Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургский журналист и политолог Дмитрий Травин считает дело Михаила Гуцериева проявлением кампании по освобождению бизнес-пространства в России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие журналист Дмитрий Травин.



Андрей Шарый: Петербургский журналист и политолог, обозреватель газеты "Дело" Дмитрий Травин считает дело Михаила Гуцериева проявлением кампании по освобождению бизнес-пространства, которую в последние годы проводит Кремль. Травин проводит параллели между преследованием Гуцериева и недавним арестом в Петербурге влиятельного предпринимателя с подмоченной репутацией Владимира Барсукова (Кумарина).



Дмитрий Травин: Я бы добавил к этим двум примерам еще один пример, наш петербургский, - это активность Генеральной прокуратуры на прошлой неделе по задержанию Кумарина-Барсукова, который считается крупнейшим авторитетом города, лидером так называемой тамбовской организованной преступной группировки. Происходящее с Гуцериевым и происходящее с Кумариным-Барсуковым имеет под собой не политическую, а экономическую подоплеку. Со времен дела Ходорковского Генеральная прокуратура активно использует свои наезды для того, чтобы расчистить бизнес-пространство в пользу определенных заинтересованных сил. Известно, что Гуцериев продает или продал свой бизнес Олегу Дерипаске, самому влиятельному сегодня бизнесмену в стране. В истории с Кумариным-Барсуковым все пока не очень ясно, что там произойдет, будет ли полностью расчищено деловое пространство и под кого оно расчищается. Но у меня такое ощущение, что это все в том же ключе делается.



Андрей Шарый: Это делается неслучайно именно сейчас или просто так сложились обстоятельства? Или это как-то связано с политической кампанией, предвыборной?



Дмитрий Травин: Мне кажется, что уже четыре года, с начала дела Ходорковского, фактически такого рода процессы идут. Они всюду идут по-разному, где-то достигается полюбовная договоренность о том, чтобы бизнес так или иначе был трансформирован (скажем, известная история с продажей "Сибнефти" Абрамовичем "Газпрому"), либо в некоторых случаях не достигается полюбовное соглашение. Либо, когда существуют такие фигуры, как Гуцериев и Кумарин-Барсуков, только ленивый не называет их авторитетами, и там действия прокуратуры оказываются более энергичными, поскольку там просто есть где копать. И, соответственно, их имущество может на более выгодных условиях потом переходить к тем, кто его пытается забрать. Как только был дан сигнал о том, что забирать можно, в том числе с помощью Генпрокуратуры, забирают очень активно по всей стране, без особых перерывов. В различных регионах страны существуют тысячи аналогичных малых дел, просто из-за их малости мы их не замечаем.



Андрей Шарый: А вы знаете, кто отдает такие приказы?



Дмитрий Травин: Я не думаю, что здесь можно однозначно сказать, кто отдает. Понятно, что когда речь шла о крупнейшем бизнесмене страны Ходорковском, вопрос не мог не решаться на самом что ни на есть высочайшем уровне страны. Но мне известны другие случаи. Мне известно, когда одна из наших силовых организаций (не буду уж называть какая) у нас в Петербурге "наехала" на бизнесмена средней руки. Тут умный парень не испугался, понял, что, скорее всего, это их частная инициатива, и нашел более крутых ребят, которые за него заступились. И он не потерял свой бизнес. Правда, естественно, и силовики не были наказаны, просто они отошли в сторонку. Как только в октябре 2003 года был дан знак, что забирать можно, так сразу же этим занялись тысячи людей по всей стране, если только эти люди имеют хоть какую-то силу, хоть какую-то возможность "наезда". А в каком случае это прикрывается высочайшей персоной, а в каком случае имеет место чистый блеф и вообще никто это не прикрывает, кроме какого-нибудь там майора, этого мы знать не можем, это все в борьбе будет определяться.



Андрей Шарый: Кажется, есть такая политическая или политико-экономическая, как угодно, предвыборная красная тряпка - это борьба с олигархическим капитализмом. Такое впечатление, что идет планомерное выжигание оставшихся островков, в том числе и тех островков, которые находятся на Британских островах. Скажем, преследование Березовского, на ваш взгляд, это как-то связано с общей такой идеологизированной кампанией, как вы думаете?



Дмитрий Травин: Преследование Березовского - это чистой воды политика. Все-таки здесь больше даже не политических, а идеологических моментов, стремления как-то сплотить обществу перед лицом злобного и коварного врага, который из туманного Альбиона чего-то там нам грозит. Нынешний политический цикл - это разборки исключительно внутри Кремля, и разборки подковерные, потому что сделать их публичными невозможно. Во всяком случае, пока я не знаю ни одного хоть малейшего примера попытки сделать их публичными. И грызутся между собой они там в Кремле страшно.


XS
SM
MD
LG