решение устраивать краткосрочные землемерные курсы работать было бы некому. За годы реформы численность землемеров выросла официально в 11-12 раз, реально даже больше.


Стоит отметить, что уже с конца 1870-ых годов в западных губерниях России без ведома начальства началось разверстывание деревень на хутора. Пример подали латыши в деревне Загородной, после чего началась цепная реакция. Но говорили, что это не великороссийские крестьяне – это крестьяне западной губернии. Нет, оказалось, что этого же хотят и крестьяне Смоленской губернии и крестьяне центрально-черноземного района. Среди лидеров были Воронежская губерния, Саратовская губерния. То есть идея, что великорусские крестьяне устроены как-то иначе – она мистическая.


– Что позволяет реально судить о темпах реформы?


– Если мы рассмотрим данные о землеустройстве, то мы увидим, что в 1907-15 годах заявления о землеустройстве поступили от 6,2 миллиона крестьянских дворов. Это более половины всех дворов в стране вообще и свыше 70% общинных дворов. Всего за эти годы успели пройти все стадии, а стадий было четыре и процедура была непростой, 2,4 миллиона дворов, из них 64% было утверждено во втором этапе. А общая обмерянная площадь превысила 20 миллионов десятин. А всего землеустройством было охвачено порядка 375 тысяч квадратных километров - это больше, чем территория современной Германии. Все были поражены масштабом. Но большая часть заявлений о землеустройстве – почти две трети – так и не успела пройти рассмотрение.


Цикл программ о Столыпинской реформе на Радио Свобода:


Первая программа: Диктатура крестьянской общины.


Третья программа: Диктатура слова.


Четвертая программа: Значение и результаты.


XS
SM
MD
LG