Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заявления российского генпрокурора Юрия Чайки об аресте убийц Анны Политковской были сделаны накануне ее дня рождения. Первым их услышал Владимир Путин и группа специально приглашенных в Кремль журналистов. Они и рассказали всем остальным о том, что заказчики преступления находятся за границей. Прозвучало это как прямой намек на Бориса Березовского. Ключевые слова - «заказчик живет вне пределов РФ» и «Политковская с ним была знакома и встречалась» - показали и повторили по несколько раз все выпуски новостей, но количество в качество не переросло, и многократные повторы не придали намекам-обвинениям большей достоверности.


В сущности, ничего нового генпрокурор Чайка не сказал. Путин первым намекал на причастность Березовского к убийству Политковской, теперь те же намеки стали совсем прозрачными, хотя до прямых обвинений дело пока не дошло.


Чайка поблагодарил коллег Политковской из «Новой газеты» за сотрудничество. Шеф-редактор «Новой» Сергей Соколов совсем неблагодарно ответил, что «это только первый этап, дальше следствию предстоит долгая работа: доказательство вины задержанных, не исключены ошибки, могут появиться новые фигуранты». Сенсации не случилось, в октябре прошлого года, после убийства Политковской, Путин по своему обыкновению сначала ничего не говорил, а потом объявил, что за преступлением стоят враги Кремля, имеющие целью подорвать престиж России.


Престиж России, по убеждению Кремля, подрывала сама Политковская, за несколько дней до своей смерти объявившая, что планирует выступить в качестве свидетеля по делу о причастности нынешнего президента Чечни Рамзана Кадырова к пыткам и похищениям людей в Чечне. Место Кадырову, считала журналистка «Новой газеты», на скамье подсудимых. Нынешние выводы генеральной прокуратуры чеченское руководство из-под удара выводят. Странно, но никого почему-то не удивило, что среди арестованных есть бывшие и действующие сотрудники российских спецслужб. А заявление Чайки прямо свидетельствует о том, что эти самые сотрудники находятся в подчинении у находящегося за рубежом врага России и выполняют его приказы. На кого намекнул генеральный прокурор – на лондонского сидельца Березовского или на бывшего совладельца ЮКОСа Леонида Невзлина, живущего в Израиле, не так уж и важно. А заявления о связи убийства Политковской с делами главного редактора русского “ Forbes ” Пола Хлебникова и банкира Андрея Козлова звучали уже как явный перебор и, кстати, заметного интереса не вызвали.


Когда расследование убийства Ани только начиналось, следователи допрашивали, кажется, всех ее знакомых. Мне тоже пришлось отвечать на их вопросы, в том числе и о последней встрече. Я сказал, что она была в день рождения Андрея Сахарова в сквере у его музея.


- Что это за музей такой? - спросил меня следователь.


- Вы не знаете, кто такой академик Сахаров? - наивно поинтересовался я.


- А, этот,- невнятно пробормотал сотрудник прокуратуры.


В этот момент у меня возникли сильные сомнения в его компетенции.


Дело об убийстве Дмитрия Холодова развалилось в суде. Убийц Сергея Юшенкова осудили, но выводы суда не убедили его друзей. Убийства Александра Меня и Влада Листьева так и остались нераскрытыми. Много вопросов оставило дело Галины Старовойтовой. Суд над арестованными по делу Ани Политковской, по всей видимости, начнется в годовщину ее смерти. Арестовал их, кстати, Басманный суд, обогативший русский язык словосочетанием «басманное правосудие».


Я очень хочу, чтобы убийцы Ани были осуждены.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG